Биркхойзер-Оэри С. Мать как судьба

Архетипы коллективного бессознательного - это не теоретические конструкты, а судьбоносная жизненная реальность. Многие люди не могут этого понять, потому что отождествляют себя со своими бессознательными импульсами. Они считают, что живут своей собственной жизнью, не осознавая, что по большей степени являются лишь посредниками, через которых осуществляется жизнь природы. С точки зрения психологии, их поступки в основном являются результатом автономной психической деятельности, с точки зрения религии - это деяния Бога или дьявола. Как правило, людей не интересуют все те мощные внутренние силы, которые формируют их личность. Но только при наличии такого интереса они смогут почувствовать реальность архетипов.

Например, в какой-то период жизни человек может чем-то заинтересоваться; потом этот интерес постепенно пропадает. Человек не понимает, как это происходит. Ему просто не хватает энергии, чтобы поддерживать этот интерес. Разумеется, у него всегда имеется удобное и правдоподобное объяснение всему этому. Человеку не приходит в голову подумать о том, что в какой-то части его психики, не связанной с сознанием, сначала возник острый интерес, но затем возникло другое влечение, загасившее этот первоначальный интерес.

Только первобытные люди, которые верят в демонов, способны к такому мышлению. Мы уже больше не верим в демонов, хотя это могло бы как-то помочь, ибо не сам человек возбудил свою страсть и не сам ее подавил. С одной стороны, мы должны согласиться, что он не делал этого сознательно, но, с другой стороны, даже с нашим обостренным чувством внешней реальности мы не можем обнаружить там никаких демонов. Остается предположить, что на человека влияет что-то бессознательное: он следует определенным установкам, так как у него нет никакого выбора. В этом можно убедиться, попробовав прервать самоидентифицикацию со своими бессознательными импульсами.

Если бы мы стали исследовать сновидения человека, рассматриваемого нами в качестве примера, то, вероятно, обнаружили следы деятельности темной женской фигуры, а именно - Земной Матери, вечного врага духовности; именно она, принимая образ злой колдуньи, часто заставляет главного сказочного героя погрузиться в глубокий сон. Если человек, оказавшийся ее жертвой, прекратит обращать внимание на происходящее, может быть, ему удастся совладать с собой и сохранить душевное равновесие. Он по-прежнему будет казаться себе психически цельным человеком, действующим по собственной воле и по собственному разумению. Но если человек ничего не знает о тех силах, которые в действительности определяют его хорошие и плохие поступки, то это совсем не означает, что таких сил нет.

Напротив, их воздействие будет намного сильнее, если они остаются неопознанными. Эти созидающие и разрушительные силы присутствуют в жизни каждого человека. Пока их воздействие не слишком велико, они могут оставаться незамеченными, но следует отметить, что многие люди не обращают на них внимания даже тогда, когда они начинают угрожать их жизни, ибо людям не хватает мужества принять тот факт, что эти силы им неподконтрольны. Именно поэтому многие люди имеют только теоретическое представление об архетипах и не могут их ощутить или прочувствовать.

Французы, похоже, верят, что могут даже создавать свои сны, ибо говорят: "J'ai fait un r?ve" 1). В Америке есть люди, которые верят, что силой воли они могут повлиять на свои сны. Таким образом, наши ошибочные убеждения в превосходстве Эго распространяются даже на нашу жизнь во сне. Пока человек не избавится от этой наивной установки, архетипическая реальность останется для него загадкой.

Юнг прилагал много усилий, чтобы помочь современному человеку избавиться от предрассудков, мешающих ему открыться для переживания надличностных феноменов, так как понимал, что вопрос осознания для нашего современника - это вопрос жизни и смерти. Этого можно добиться, переводя в сознание психическое содержание сновидений и фантазий, которые рождаются отчасти на уровне индивидуальной психики, а отчасти на более глубоких архетипических уровнях. Архетипическими называются автономные, независимые от Эго процессы, протекающие внутри психики со скрытой закономерностью; эти процессы гораздо сильнее нас. До тех пор пока в нашу жизнь не вторгнется созидательный или разрушительный архетип, мы не сможем осознать влияние первообраза. И только впоследствии мы сможем понять, что сила психического отличается от силы Эго.

Среди архетипов бессознательного особая роль принадлежит архетипу матери, тесно связанному с предопределенностью человеческой судьбы; именно поэтому мифологические образы судьбы обычно являются женскими, а часто - материнскими. В древней Греции считалось, что судьбу каждого человека определяют три Мойры. У Гесиода есть подробное описание этих богинь, плетущих нити судьбы. Первая - Клото, "прядущая", вторая - Лахесис, "отмеряющая жребий" и третья - Атропос - "неизбежность или неотвратимость". Последняя богиня ножницами перерезает нити человеческой судьбы. Первая богиня - доброжелательная мать, которая дарит жизнь; вторая богиня дает человеку определенные возможности в жизни; а третья олицетворяет неизбежность, священный ужас, так как именно она показывает человеку, что все имеет свое начало и свой конец. Иногда человек может избежать своей судьбы, но за это он платит утратой целостности. С другой стороны, если человек осознанно принимает свою судьбу, то он приходит к самому себе.

Фактически, три эти богини - три разных аспекта единого материнского архетипа. То, что называется нитями судьбы в человеческой жизни, - это одна общая судьба, одна нить, которую прядет мать, единое целое. В своем эссе, посвященном архетипу матери, Юнг пишет: "Эта структура есть некая данность, некая предрасположенность, которая присутствует в каждом конкретном случае. И этой структурой является мать, первооснова - форма, в которой расплавляется и накапливается опыт" 3).

Как и в мифологии, в народных преданиях судьбоносная черта материнского образа чаще всего предстает в образе пряхи, поэтому мы скажем несколько слов о психологическом смысле прядения и образа женщины-пряхи. Как правило, сказочная пряха - это пожилая женщина, которая в значительной мере воплощает фигуру Великой Матери. В реальной жизни пряхи - в основном женщины; кроме того, эта деятельность символизирует типичный фемининный стиль поведения. У мужчины - это анима, которая часто ведет себя в соответствии с этим стилем, тогда как у женщины - это проявление определенных аспектов самости и Тени. Прядение символизирует психическую деятельность, которая происходит в бессознательном, точнее говоря, это и есть деятельность бессознательного.

Прядение - это соединение множества отдельных фрагментов в одно непрерывное целое; нечто подобное происходит, когда отдельные образы связываются в фантазию. Благодаря ассоциативному процессу эти связи постепенно усиливаются. Чем глубже и сильнее фантазия, тем в большей степени она предопределяется архетипами и становится неотвратимее, в особенности если процесс фантазирования протекает бессознательно. Поэтому образ женщины-пряхи часто считается символом неминуемой судьбы.

Именно в сновидениях мы скорее всего можем почувствовать результаты деятельности Великой Матери, прядущей свои фантазии. За нитью, которую она спряла, можно следовать. Именно Юнг первым открыл целенаправленную деятельность бессознательного 4). В народных преданиях она часто принимает форму клубка пряжи или нитей. Этот образ непосредственно связан с прядением, так как нить тоже создана матерью. Это хорошо видно, например, в сказке братьев Гримм "Шесть лебедей": король не может найти путь через лес к замку, в котором спрятаны его дети. Тогда мудрая женщина (материнская фигура) дает ему клубок пряжи, обладающий волшебной силой. Если бросить его перед собой, клубок, разматываясь, покатится вперед и нить укажет правильный путь. Следуя за клубком, он находит правильную дорогу.

Размышляя о сновидении и его интерпретации, мы как бы следуем за указывающей нам путь нитью, которую спряло бессознательное. В таких случаях мы часто чувствуем мудрую, направляющую силу сновидения. Такое же ощущение возникает при интерпретации сказочных историй, ибо они - тоже продукты прядения Великой Матери. В конечном счете это продукты бессознательного, а не человеческого Эго.

Наше детское восприятие женщины, прядущей нити судьбы, неразрывно связано с родной матерью. И только значительно позже его начинают считать предсознательным и предопределяющим бессознательным, которое сравнимо с ощущением сверхъестественной, быть может, даже божественной силы или божественного фемининного начала 5).

В каком-то смысле мать стремится превзойти Великую Пряху, прежде всего благодаря позитивным фантазиям о своем ребенке, направленным на то, чтобы поддержать его и помочь ему стать самим собой. Почти у каждой детской колыбели сидит женщина, которая прядет нить судьбы. Мать хочет оплести своего ребенка невидимой нитью и обеспечить ему плавный переход во взрослую жизни. Власть, которой обладает мать над психикой своего ребенка, в значительной степени зависит от ее надежд и желаний, ибо если их нет или они негативны, ребенок лишь с большим трудом сможет найти свой путь. И впоследствии, если человеку приходится развивать какую-то инфантильную часть своей личности или создавать нечто новое, часто это получается именно потому, что окружающие верят в такую возможность. Женщины помогают мужчинам достигать цели прежде всего тем, что вселяют в них веру в успех. Действительно, у человека почти нет шансов добиться успеха без того, чтобы хотя бы кто-то не верил в его силы.

В известной сказке о Спящей Красавице есть старая пряха, которая заранее знает все, что случится с девушкой. То, что с ней произойдет под воздействием темной фемининной фигуры, когда ей исполнится пятнадцать лет (она уколется о веретено), предсказано с самого ее рождения и станет ее судьбой. Она может только следовать этой судьбе, которая в конечном счете приведет ее к освобождению. Но речь идет о том, что темная часть богини может сохранять свое влияние, пока судьба не распорядится иначе.

Тринадцать волшебниц, которые определяют судьбу Спящей Красавицы, по сути, являются одной-единственной волшебницей, обладающей материнской сущностью, совершающей добрые дела, а затем в один момент уничтожающей все ценное, что она создала, только затем, чтобы в очередной раз усмирить свою разрушительную силу. В сказке "Спящая Красавица" эта волшебница, будучи богиней судьбы, непосредственно связана со временем и бесконечностью, тогда как Спящая Красавица и Белоснежка являются воплощением богини-девственницы Коры. Сказка о Спящей Красавице пронизана верой в судьбу, типичной для древнего мира; в наше время эту веру компенсирует рациональная убежденность в превосходстве силы воли.

Говоря об отношениях ребенка с его родной матерью, следует отметить, что благодаря процессу идентификации воображение матери оказывает определенное влияние на ребенка. Пока ребенок мал, это влияние естественно и в основном позитивно. Оно становится опасным, когда по мере взросления ребенок отделяется от матери. В это время мать не должна безропотно следовать за своими материнскими инстинктами; она должна ощутить содержащуюся в ней энергию, и это осознание автоматически приведет ее к определенному отделению от ребенка. Иными словами, ей следует освободить свои материнские чувства от их естественного состояния, иначе их влияние станет для нее пагубным.

Женщины, которые не сумели подобным образом трансформировать свой материнский инстинкт, часто становятся пряхами, плетущими интриги и заговоры. Плетение интриг - процесс, как правило, бессознательный, но деструктивное мышление, цель которого состоит в непременном исполнении желаний, может иметь весьма пагубные последствия. Особую опасность представляют злые намерения, которые никогда не высказываются вслух и даже никогда не доходят до сознания. Поскольку сознание обычно остается в стороне, женщина не ощущает ответственности за свои действия. Ей кажется, что она налагает заклятие, но, конечно, сама она также живет под заклятием; иначе говоря, что-то в ней самой нуждается в высвобождении. Под воздействием такого волшебства оказывается много молодых людей; здесь мы видим работу негативного материнского анимуса.

В таких случаях материнское веретено содержит яд, как в сказке "Спящая Красавица". Сама Спящая Красавица совсем не думала о злых пожеланиях, произнесенных оскорбленной тринадцатой волшебницей во время своих крестин. Она неосторожно укололась о ядовитое веретено, и действие яда погрузило ее в долгий и крепкий сон, как ей и было предсказано. Злобное предсказание исполнилось после легкого укола веретена, т. е. роковое воздействие происходит через бессознательную фантазию.

Золотоволосый юноша

Эта история об умении пряхи предопределять судьбу, о ее способности к пророчеству. Это не народное предание, а сказка, написанная в XIX в. Юлиусом Кернером 6). Как в любом подлинном произведении искусства, здесь отразилась не только личность писателя, но и коллективная тема. Образ женщины-пряхи - это и образ материнской анимы Кернера, и анимы большого числа его современников; к тому же он частично отражает особенности женской психики. Косвенным свидетельством архетипической глубины этих образов служит то, что они получили воплощение в нескольких томах народных сказок.

Краткое содержание

У Золотоволосого юноши, крестьянского сына, были волосы из чистого золота. Однажды он вместе с пятью своими братьями заблудился в лесу. Когда стемнело и взошла луна, они увидели волшебницу, сидевшую за прялкой. У нее был яркий, луноподобный облик, хрустальное веретено, а вместо пряжи - сверкавший в темноте тонкий луч света. Она пела такую песенку: "Белый зяблик и золотая роза, а там - и королевская корона с морского дна…" Потом она исчезла.

В этой песенке женщины-пряхи предсказаны необычайные события, которые приключились с нашим героем. Он продолжал блуждать по лесу, пока не повстречал ловца птиц, который взял его к себе подручным. Сначала мальчик поймал белого зяблика, но за это хозяин прогнал его прочь, так как решил, что тот связан с дьяволом.

Мальчик продолжал свой путь, пока не встретил садовника, который взял его к себе в услужение. Но случилось то же самое. Его новый хозяин послал его в лес выкопать куст дикой розы. Но по воле судьбы слова той песенки снова стали явью: в лесу он нашел куст, на котором цвели золотые розы.

И опять разгневанный хозяин прогнал его прочь. После долгих скитаний мальчик оказался на берегу моря. Он пошел вдоль морского берега и увидел рыбаков, сидевших в лодке. Сто лет тому назад король уронил в море корону и пообещал отдать ее тому, кто достанет ее с морского дна. Золотоволосый юноша забросил свою сеть в море и, вытащив ее, увидел в сети корону. Он надел ее себе на голову, и таким образом сбылась третья часть предсказания пряхи: он достал "королевскую корону с морского дна".

Пряха в данной сказке - это светлый образ, она прядет светлые нити благосклонной судьбы. Хотя судьба дважды была жестока к Золотоволосому юноше, на третий раз она оказалась к нему благосклонна.

Несомненно, в сказке есть важное указание на то, что материнское бессознательное, воплощенное в образе женщины-пряхи, может быть пророческим и предопределять судьбу человека, в особенности необычные события его жизни. Чем чаще человек сталкивается с продуктами деятельности бессознательного, например, со сновидениями, тем скорее он признает их реальность. Прежде всего это относится к сновидениям раннего детства или к первым сновидениям в начале анализа или какого-то другого процесса внутреннего развития. В снах часто можно найти указание на то, что случится с человеком в будущем. Детские сновидения могут даже предсказать последующую жизнь человека, как слова песенки из нашей сказки.

Это одна из сверхъестественных черт образа пряхи. Иногда мы начинаем ощущать, что земля уходит у нас из-под ног при одной только мысли о том, что все, что с нами случится, уже предопределено заранее. Есть люди, которые становятся невротиками или фаталистами, открыв в себе способность бессознательно предсказывать будущее, хотя ранее обладали не менее невротической убежденностью в исключительной силе своей воли. Видимо, пророческая природа бессознательного связана с его относительной независимостью от времени; нить судьбы, которую спряла женщина, нельзя отделить от времени, но она сама -образ архетипический, т. е. вневременной.

Сказки наподобие "Золотоволосого юноши" должны появляться на свет, чтобы в какой-то степени компенсировать сформировавшуюся установку сознания, которая игнорирует возможность бессознательного предсказывать будущее и убеждает человека в том, что стоит ему захотеть, и он чего-то добьется или, наоборот, ему удастся этого избежать. Это не религиозная установка, ибо она не признает никакой силы, кроме силы Эго.

В сказке делается особый акцент на перипетиях судьбы героя. Так как сказочный герой - фигура архетипическая, он находится в каждом из нас и воплощает ту часть личности, которая добивается определенных ценностей или открывает их для себя. Архетипческое содержание, в частности, архетип героя - это самое глубинное содержание психики, что полностью исключает любые случайные повороты судьбы. Внутренний герой не может избежать своей судьбы, даже если она сулит ему беду. Благодаря золотым волосам он похож на солнце; он рожден быть королем, символизирующим высшее духовное начало, которому просто так нельзя помешать занять предназначенное ему место.

В образах ловца птиц и садовника воплощаются прямолинейные и примитивные наклонности психики, препятствующие раскрытию глубинной ценности. Эти образы относятся к коллективному сознанию, общественному мнению, которое сводит любое поведение к нормам и правилам и отвергает все необычное. Но нити судьбы юноши уже давно сплетены пряхой, т. е. в глубине бессознательного человек несвободен. Там его судьба уже предопределена. По сути, пряха и Золотоволосый юноша - составляющие единого целого; она - серебряная луна, а он - золотое солнце. Она - первичная форма, он - ее содержание, центр мандалы, новый король или доминирующая установка сознания.

Когда мы идентифицируем себя с нашим эго-сознанием, у нас создается иллюзия свободы. Мы считаем, что в какой-то степени можем делать то, что нам нравится. Но, постепенно начиная понимать бессознательное, мы видим, что клубок пряжи уже покатился, и нам приходится решать: то ли мы шли вперед добровольно, то ли нас приходилось тащить. Fate volentum ducunt, trahunt nolentem 2).

Пряха предопределяет судьбу Золотоволосого юноши, отчасти это психологический и парапсихологический феномен, а отчасти - универсальное эмоциональное переживание, которое может возникнуть в любом возрасте. Как правило, такое ощущение появляется у нас тогда, когда происходит нечто очень важное. Внезапно мы осознаем: все, что произошло, не было случайностью; течение событий развивалось, словно по заранее написанному сценарию, и все это не могло не случиться (вспомним образ второй Мойры, которая на свитках пишет человеческие судьбы).

Во всех религиозных учениях говорится и о предопределенности человеческой судьбы, и о наличии у человека свободной воли. Наверно, хотя это может казаться парадоксальным, истинно и то, и другое. Во всяком случае, с точки зрения психологии, человеку нужно быть открытым для любой возможности.

Все важные события, происходящие в нашей жизни, имеют скрытый смысл, выходящий за рамки сознания. Именно поэтому в нашей сказке слова пряхи имеют символическое значение; образы ее песенки не только предсказывают внешние события, но и предопределяют три стадии внутреннего развития.

Белый зяблик символизирует интуитивное предвидение того, что случится; он воплощает состояние, в котором все важные вещи постигаются только интуитивно. Иногда нам встречаются люди с очень развитой интуицией, но если их попросить объяснить свое предсказание, они упорхнут, как птички. Золотая роза указывает на переживание анимы, на эмоциональное осознание человеком того, что ему предназначено судьбой. Королевская корона с морского дна - это интуитивно предсказанное и эмоционально ощущаемое откровение. Корону поднимают на дневной свет с морского дна бессознательного. Видимо, женщина-пряха обо всем этом знала, когда пела мальчику свою песню, предвещающую его жизненный путь и его внутренние преобразования.

Осознание предопределяющей и пророческой природы бессознательного, воплощенного в образе пряхи, не должно привести к негативной фатальной установке. Эта сказка не указывает человеку такого пути. Хотя Золотоволосый юноша обладает чертами персонифицированной самости, он в то же самое время олицетворяет и соответствующую установку Эго к фактору, который определяет будущее. Хотя главный герой сказки не очень активен, он не расстраивается из-за того, что с ним происходит, и продолжает свой поиск, пока не достигает указанной пряхой цели.

Это соответствует психологическому ощущению, что бессознательное принимает участие в процессе создания нового центра личности, не разрушая и даже не замещая Эго, которое перестает играть главную роль с момента признания бессознательного. Но Юнг всегда повторял, что одно бессознательное не может осуществить процесс индивидуации; развитие этого процесса зависит от его взаимодействия с сознанием. Для его осуществления требуется сильное Эго. Поэтому при создании такого сказочного персонажа, как Золотоволосый юноша, бессознательное было также встроено в соответствующую установку, необходимую для переживания самости - подобно тому, как настоящая мать помогает своим детям стать от нее независимыми.

В двух последующих сказках мы рассмотрим другие типы пряхи.

Русалка из пруда

Есть несколько сказок, в которых добрая пожилая женщина дает юной девушке прялку, помогающую ей освободить принца от злых чар или вступить с ним в брак. Это значит, что материнская фигура, которая стоит за анимой, превращает ее в пряху. Таков, например, мотив, следующей сказки.

Краткое содержание

Жил-был охотник. Однажды он встретил выходящую из воды русалку, которая пообещала сделать его богатым, если он отдаст ей сына. Тот пообещал это сделать и не выполнил своего обещания. Тогда русалка, выждав момент, когда охотник приблизится к пруду, обвила его руками и быстро увлекла его за собой в глубину пруда.

Жена испугалась и пошла разыскивать охотника. Так как он ей рассказал, что ему надо опасаться преследований русалки, она сразу почувствовала, что произошло. Бедная женщина не покидала пруда. Наконец, силы у нее иссякли, она упала на траву и крепко уснула. Ей приснился вещий сон, в котором ей повстречалась добрая старушка. Проснувшись, она стала делать все, как предсказывал сон, и действительно повстречала добрую старую женщину, которой она рассказала, что с ней случилось.

- Успокойся, - сказала старушка, - я тебе помогу. Возьми этот золотой гребень. Подожди, пока взойдет полная луна, а потому ступай к пруду, сядь на берегу и расчеши свои длинные черные волосы этим гребнем. Сделав это, положи его на берегу и посмотри, что случится.

Женщина сделала все так, как сказала старушка. И вдруг поднялась волна, подкатилась к берегу и унесла с собой гребень. Вдруг расступилась водная гладь и поднялась оттуда голова охотника. Он не вымолвил ни слова, только посмотрел на жену грустным взором. В этот миг поднялась вторая волна и укрыла голову мужа.

На другое утро женщина рассказала про свое горе вещей старухе. Дала ей старуха золотую флейту и сказала:

- Когда наступит полнолунье, возьми эту флейту, сядь на берегу и сыграй красивую песню, а когда окончишь, положи ее на песок и посмотри, что будет.

Женщина сделала так, как велела старуха. Только положила она флейту на песок, поднялась волна, подкатилась и утащила за собой флейту. Вскоре вода расступилась, и показалась оттуда голова и половина туловища мужа. Он протянул к ней руки, но в этот миг поднялась другая волна и снова увлекла его за собой.

В третий раз пришла она к старухе, и та дала ей золотую прялку, утешила ее и сказала:

- Подожди, пока взойдет полная луна, тогда возьми прялку, сядь на берегу и напряди полный моток пряжи, а когда окончишь, поставь прялку у самой воды, и увидишь, что случится.

Женщина так и сделала. Она принесла на берег золотую прялку и пряла до тех пор, пока не получился полный моток пряжи. И только оказалась прялка на берегу, как подкатила сильная волна и унесла с собой прялку. И тотчас вместе с волной поднялась вверх голова, а потом и все тело мужа. Он быстро выскочил на берег, схватил за руку свою жену и побежал с ней. Русалка пыталась их догнать, но не смогла. И стали они жить долго и счастливо.

Интерпретируя эту сказку с точки зрения мужской психологии, можно предположить, что образ охотника символизирует мужское сознание, а образ его жены - его аниму, которая вызволяет его из плена русалки с помощью предметов, которые дала ей маленькая добрая старушка.

Вода, символизирующая бессознательное, возбуждается, или активизируется при прядении нитей воображения и возвращает из своих глубин охотника. Жена освобождает его от власти темного материнского имаго - русалки. В данном случае в образе русалки воплощается фигура злой матери, или анимы, которая увлекает охотника в глубину, тогда как образ пожилой женщины воплощает позитивную сторону материнского начала. Великая Мать дает аниме веретено, прядущее нить жизни, т. е. способность фантазирования, которая так активизирует бессознательное, что утонувшее в нем эго-сознание может вернуться на сушу реальности.

Мотив этой сказки - освобождение мужчины от пагубного воздействия его разрушительной анимы - живущей в пруду русалки. Это освобождение совершается благодаря надеждам на лучшее и воображению женщины, которая верит в это освобождение. Такая женщина, например, может пофантазировать о будущем своего любимого мужчины, и с помощью этих глубоко интимных желаний она действительно помогает ему добиться успеха. Поскольку воплощению чего-то в реальности всегда предшествует этап мысленного представления желаемого, неосознанные фантазии, порожденные влюбленной женщиной, также могут оказать благотворное влияние на мужчину.

Но в сказке говорится о том, что золотая прялка не принадлежит молодой женщине, она получает ее из рук Великой Матери; другими словами, она получает возможность примерить на себя материнские качества. Образ матери и мужская анима всегда тесно связаны между собой, ибо мать - это первая женщина в мире, которую видит мужчина. Его изначальный контакт с фемининностью - это контакт с матерью, которая кормит его и заботится о нем; часть его личности, способная к развитию, всегда будет откликаться на заложенную в женщине способность быть матерью. С другой стороны, та часть личности мужчины, которая хочет оставаться инфантильной, также будет бессознательно искать мать. Разумеется, в таком случае материнская забота сослужит ему дурную службу, ибо будет охранять и подкреплять его инфантильность. Женщина должна развить в себе тонкое чувство, позволяющее ей в каждом конкретном случае определять, насколько адекватным является желание мужчины почувствовать в ней мать.

Согласно Юнгу, исполнение своего предназначения, индивидуация - это процесс, содержание которого не полностью замкнуто на индивидуальной психике. Часто возникают странные, иррациональные связи с внешним миром, явления синхронизма, связь событий осуществляется с помощью невидимых нитей. Очень важно, что человеческое Эго не вмешивается в такие связи и не пытается извлечь из них пользу для себя.

У матери существует одно очень важное качество - способность соединять то, что разделено; именно поэтому ей присуще эротическое начало, соединяющее противоположности и создающее единое целое. В темноте она прядет нити, которые связывают и соединяют все, что сотворено. Она может создавать иллюзии, но эти иллюзии - часть жизни. Она активизируется в каждой земной женщине, и если та не осознает притока энергии, вызванного ее связью с богиней, то тогда Великая Мать действует изнутри, делая ее работу ее же руками.

Мужчина, который еще не начал отдаляться от бессознательного, похож на ребенка, все еще находящегося в материнской утробе. Но и впоследствии, после того, как он вступил в контакт с материнско-фемининным началом, оно по-прежнему будет связывать его с материнским бессознательным, к которому он нередко не будет иметь прямого доступа. Позднее анима частично будет на его стороне, частично на стороне материнского бессознательного. С одной стороны, анима может быть творческим началом в индивидуации мужчины, с другой - она может наложить на него заклятие и разорвать его связь с внешним миром, поместив его в кокон собственных фантазий.

В сказке "Загадка" мы видели, как дочь страшной ведьмы делает все возможное, чтобы помочь главному герою (и помогает ему) спастись от злых чар своей матери. Так проявляется опосредующая функция анимы, или психический комплекс, порождающий образ женщины в сновидениях и фантазиях мужчины. Но и через реальную женщину мужчина часто может ощутить, насколько чужд и опасен для него мир бессознательной психики.

Но если рассматривать образ молодой женщины как внутреннюю, интегрированную фигуру анимы, она окажется посредницей между сознанием мужчины и глубинными слоями его бессознательного. Это указывает на то, что более фемининная или восприимчивая установка мужчины к жизни может защитить его от пагубного воздействия некоторой части его бессознательного. Благотворная, прядущая анима помогает ему активизировать бессознательное, а значит, освободить его истинную маскулинность. Так, в нашей сказке молодая женщина спасает охотника от похитившей его русалки, которая утащила его в глубину бессознательного, что означает, что поведение мужчины характеризуется одержимостью анимой. Погружение в глубину пруда можно сравнить с состоянием депрессии, тогда как спасение символизирует активное воображение.

В данном случае жена охотника, или его позитивная анима, использует прялку, которую ей дала пожилая женщина, символизирующая творческое материнское бессознательное, чтобы спрясть паутину, состоящую из образов, мыслей и интуитивных догадок, касающихся его потенциала. Мужчина, у которого очень развита маскулинность, часто не может воспользоваться результатами деятельности бессознательного, так как воспринимает только то, что поддается логике. А все, что идет от бессознательного, для него слишком иррационально. Он вообще не может приобрести никакого религиозного опыта, так как допускает только то, что уже присутствует в его ограниченном сознании.

В нашей сказке возрождающая, прядущая анима символизирует способность мужчины, сохраняющего свою духовность, проявлять время от времени свою время восприимчивость. Речь идет о его восприимчивости к внутренним импульсам или образам, которых он до сих пор не сознавал. Анима соединяет его с глубинными слоями психики. В этом случае жизнь мужчины будет основываться не только на представлениях его узко ограниченного сознания, но и на всей его личности в целом. Он расстается со своими предрассудками, но не с принципами. Отношение к жизни становится у него вполне осознанным.

На определенной стадии анализа Юнг часто советовал своим пациентам попытаться осознать свои фантазии с помощью метода, который он назвал активным воображением, ибо фантазия, которая присутствует в бессознательном, но не воспринимается и не интегрируется сознанием, обладает негативным, навязчивым эффектом. Человеку нужно знать миф, определяющий его жизнь, чтобы оказывать влияние на течение событий и, по возможности, не совершать пагубных поступков.

Когда одна женщина стала проявлять интерес к своему бессознательному с помощью активного воображения, ей приснилось, что она нарушила предсказания своего гороскопа. Для нее гороскоп был символом неотвратимости судьбы, и он перестал действовать именно в тот момент, когда она сосредоточилась на своих фантазиях. Это случается, когда сознание соединяется с бессознательным и обнаруживает его целеполагающую функцию и его стимулирующий эффект.

Если благосклонность анимы, представленная в образе молодой женщины, отвергается, то тогда анима также может выражать себя в прядении, но уже с негативным оттенком, например, опутывая мужчину паутиной инфантильных сексуальных фантазий или изолирующей иллюзией власти, или ощущением собственной неполноценности. Она использует эти сети, чтобы исказить его мировосприятие и нарушить его отношения с другими людьми. Наложение заклятия и прядение нитей по своему психологическому смыслу очень близки: разница заключается лишь в том, что заклятие или злые чары чаще всего усиливают негативные проявления.

Образ молодой пряхи и ее отношение с матерью можно интерпретировать и с точки зрения женской психики. В этом случае образ девушки воплощает не фигуру анимы, а сознательную женскую установку. В этих обстоятельствах женщина сталкивается с проблемой освобождения от своего мужчины, или внутреннего маскулинного начала, своей духовной размерности, или же, наоборот, с тем, чтобы установить с ним связь.

Именно такой интерпретации соответствует наша следующая сказка.

Три пряхи

Краткое содержание

Жила была девушка, ленивица и прясть не охотница; и что ей мать ни говорила, а заставить ее работать никак не могла. Наконец, лопнуло у матери терпенье, и она побила свою дочь, а та и разревелась вовсю. В это время проезжала мимо королева; услыхала она плач, вошла в дом и спросила у матери, почему плачет дочь.

Стыдно было женщине сказать, что дочь у нее такая ленивая, и она сказала: "Да вот никак не могу оторвать ее от прялки, у нее все охота прясть да прясть, а мне-то по бедности откуда достать столько льна?" Королева попросила мать: "Отдайте мне дочь свою в замок, льна у меня достаточно, и пусть себе прядет, сколько ей вздумается". Мать была этому рада, и королева забрала девушку с собой.

Прибыли они в замок, повела королева ее наверх и показала три светелки, которые сверху донизу были набиты отборным льном. "Вот этот лен ты мне и перепряди, - сказала она. - Коль управишься с этой работой, я выдам тебя замуж за своего старшего сына. Я не посмотрю, что ты девушка бедная, твое усердие будет вместо приданого".

Осталась девушка одна и, не зная, что придумать, подошла в горе к окошку. Она увидела, что идут три женщины: и была у одной из них ступня широкая, у другой толстая нижняя губа свисала прямо к подбородку, а у третьей был широкий большой палец.

Остановились они у окошка и спросили девушку, чего ей не хватает. Она стала жаловаться на свое горе. Они предложили ей помочь и сказали: "Если ты пригласишь нас на свадьбу и стыдиться нас не будешь, а станешь называть нас своими тетушками и к себе за стол посадишь, то мы тебе весь лен перепрядем, и сделаем это быстро".

Девушка им пообещала все это сделать, и три пряхи быстро сделали всю работу. Девушка показала королеве пустые комнаты и большую груду пряжи, и та стала готовить свадьбу. Тогда девушка ее спросила дозволить ей пригласить на свадьбу своих трех теток и посадить с собою рядом за стол. Королева и жених ответили: "Ну конечно, мы разрешаем".

В начале свадебного пира вошли во дворец три женщины в странном одеянии. Невеста им и говорит: "Добро пожаловать, милые тетушки!" Принц был потрясен, что его невеста может дружить с такими противными бабами. Но когда он узнал, что все их увечья и уродства были вызваны прядением, он испугался и сказал своей невесте: "С этой поры никогда моя милая невеста не должна даже близко подходить к прялке". Так она избавилась от ненавистной ей пряжи.

Эта сказка напоминает сказку "Румпельштильцхен". В обеих сказках девушка должна была публично признать свое знакомство с женщинами, чтобы предотвратить разоблачение в обмане, т. е. в раскрытии ее неумения прясть.

Сложный путь девушки к королевскому трону является по-настоящему фемининным. На первый взгляд, она совершенно не собиралась становиться королевой. Этому предшествовала история, связанная с оправданиями ее матери, солгавшей королеве, что ее дочь умеет прекрасно прясть.

Здесь в образе матери воплощается хвастливая материнская Тень главной героини, которая заставляет ее казаться лучше, чем она есть на самом деле. Это выглядит так, как если бы женщина действовала не по собственному разумению, а потому, что так поступила бы ее мать. Смысл обмана заключается в том, чтобы скрыть отсутствие у девушки некоторых фемининных добродетелей и представить ее в лучшем свете. Из-за такой самонадеянности главная героиня попадает в ситуацию, с которой не в силах справиться, но возникшие трудности пробуждают в ней сверхъестественные силы: ей на помощь приходят три странные пряхи.

Я уже проводила мифологические параллели с тремя богинями судьбы. В этой сказке отражен их амбивалентный характер. Они не только дают жизнь, но и отбирают ее. В нашей сказке больше внимания уделяется их отвратительной внешности, чем их моральной амбивалентности: это нелепые, безобразные старухи, и такими безобразными их сделала однообразная работа. С одной стороны, они обладают чудесной силой - могут прясть быстрее любого смертного. С другой стороны, их внешность вызывает у людей отвращение. При взгляде на них появляется ощущение, что перед нами не обычные люди. И они сами, и нити, что они прядут, и фантазии, которые навевает их внешний вид, - все это пришло из другого мира.

Фантазии, которые возникают у людей в процессе анализа, иногда могут носить очень оскорбительный характер. Мы ощущаем притягательную силу этих образов, и в то же время они вызывают у нас отвращение. Такие образы и ощущения, с одной стороны, порождают глубокие внутренние переживания, а с другой - они кажутся слишком нелепыми, а иногда вызывают иронию.

В нашей сказке чудесные способности уродливых прях помогают девушке стать женой короля, но в обмен пряхи требуют, чтобы невеста пригласила их на королевскую свадьбу и представила гостям как своих тетушек. Из этой части сделки девушка впоследствии извлекает для себя выгоду, но сначала создается впечатление, что будущая королева просто хочет выставить себя в смешном свете, назвав этих женщин своими родственницами.

Это и нужно пряхам. Девушке ясно дают понять: она должна открыто сказать, что имеет связь с неблагородной стороной Великой Матери, а именно с ее занятием прядением. Разумеется, сказать это гораздо сложнее, чем заявить о своем восхищении ее благородством и красотой. Прядение - это работа, которой женщина редко занимается по своему желанию, оставляя ее другим, но оказывается, что именно эта компрометирующая сторона Великой Матери требует своего признания.

Смирение, которого добиваются от девушки три старухи, может замаскировать самонадеянность, которую она проявляет в начале сказки. В психологических терминах это означает, что смирение не позволит главной героине стать заносчивой. Чтобы достичь состояния целостности, т. е. королевской свадьбы, ей следует добровольно отказаться от силы, которой наделили ее эти три необычные женщины. Вместе с тем признание высокой ценности прядения переносится на будущее, а значит, происходит осознание неблагородности этого вида деятельности. В результате девушка освобождается от обязанности заниматься прядением. Бессознательное фантазирование на время может оказаться необходимым, но оно не должно превращаться в привычку. Есть женщины, которые заняты только им.

В сказке "Русалка из пруда" золотой прялкой приходится пожертвовать после того, как ее использовали; молодая женщина должна положить ее у воды, и волна, которая унесет прялку, вернет ей мужа. В конечном счете, эта прялка не принадлежит самой героине; она получила ее от маленькой старушки, живущей на горе, а значит, ей не следует оставлять прялку у себя, если та выполнила свое назначение.

В заключение можно сказать, что очень часто в образе женщины-пряхи воплощается та сторона женской личности, которая дает ей ощущение предопределенности, а в негативной форме - ощущение ее несвободы. Это известно любому, кто испытал на себе действие бессознательного, ибо его образы предопределяют то, что случится в будущем. Такие ощущения побуждают нас отдавать должное бессознательному и миру его образов.

Примечания

1) "Я создал сон" (франц., дословно)

2) "Судьба ведет вперед тех, кто хочет, и тащит тех, кто не хочет" (лат.).

3) Psychological Aspects of the Mother Archetype, // The Archetypes and the Collective Unconscious. CW 9i. Рar. 187.

4) См.: General Aspects Of Dream Psychology // The Structure and Dynamics of the Psyche. CW 8. Рar. 472f.

5) Мне не хотелось бы касаться вопросов теологии. Речь идет лишь о том, что ощущение сверхъестественной силы может вызвать у человека потрясение, ибо оно часто является нуминозным. Выяснить, что, в конечном счете, стоит за ним, психология не может.

6) Кернер, вероятно, больше всего известен своим исследованием сомнамбулических видений женщины, опубликованном в издании: The Seeress of Prevorst, trans. M. Crowe. London, 1845.




Просмотров: 836
Категория: Психоанализ, Психология




Другие новости по теме:

  • Манухина Н.М. "Нельзя" или "можно"? - заметки психолога о влиянии запретов
  • Варданян А. Когда одной консультации может быть достаточно
  • Барская В.О. "Невидимые миру" силы: о некоторых факторах консультативной работы
  • Зимин В.А. Функция трансгрессии. Проблема нарушения границ между полами и поколениями на материале фильма П. Альмодовера "Всё о моей матери"
  • Митряшкина Н.В. "Эта нелегкая штука - жизнь…" или о психологической помощи детям
  • Барлас Т.В. Достоверность вымысла. Возможности психологической интерпретации сна Татьяны из "Евгения Онегина"
  • Стафкенс А. Психоаналитические концепции реальности и некоторые спорные идеи "нового подхода"
  • Орел В.Е. Феномен "выгорания" в зарубежной психологии: эмпирические исследования
  • Круглый стол: Об опыте "живых" супервизий в обучении системной семейной терапии
  • Моросанова В.И. Опросник "Стиль саморегуляции поведения"
  • Венгер А.Л. "Симптоматические" рекомендации в психологическом консультировании детей и подростков
  • Поперечный И.Ю. Аналитическое толкование творчества С.Дали на примере картины "Апофеоз Гомера (Дневной сон Гала)"
  • Березкина О.В. Исследование истории расширенной семьи на материале романа Л. Улицкой "Медея и ее дети"
  • Зимин В.А. По ту сторону супружеской измены (на материале фильма Стенли Кубрика "Широко закрытые глаза")
  • Васильева Н.Л. Рецензия на книгу Бурлаковой Н.С., Олешкевич В.И. "Детский психоанализ: Школа Анны Фрейд"
  • Бэйдер Э. Семь шагов, которые нужно предпринять, если вы хотите заставить вашего супруга измениться
  • Балзам Р. Мать внутри матери
  • Пухова Т.И. «Когда муж не хочет работать» - размышляя о случае из практики
  • Шавеко Е.Ю. Крылья белого мотылька или мой путь к пониманию бессознательного
  • Васильева Н.Л. Аня, или как далеко может завести фантазия
  • Самарина Н.П. Взаимодействие матери и ребенка в первые месяцы после рождения
  • Брутман В.И. Влияние семейных факторов на формирование девиантного поведения матери
  • Калмыкова Е.С. Все-таки во мне что-то происходит, или развитие ментализации в жизни и в психоанализе
  • Карлин Е. А. Образ психотерапевта глазами латвийцев
  • Коростелева И.С. Психосоматическое измерение: процесс сна как нормативный психосоматический феномен и его изменение в ходе развития психики
  • Бурменская Г.В. Проблемы онто- и филогенеза привязанности к матери в теории Джона Боулби
  • Розенбаум Б. Интерпретируя бессознательное
  • Случай соматизации идейных убеждений
  • Шторк Й. Психическое развитие маленького ребенка с психоаналитической точки зрения
  • Марс Д. Случай инцеста между матерью и сыном: его влияние на развитие и лечение пациента



  • ---
    Разместите, пожалуйста, ссылку на эту страницу на своём веб-сайте:

    Код для вставки на сайт или в блог:       
    Код для вставки в форум (BBCode):       
    Прямая ссылка на эту публикацию:       






    Данный материал НЕ НАРУШАЕТ авторские права никаких физических или юридических лиц.
    Если это не так - свяжитесь с администрацией сайта.
    Материал будет немедленно удален.
    Электронная версия этой публикации предоставляется только в ознакомительных целях.
    Для дальнейшего её использования Вам необходимо будет
    приобрести бумажный (электронный, аудио) вариант у правообладателей.

    На сайте «Глубинная психология: учения и методики» представлены статьи, направления, методики по психологии, психоанализу, психотерапии, психодиагностике, судьбоанализу, психологическому консультированию; игры и упражнения для тренингов; биографии великих людей; притчи и сказки; пословицы и поговорки; а также словари и энциклопедии по психологии, медицине, философии, социологии, религии, педагогике. Все книги (аудиокниги), находящиеся на нашем сайте, Вы можете скачать бесплатно без всяких платных смс и даже без регистрации. Все словарные статьи и труды великих авторов можно читать онлайн.







    Locations of visitors to this page



          <НА ГЛАВНУЮ>      Обратная связь