ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ

ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ
наука о развитии филос. знаний, борьбе основных — материалистического и идеалистического — направлений в философии, становлении и развитии науч.-филос., диалектико-материали-стич. мировоззрения.
И. ф. как особая область исследования зарождается в древности. Соч. Платона и Аристотеля содержат кри-тич. анализ учений их предшественников, подчинённый изложению собств. философия. Соч. Диогена Лаэртия и Секста Эмпирика представляют собой попытки концептуального, с позиций скептицизма, осмысления истории антич. филос. учений. В эпоху средневековья, а также в 16—18 вв. историко-филос. исследования были частью комментариями к соч. выдающихся философов, частью полемич. произведениями, отражающими борьбу течений в философии. В дальнейшем появились систематич. учебные курсы И. ф., которые, как правило, носили описат., эклектич. характер, далёкий от теоретич., концептуального осмысления историко-филос. процесса.
Поворотным пунктом в становлении историко-филос. науки были «Лекции по истории философии» Гегеля, который, как указывал К. Маркс, «... впервые постиг историю философии в целом...» (М аркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 29, с. 447). Ф. Энгельс характеризует этот труд как «... одно из гениальнейших произведений» (там же, т. 38, с. 177). Гегель рассматривает историко-филос. процесс как закономерное посту-пат. развитие, отвергая господствовавшие представления, согласно которым И. ф.— нагромождение заблуждений, беспорядочная смена учений, лишённых внутренне необходимой связи. По Гегелю, каждая философия есть самосознание исторически конкретной эпохи; этим определяются её содержание, значение и в этом же её неизбежная ограниченность. Переход к новой эпохе означает возникновение новой философии, но предшествующие филос. учения не предаются забвению; их принципы, освобождённые от свойственной им историч. ограниченности, усваиваются последующими учениями. Поэтому отрицание предшествующей философии, если оно носит конкретный, диалектич. характер, есть развитие посредством преемственности, благодаря которой осуществляется обогащение филос. знаний. Философия, утверждал Гегель, есть «развивающаяся система, и такова также история философии...» (Соч., т. 9, Л., 1932, с. 33). Обоснование этого положения — выдающийся вклад Гегеля в теорию историко-филос. процесса. Однако философ не применил этого принципа к собств. системе, в которой он видел абс. завершение филос. развития. Это антиисторич. воззрение обусловлено идеализмом Гегеля, истолковывающим философию как самопостижение «абс. духа», сущность крого сводится к мышлению мышления. Мышление при этом толкуется не только (и не столько) как человеч. способность, сколько как изначальная субстанциальная природа всего существующего. Бурж. философы 2-й пол. 19 в. отвергли рациональное зерно гегелевской теории историко-филос. процесса. Дильтей. оказавший большое влияние на совр. концепции, утверждал, что историкофилос. процесс выражает субстанциальность и иррациональность человеч. жизни. Присущие ей импульсивность, чувственность, субъективность несовместимы с закономерным следованием событий; имеющим место в неживой природе. Философия, согласно этому воззрению, есть в основе своей индивидуальное мироощущение, а И. ф. может быть правильно понята лишь как анархия филос. систем, каждая из которых интеллектуально воспроизводит неизбежное для данной историч. эпохи чувство жизни, не подлежащее оценке как истинное или ложное: оно просто существует, как сама жизнь.
Классики марксизма подвергли критике идеалистич. учение Гегеля, но вычленили заключающееся в нём «рациональное зерно», в том числе и гениальную постановку ряда проблем И. ф. как науки. В противовес гегелевской идеалистич. теории они рассматривали филос. развитие как процесс, внутренние движущие силы которого в конечном счёте обусловлены социально-экономич. прогрессом, науч. достижениями и развитием форм обществ. сознания в целом, борьбой между прогрессивными и реакц. классами и социальными группами. На всём протяжении И. ф.. отмечал Энгельс, «философов толкала вперед... не одна только сила чистого мышления, как они воображали. Напротив. В действительности их толкало вперед главным образом мощное, все более быстрое и бурное развитие естествознания и промышленности» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 21, с. 285). С этих позиций Энгельс рассматривает переход от одной историч. формы материализма к другой, более содержательной, прогрессивной, а также эволюцию идеалистич. философствования. Переход от наивной стихийной диалектики антич. философов к метафизич. способу мышления, ставшему господствующим в новое время, также объясняется, как показывает Энгельс, социально-экономич. развитием и обусловленным им прогрессом науч. знания. Но столь же необходимым является и отрицание метафизики диалектич. способом мышления, соответствующим более высокому уровню социально-экономич. и науч. развития.
В противоположность Гегелю, сводившему И. ф. к развитию идеализма, марксистсколенинская теория историко-филос. процесса, напротив, раскрывает развитие философии как борьбу различных учений, течений, направлений, в ходе которой происходит радикальная поляризация философии на главные — материалистическое и идеалистическое — направления, борьба между крыми образует движущую идейную силу филос. развития. Теоретич. основой поляризации филос. учений являются альтернативные решения осн. филос. вопроса — вопроса об отношении духовного к материальному, сознания к внеш. миру. Материализм и идеализм, разъясняет В. И. Ленин, являются гл. филос. партиями; борьба между ними есть развитие филос. знания, осуществление идеологич. функции философии, изменение её места в обществ. развитии, её отношения к наукам, с одной стороны, и к религии — с другой. Принцип партийности философии — необходимое выражение материалистич. понимания истории, теоретич. основа науч. И. ф., созданной марксизмом. Партийность философии — её объективная социологпч. и гно-сеологич. определённость, правильное понимание которой кладёт конец идеалистич. противопоставлению философствования как нефилос. исследованию, так и практич. деятельности.
Основополагающим принципом марксистской И. ф. является, далее, принцип историзма, предполагающий конкретно-историч. оценку каждого филос. учения в рамках исторически определ. обществ. формации, эпохи, с учётом специфич. условий развития философии в данной стране, на данном уровне экономич., политич., науч., идеологич. развития общества и т. д. Принцип историзма прямо противоположен характерной для совр. бурж. И. ф. модернизации, которая представляет собой субъективистскую, антиисторич. интерпретацию развития философии. Типичными примерами такой модернизации являются экзистенциалистская, позитивистская ? неотомистская интерпретации историко-филос. процесса. Экзистенциализм изображает И. ф. преим. как историю экзистенциализма и его оппонентов. Для неотомистов гл. персонажами И. ф. являются Аристотель и Фома Аквинский. Все остальные философы характеризуются как отклонявшиеся от правильного пути. Неопозитивисты считают существенным в И. ф. гл. обр. развитие эмпиризма.
Возникновение диалектич. и историч. материализма— величайшая революция в филос. развитии, положившая начало истории марксистской философии. Философия марксизма принципиально отличается от предшествующих филос. учений как развивающаяся научно-филос. система, науч. мировоззрение, органически связанное с социальным прогрессом, передовой обществ. практикой, науч. достижениями. Важнейшим этапом в развитии созданного Марксом и Энгельсом научнофилос. мировоззрения являются труды Ленина, непо-средств. продолжением которых выступают исследования философов-марксистов нашего времени.
Неотъемлемой составной частью марксистско-ленинской историко-филос. науки является критич. анализ совр. бурж. философии, в том числе новейших идеалистич. теорий историкофилос. процесса. Наиболее влиятельной среди этих течений является франц. школа «философии истории философии» (гл. представители — М. Геру, А. Гуйе, П. Рикёр, Ф. Бруннер). Сторонники этого течения, именуемого «радикальным идеализмом», утверждают, что все филос. учения, поскольку они являются оригинальными системами, не подвластны историч. развитию и представляют собой независимые друг от друга вневременные духовные ценности. Подлинное содержание каждой филос. системы — неповторимая творч. индивидуальность философствующего, способ его самоутверждения. Понятия материализма, идеализма, рационализма и т. д. оказываются лишь искусств. рубриками, затушёвывающими индивидуальность филос. учений, которая делает невозможной их классификацию. «Философия истории философии», констатируя существование множества филос. учений, обосновывает плюралистич. интерпретацию историко-филос. процесса, которая смыкается с концепциями социального и политич. плюрализма. В отличие от классиков бурж. философии и в противовес марксизму, теоретики этой школы пытаются доказать, что философия, как и искусство (не говоря уже о религии), по природе своей не может и не должна быть наукой. Она изображается как сверхнауч. постижение действительности. Противопоставление философствования науке, давно уже ставшее историч. анахронизмом, доводится «философией истории философии» до крайностей анти-сциентизма.
Теоретич. основы марксистского критич. анализа совр. идеалистич. учений, в том числе и идеалистич. теорий историко-филос. процесса, были заложены Лениным, который в «Материализме и эмпириокритицизме» не только дал всесторонний анализ позитивизма и др. учений, но и разработал принципы диалектико-материалистич. критики бурж. философии эпохи империализма. Совр. марксистский анализ неопозитивизма, неотомизма, экзистенциализма и др. идеалистич. течений является применением и развитием положений, разработанных Лениным. Эти исследования раскрывают кризис бурж. философии как закономерное выражение общего кризиса капиталистич. системы. Таким образом, И. ф., созданная марксизмом-ленинизмом, не только обосновывает методологич. принципы исследования историко-филос, процесса, но и раскрывает его закономерности, историч. необходимость победы диалектико-материалистич. мировоззрения над идеалистич. философствованием.
Изучение, исследование историко-филос. процесса является, как указывал Энгельс, школой теоретич. мышления, поскольку для развития последнего «... не существует до сих пор никакого иного средства, кроме изучения всей предшествующей философии» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20, с. 366). Ленин, намечая грандиозную программу гносеологич. исследований на основе обобщения истории наук, техники, языка и т. д., на первое место ставит задачу критич. подытожения И. ф., подчёркивая тем самым её важнейшее авристич. значение (см. ПСС, т. 29, с. 314). Выдающееся значение И. ф. как науки очевидно также и из того, что классики марксизма создавали и разрабатывали своё филос. учение прежде всего в историко-филос. исследованиях.
Mapкс К., К критике гегелевской философии права ведение, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 1· Энгельс Ф., АнтиДюринг, там же, т. 20; его же, Диалектика природы, там же; его же, Людвиг Фейербах и конец классич. нем. философии, там же, т. 21; Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм, ПСС, т. 18; его же, Филос тетради, там же, т. 29; ? л е ? а н о в Г. В., Очерки по истории материализма, в кн.: Избр. филос. произв., т. 2, М., 1956; И о в ч у к М. Т., И. ф. как наука, ее предмет, метод и значение, М., 1960; Ойзерман Т. И., Проблемы историко-филос. науки, M., 1969; его же, Гл. филос. направления, М., 1971; его же, Диалектич. материализм и И. ф., М., 1979; Малинин В. А., Теория И. ?., ?., 1976; La Philosophie de Phistoire de la Philosophie, Rome — P., 19S6; Etudes sur l'hlstoire de la Philosophie, P., 1964; Ehrlich W., Philosophie der Geschichte der Philosophie, Tub., 1965; Braun L., Histoire de l'histoire de la Philosophie, P., 1973.
T. И. Ойзерман.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. 1983.
ИСТО?РИЯ ФИЛОСО?ФИИ
как наука. В ходе истории филос. мысли человечества возникали и совершенствовались знания об историч. процессе развития философии. Уже в ранние периоды истории философии развивались историко-филос. знания, складывались и изменялись понятия о возникновении и развитии философии, о развитии и борьбе противоположных филос. направлений, о преемственности филос. идей и т.д. И. ф. как наука в подлинном смысле этого слова возникла в сер. 19 в. с появлением марксизма, диалектич. и историч. материализма, к-рый дал науч. объяснение происхождения и развития всех форм обществ. сознания, в т.ч. и философии.
Диалектич. материализм считает предметом И. ф. как науки возникновение и развитие филос. мысли человечества на различных этапах его истории, историю учений об общих законах бытия и мышления и прежде всего историю формирования, развития и взаимной борьбы осн. филос. направлений – материализма и идеализма и тесно связанную с ней историю становления, развития и взаимной борьбы диалектики и метафизики.
I. В о з н и к н о в е н и е историко-философского знания и его развитие в домарксистский п е р и о д.
Попытки собрать сведения о знаниях, накопленных за предшествующую историю, в т.ч. и по вопросам мировоззрения, были осуществлены еще народами Древнего Востока и Египта. Более специализированно по отношению к философии это было сделано в Древней Греции Аристотелем (Met. I, 1–9; XIII, 4–5 и др.), Теофрастом, Диогеном Лаэртским, Секстом Эмпириком, Стобеем, а в период эллинизма – "отцами церкви", Евсевием Кесарийским (ок. 265–339), Августином и др.
Утвердившееся в Европе господство христ. церкви привело к забвению прогрессивных традиций антич. философии, и в течение ряда столетий ее история не разрабатывалась.
Интерес к историко-филос. проблемам возник у араб. ученых, к-рые стали переводить соч. Платона, Аристотеля. Первым крупным араб. историком философии был Шахрастани (12 в.); в книге "Религиозные секты и философские школы" (первый полный перевод – на нем. яз. – "Religionsparteien und Philosophen-Schulen", 1850–51) Шахрастани сделал попытку написать всемирную И. ф. Он изложил филос. учения различных народов – греков, персов, евреев, арабов и др. – с соблюдением хронологии и одновременно произвел разделение филос. учений на материалистич. и теистич., пытаясь проследить полемику между ними. Труд Шахрастани был известен в мусульм. мире и среди ученых Европы, к-рые черпали из него сведения по философии Востока.
Первым собственно историко-филос. трудом ср.-век. Европы явилось соч. Уолтера Бёрли (1275–1357) "Книга о жизни и смерти древних философов и поэтов" ("Liber de vita et moribus philosophorum...", 1886), написанная под влиянием соч. Диогена Лаэртского. Изложение филос. учений древности давалось под углом зрения защиты христианства. Книга Бёрли, содержавшая большой фактич. материал, в течение долгого времени была единств. трудом по истории антич. философии в Зап. Европе.
В дальнейшем интерес к истории культуры и философии, в особенности античных, проявился в эпоху Возрождения и в 17 в., когда в развитии И. ф. большую роль сыграли материалисты. Бэкон, Спиноза и другие прогрессивные философы, поставив под сомнение все основные принципы господствовавшей тогда схоластич. философии, рассматривали с новых позиций филос. мысль прошлого.
В сер. 17 в. появились спец. соч. по И. ф. Г. Фосса "О философии и школах философов" ("De philosophia et philosophorum sectis...", 1658), T. Стэнли "История философии" ("The history of philosophy", v. 1–3, 1655–61). Наиболее полное представление о методологии И. ф. в сер. 17 в. дает книга нем. ученого Г. Хорна "История философии в семи книгах" ("Historiae philosophicae libri septem", 1655). И. ф. у Хорна начиналась от сотворения мира и изображалась как всемирный процесс; важнейшей линией всемирной И. ф. оказывались филос. учения, приведшие к формированию христ. религ. догматики и теологии; христ. религия рассматривалась как вершина и итог развития всей философии и человеч. мысли; вместе с тем в И. ф. вводился светский элемент, изложение приняло систематич. характер, впервые рассматривалась философия христ. эры: схоластика и новая философия.
Эти же черты характеризуют "Критическую историю философии от сотворения мира до нашего времени" ("Historia critica philosophiae, a mundi incunabulis ad nostram usque aetatem deducta", t. 1–5, 1742–1744, 2 ed., 1767) Я. Бруккера. Изложение философии давалось по восходящей линии: последовательно излагались др.-греч. философия, философия эллинизма, периода формирования христианства, ранняя и поздняя схоластика, философия периода Возрождения и нового времени. Бруккер – идеалист, подчинявший рассмотрение И. ф. идее установления христ. догматики; изложение его неисторично, в нем отсутствует внутр. связь и господствует некритич. отношение к рассматриваемым учениям и используемым источникам.
В сер. 18 в. в историко-филос. лит-ре появляются новые веяния. Франц. историк философии Деланд в "Критической истории философии" ("Histoire critique de la philosophie...", v. 1–3, 1737) отмечал, что в то время как у древних философия охватывала теологию, религию, начала их истории, часто юриспруденцию и мораль, в новое время философия касается точных и естеств. наук. Согласно этому пониманию философии, Деланд и рассматривал историю наук как историю человеч. сознания, к-рое проявляется наиболее зрело в философии. Задача историка философии состоит в том, чтобы показать источники и бесконечное разнообразие человеч. мысли; необходимо рассматривать, каким образом рождаются мысли одна после другой, а зачастую – одна из другой. Стремясь реализовать эти методологич. установки, Деланд в своем соч. начинал философию не с библейского периода (как было принято), а с ее развития у историч. народов и пытался подойти к накопленному материалу критически. Он считал, что философия возникла одновременно у всех народов и что первые философы были не отшельниками, а полезными для общества людьми – математиками, геометрами, врачами, астрономами, политич. деятелями, законодателями, а философствование было для них лишь "побочным", "умозрительным" занятием. В этих положениях скрывалась мысль о том, что предмет философии возник в лоне конкретных наук, в науч. практике. Анализируя историч. факты и источники, Деланд показывал, что греки, высокомерно третировавшие "варваров", многое переняли у народов Древнего Востока. В то же время и в 18 в. сильны еще были метафизич. и скептич. тенденции рассмотрения И. ф. Именно в сер. 18 в. в Англии и Франции оформилось течение, к-рое черпало из И. ф. доказательства ничтожности филос. науки. Во Франции его ярким представителем был Кондильяк ("Cours d'etude...", 1775, и "Трактат о системах..." – "Traite des systemes...", 1749). Однако, несмотря на эти метафизич. и скептич. тенденции, в изучение философии и И. ф. привносится элемент историзма. Этот процесс сопровождался постепенным избавлением историко-филос. знания от опеки религии и христ. догматики. Выдвигается также мысль о связи философа с историей и наукой, а также с социальным устройством общества. Все эти стороны, однако, выступают как отд. элементы, внутренне друг с другом не связанные.
Во 2-й пол. 18 в. тенденция историзма в рассмотрении И. ф. получила дальнейшее развитие. Это видно уже во "Всеобщей истории философии" И. А. Эберхарда ("Allgemeine Geschichte der Philosophie zum Gebrauch akademischer Vorlesungen", 1788). По его мнению, всеобщая И. ф. должна быть историей закономерного развития познания человечеством всеобщих свойств вещей (см. указ. соч., с. 2–3).
Методологию Эберхарда разработал Буле в своей И. ф. ("Lehrbuch der Geschichte der Philosophie und einer kritischen Literatur derselben...", Tl 1–8, 1796–1804). Соч. Буле пронизано идеей развития. Он связывал понимание метода И. ф. с предметом философии как науки о природе человеч. души и ее отношений к предметам внешнего мира. История же философии, по его мнению, – прагматич. изложение важнейших попыток, предпринятых выдающимися мыслителями древности и нового времени для реализации этой науки. Цель И. ф. – устанавливать результаты философствующего разума вообще, характеризовать проблемы, выдвинутые философией для удовлетворения теоретич. и практич. потребностей, и методы, избранные ею для их разрешения. Идеи Буле выражены также У. Теннеманом в книге "История философии" ("Geschichte der Philosophie", Bd 1–11, 1798–1819). Теннеман особенно подчеркнул мысль о том, что И. ф. есть история становления философии как науки.
Эти мысли были развиты также Ф. Астом (1778–1841) в его "Очерке истории философии" ("Grundri? einer Geschichte der Philosophie", 1807, 2 Aufl., 1825), Т. Рикснером в его "Руководстве по истории философии" ("Handbuch der Geschichte der Philosophie", Bd 1–3, 1822–23, 2 Aufl., 1829). Таким образом, все прочнее утверждалась идея историзма, к-рая в это время разрабатывалась и за пределами И. ф. как науки рядом мыслителей – Вико, Монтескьё, Вольтером, Гердером и в особенности Кантом, Фихте и Шеллингом. Двое последних прямо применяют эту идею к И. ф. Все филос. направления Фихте делил на "догматизм" и "идеализм" (см. "Первое введение в наукоучение", в кн.: Избр. соч., т. 1, М., 1916, с. 416–417). Под догматизмом философ подразумевал материализм. Основание различия между догматиком и идеалистом Фихте видел в "различии их интересов" (см. тамже, с. 423). Положение о связи филос. воззрений с интересами людей не получило у Фихте надлежащего развития. Субъективно-идеалистич. т. зр. помешала ему стать на почву познания конкретных историч. фактов.
У Шеллинга принцип историзма применительно к И. ф. получил разработку в лекциях по И. ф. (эти лекции были прочитаны Шеллингом в 1827 под названием "К истории новой философии" – "Zur Geschichte der neueren Philosophie", опубл. 1902). И. ф. в ее гл. формах рассматривалась Шеллингом как история развития системы необходимости; следовательно, он считал историко-филос. процесс закономерным. Но в то же время он утверждал, что его собств. система есть высшая и окончат. истина, а вся И. ф. – лишь подготовка его системы. Поскольку же Шеллинг к моменту чтения лекций по И. ф. стал на путь иррационализма и открытой мистики, получивших свое воплощение в его "Философии откровения", то он соответственно обрабатывал, т.е. извращал, идеи великих философов.
Наиболее обстоят. разработку в домарксистский период И. ф. получает у Гегеля. В "Феноменологии духа", в "Энциклопедии философских наук", в особенности в "Лекциях по истории философии" Гегель сформулировал осн. принцип своего подхода к И. ф. Он дал критич. анализ историко-филос. трудов своих предшественников и старших современников: Стэнли, Брукнера, Тидемана, Буле, Теннемана, Аста, Рикснера, молчаливо принимая нек-рые их методологич. принципы.
Для объективного идеалиста Гегеля абс. идея "...есть единственный предмет и содержание философии" (Соч., т. 6, М., 1939, с. 296). Поскольку абс. идея существует в различных природных и духовных формах и составляет их основу, то задача философии заключается в том, чтобы познать абс. идею в ее различных формациях (см. тамже). Рассматривая вопрос о понятии И. ф., Гегель отмечал наличие в этом понятии противоречия: философия стремится познать истину, т.е. нечто неизменное, а история дает нам изображение ряда минувших образов познания. В целях разрешения этого противоречия Гегель вводил понятие развития и понятие конкретного. Развитие есть движение от потенциального состояния к актуальному; конкретное – "единство различенного" (см. тамже, т. 9, Л., 1932, с. 29, 30), "единство различных определений" (там же, с. 30). Из рассмотрения понятий "развитие" и "конкретное" Гегель делал следующие выводы относительно И. ф.:
1) "...История философии есть по своему существу внутренне необходимое, последовательно поступательное движение..." (там же, с. 40). И. ф. есть, следовательно, закономерный процесс развития, а не простой перечень различных мнений. Все филос. системы необходимо внутренне связаны.
2) "...Последовательность систем философии в истории та же самая, что и последовательность в выведении логических определений идеи" (там же, с. 34). Следовательно, историческое и логическое представляют собой единство. В этом единстве примат, с т. зр. Гегеля, принадлежит логическому.
3) Каждая филос. система необходимо существовала и продолжает и теперь необходимо существовать; ни одна из них, следовательно, не исчезла, а все они сохранились в философии как моменты единого целого. Опровергается не принцип данной философии, а лишь предположение, что данный принцип есть окончательное и абс. определение. И. ф. хотя и есть история, но она имеет дело не с тем, что уже миновало, а с тем, что вечно и непреходяще, т.е. с истиной. Каждая филос. система содержит в себе момент абсолютного. И. ф. поэтому есть прогрессирующее развитие истины.
4) Каждая филос. система есть лишь особенное определение абсолютного и поэтому не содержит полной истины. Следовательно, каждая система принадлежит своему времени.
5) Философия, будучи "мыслью своей эпохи", органически связана с политич. историей, гос. устройством, религией, иск-вом данного народа. Она есть одна из сторон нар. духа. Поскольку все историч. стороны нар. духа претерпевают изменения, то и к И. ф. необходимо подходить исторически.
Указанные выводы Гегеля базируются на идеалистич. истолковании всего историч. процесса. Поэтому реальные причины развития И. ф., ее связь с эпохой, проблема исторического и логического, закономерная связь между системами философии представлены Гегелем в искаженной форме.
В историко-филос. концепции Гегеля ярко проявляется противоречие между его диалектич. методом и метафизич. системой. Свою филос. систему Гегель считал истиной в последней инстанции. Поэтому оказывается, что философия развивалась лишь в прошлом, теперь этот процесс прекратился в связи с достижением абс. истины. Принцип развития, т.о., Гегель применял лишь к прошлому.
При конкретном подходе к филос. системам Гегель старался проследить историю диалектики (понимаемой, конечно, идеалистически). И. ф. для него – это прежде всего история идеалистич. диалектики. В то же время Гегель замалчивал или искажал материалистич. учения. "Мистик-идеалист-спиритуалист Гегель (как и вся казенная, поповски-идеалистическая философия нашего времени), – писал Ленин, – превозносит и жует мистику – идеализм в истории философии, игнорируя и небрежно третируя материализм" (Соч., т. 38, с. 277). В силу националистич. предрассудков он принижал философию народов Востока. Стремясь подогнать системы философии под категорию своей идеалистич. логики, Гегель часто нарушал хронологию. Однако в идеалистически извращенной форме философ впервые правильно ставил вопрос об И. ф. как закономерном процессе, к-рый представлялся ему в виде поступат. развития по кругам. Эту идею Гегеля неоднократно отмечал Ленин (см. тамже, с. 243, 360). Маркс писал, что Гегель "...впервые охватил историю философии в целом..." (Маркс К. и Энгельс Ф., Избр. письма, 1953, с. 97–98), а Энгельс называл гегелевские лекции по истории философии "...одним из гениальнейших произведений" (там же, с. 442).
Для подготовки материалистич. взгляда на И. ф. много сделал Фейербах, хотя его труды по И. ф. ("История новой философии от Бэкона до Спинозы", "Лейбниц", "П. Бэйль") были им написаны тогда, когда он находился еще под сильным влиянием Гегеля и стоял на идеалистич. позициях. Рассматривая филос. взгляды Бэкона, Гоббса, Декарта и Спинозы, Фейербах показывал, как философия постепенно эмансипировалась от теологии. Именно этот угол зрения сообщал его труду цельность и дал философу возможность рассмотреть историко-филос. процесс как закономерное движение. Лейбница Фейербах подвергал резкой критике именно за то, что благодаря ему философия "попала опять под башмак теологии". Велики заслуги Фейербаха в анализе истории развития нем. идеализма. Начиная с работы "К критике гегелевской философии" (где он выступал уже как материалист) Фейербах прослеживает эволюцию нем. философии (Кант, Фихте, Шеллинг и Гегель). Он вскрывал гносеологич. корни нем. идеализма, указывал на тесную связь между идеализмом и теологией. Гегелевскую философию Фейербах называл "рациональной теологией". Критика Фейербахом нем. идеализма, несмотря на то, что он не видел в нем. идеализме рационального зерна – диалектики, имела важное значение для победы материализма в философии.
Ц. Арзаканьян, M. Овсянников. Москва.
В России первоначально историко-филос. работы создавались на основе переводов и обработки соч. зап.-европ. авторов. В 1785 в Москве была издана "Сокращенная история философии от начала мира до нынешних времен" (сокр. пер. с франц. характеризованной выше "Истории философии" Бруккера, сделан С. В. Колокольниковым).
В "Истории философских систем, по иностранным руководствам составленной..." (кн. 1–2, 1818–19) Галича, в его "Опыте философского словаря" (1845) и "Лексиконе философских предметов" (1845) содержался более систематизированный взгляд на историко-филос. процесс. Хотя Галич при составлении "Истории философских систем" опирался на работы Сохера и Аста, однако он не следовал им слепо. Он, в частности, отбрасывал "тусклое зеркало кантианства", через к-рое смотрел на И. ф. Сохер. Галич дал изложение новейших филос. систем и критически отнесся к источникам. Он считал, что при изложении И. ф. руководить исследователем должна "чистая любовь к истине". В объяснении возникновения и развития филос. систем для Галича характерна в общем т. зр. объективного идеализма. Он выступал против материализма, считая, что филос. системы возникают из внутренне необходимых условий познават. силы, а также из случайных образований души и сердца. Рассматривая факторы историч. развития философии, Галич придавал значение влиянию духа времени, традиц. представлений, господствующих наклонностей языка, веры и гражд. устройства; он отмечал влияние на философию естеств. факторов – климата, образа жизни народа.
В опубликованном в 1837 "Очерке истории философии по Рейнгольду", сделанном Ф. Надеждиным, составитель в основном следовал трехтомной И. ф. К. Л. Рейнгольда. Составитель стремился показать образование философии и необходимое следование одной системы после другой, их направление. При этом Надеждин сделал только намеки на недостатки важнейших новых систем.
С позиций христ. религии написана "История философии" (ч. 1–6, 1837–40, 2 изд., 1839–40) архимандрита Гавриила (Воскресенского). Гавриил ставил своей целью доказать, что изучение филос. систем не может привести к атеистич. выводам, что скорее, наоборот, оно должно углублять и укреплять религ. верования.
С прямо противоположных позиций проблемы И. ф. рассматривались рус. революционерами-демократами. В работе Герцена "Письма об изучении природы" и др. его произведениях дано изложение И. ф., к-рое, по мысли автора, должно было раскрыть процесс формирования филос. мировоззрения, неразрывно связанного с наукой и жизнью. Анализируя борьбу рационализма и эмпиризма, классицизма и романтизма, Герцен рассматривал историко-филос. процесс как проникнутый борьбой определ. направлений, в ходе к-рой в конечном счете должна родиться истина. И. ф. выступала для Герцена как живая история поисков истинного мировоззрения. Самая история филос. мысли должна включаться в логику нового миросозерцания. Герцен возражал против взгляда на изучение И. ф. как на приобретение пустого многознания. Он видел в изучении философии средство решения важнейших проблем философии и естествознания, науки и практики.
Важные историко-филос. проблемы были поставлены в произведениях Чернышевского, особенно в "Очерках гоголевского периода русской литературы" и "Антропологическом принципе в философии". Анализируя историю русской эстетич. мысли, Чернышевский обосновывал мысль о необходимости связи лит-ры и философии с жизнью народа, с решением важнейших социальных проблем. Чернышевский вплотную подошел к пониманию партийности философии. В работе "Антропологический принцип в философии" содержатся указания на связь филос. идей с борьбой социальных групп. "Политические теории, – писал Чернышевский, – да и всякие вообще философские учения, создавались всегда под сильнейшим влиянием того общественного положения, к которому принадлежали, и каждый философ бывал представителем какой-нибудь из политических партий, боровшихся в его время за преобладание над обществом, которому принадлежал философ" (Полн. собр. соч., т. 7, 1950, с. 223).
Однако все эти верные положения революционеров-демократов относительно сущности историко-филос. процесса не образовывали еще И. ф., так как не вытекали из материалистич. понимания истории.
Л. Скворцов. Москва.
II. М а р к с и с т с к о - л е н и н с к а я история философии.
С возникновением марксизма изучение И. ф. было поставлено на науч. почву. Марксистская диалектика и материалистич. понимание истории оказались тем ключом, с помощью к-рого, наконец, можно было научно объяснить процесс развития философии, смены одних филос. направлений другими. Осн. принципы науч. исследования И. ф. были сформулированы Марксом и Энгельсом в их трудах "Немецкая идеология", "Святое семейство", в тезисах Маркса о Фейербахе и в его произведениях "Нищета философии" и "К критике политической экономии", в работах Энгельса "Анти-Дюринг", "Людвиг Фейербах и конец немецкой классической философии", в письмах об историч. материализме и др. Марксистские науч. принципы И. ф. были разработаны и развиты Лениным в работах "Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве", "Материализм и эмпириокритицизм", "Три источника и три составных части марксизма", "Философские тетради", "О значении воинствующего материализма" и мн. др. Большую роль в марксистской разработке проблем И. ф. сыграли труды Плеханова ("Очерки по истории материализма", "К вопросу о развитии монистического взгляда на историю" и др.).
И. ф. как наука изучает развитие филос. мысли на различных этапах развития общества, прежде всего историю зарождения, формирования, развития осн. филос. направлений – материализма и идеализма, их взаимной борьбы. Вместе с тем предмет И. ф. включает в себя историю зарождения, формирования и развития двух противоположных методов познания действительности – диалектики и метафизики.
Марксизм-ленинизм доказывает, что процесс развития философии не может быть понят только как самодвижение духа, проходящего фазы своего определения, ибо развитие философии не является процессом, изолированным от обществ. движения в целом. Философия представляет собой одну из форм обществ. сознания, в силу чего для установления законов ее развития необходимо определить отношение философии к др. формам обществ. сознания, к др. сторонам жизни общества и прежде всего к его экономич. базису. Маркс, Энгельс, Ленин доказывали, что философия является одной из идеологич. форм. В силу этого к философии имеют прямое отношение закономерности развития надстройки.
Философия, как и др. элементы надстройки, претерпевает существ. изменения в зависимости от смены обществ.-экономич. формаций. Возникновение нового способа произ-ва, появление новых классов, своеобразие их обществ. положения и их борьба между собой неизбежно сопровождались изменением образа мысли, психологии людей. Образ мысли господств. класса становился господствующим в обществе и закреплялся в форме филос. концепций. В конечном счете развитие философии определяется развитием экономики общества, обусловленной развитием его производит. сил. Критикуя идеалистич. подход к анализу развития философии, Энгельс писал, что "...философов толкала вперед отнюдь не одна только сила чистого мышления, как они воображали. Напротив. В действительности их толкало вперед главным образом мощное, все более быстрое и бурное развитие естествознания и промышленности" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21, с. 285). Исходя из принципов диалектич. и историч. материализма, марксистская И. ф. выделяет следующие осн. периоды в развитии философии, определяемые в конечном счете сменой способов производства:
1) философия в рабовладельч. обществе,
2) философия в феод. обществе,
3) философия в эпоху перехода от феодализма к капитализму,
4) философия в эпоху утверждения капитализма до возникновения пролет. революц. движений,
5) философия в эпоху домонополистич. капитализма,
6) философия в эпоху империализма до Великой Октябрьской социалистической революции,
7) философия в эпоху революц. перехода от капитализма к социализму, борьбы двух противоположных обществ. систем, социалистич. и нац.-освободит. революций, крушения империализма, торжества социализма и коммунизма во всемирном масштабе.
Установление связи развития философии с развитием общества позволило выделить в многочисл. филос. направлениях и системах главные, определяющие потоки филос. движения. Энгельс отмечал, что осн. лагерями в области философии являются материализм и идеализм. Теоретич. критерием разделения философов на два лагеря является решение ими основного вопроса философии. Но решение этого вопроса обусловлено не только гносеологич., но и социально-политич. мотивами, определяющими зависимость мировоззрения философов от интересов и идеологии тех или иных классов и обществ. групп. Философы – идеологи передовых классов, заинтересованные в преобразовании обществ. отношений, в развитии производит. сил, культуры, науч. знания и стремящиеся поэтому к объективному исследованию действительности, как правило, выступают против различных форм религ. идеологии и связанной с ней идеалистич. философии, сковывающих науч. мышление и революц. борьбу.
Выделение осн. водораздела филос. борьбы между материализмом и идеализмом, обусловленное в конечном счете борьбой обществ. классов, не означает, что из интересов классов можно вывести все особенности и оттенки филос. концепций. Ленин подверг острой и глубокой критике вульгарный социологизм Богданова и Шулятикова, усматривающих в каждой филос. категории скрытый своекорыстный интерес того или иного класса; против вульгаризаторских концепций Богданова и Шулятикова выступал также Плеханов. Марксизм-ленинизм считает, что экономич. развитие и борьба классов определяют общее направление борьбы партий в философии. Конкретное же содержание той или иной филос. системы нередко зависит от уровня развития естествознания, политич., правовых, религ., эстетич. взглядов общества. Кроме того, философия опирается на свою собств. историю. В письме к К. Шмидту Энгельс писал: "...Как особая область разделения труда, философия каждой эпохи располагает в качестве предпосылки определенным мыслительным материалом, который передан ей ее предшественниками и из которого она исходит" (Mapкс К. и Энгельс Ф., Избр. письма, с. 430). Все эти факторы, вместе взятые, определяют относит. самостоятельность развития философии. Изменения, происходящие в области экономики и классовой борьбы, не всегда получают прямое, непосредств. отображение в философии. Они опосредуются рядом факторов, в т.ч. и развитием философии за предшествующий период, что иногда может породить иллюзию о полной самостоятельности философии. В действительности такой полной самостоятельности не существует. Хотя философы отправляются от учений своих предшественников, характер отношения к ним определяется социальными условиями: одни филос. концепции подвергаются отрицанию и критике, другие, напротив, ассимилируются и перерабатываются, модернизируются и т.п. Взятый в целом, процесс развития философии представляет собой взаимосвязанный единый историч. процесс. Анализ взаимосвязей, преемственности между филос. системами выявляет специфич. закономерности развития философии.
Ленин подчеркивал, что И. ф. является выражением истории человеч. познания вообще. Отмечая гегелевское сравнение И. ф. с кругом, Ленин писал: "Очень глубокое верное сравнение!! Каждый оттенок мысли = круг на великом круге (спирали) развития человеческой мысли вообще" (Соч., т. 38, с. 243). В смене филос. систем, в выделении новых категорий Ленин видел процесс все более глубокого отображения человеком объективного мира. В силу этого Ленин подчеркивал всю сложность оценки роли и значения той или иной филос. системы в И. ф. Критикуя и отвергая идеализм как дорогу к поповщине, подчеркивая плодотворность и научность материализма, Ленин вместе с тем отмечал, что идеалистич. филос. системы, отображая, хотя и в ненауч. форме, те или иные стороны объективной реальности, могут заключать в себе "рациональное зерно". Поэтому, оценивая социальную роль той или иной филос. концепции, наука вместе с тем должна определить ее познават. значение, ее место в движении человеч. познания. Так, напр., в филос. системах Аристотеля и Гегеля, в целом идеалистических, немало ценных догадок и открытий, особенно в области логики. Этим и объясняются те высокие оценки, к-рые классики марксизма-ленинизма давали филос. учениям Аристотеля и Гегеля. Энгельс и Ленин отмечали, что Аристотелю принадлежит большая заслуга в разработке проблем методологии и логики. Особое значение классики марксизма придавали диалектич. методу Гегеля, к-рый создал предпосылки для разрушения метафизики в философии и подготовления марксовой диалектики. На этой почве и возникает известная преемственность между материализмом и рацион. моментами нек-рых идеалистич. филос. учений, получающая свое выражение в борьбе между диалектикой и метафизикой.
Процесс преемственности филос. идей в целом определяется двумя осн. моментами: местом, к-рое занимают те или иные филос. концепции в социально-политич. и идеологич. борьбе, во-первых, и их познават. ценностью – во-вторых. В реальном историко-филос. процессе оба эти момента сливаются; даже консервативные идеалистич. филос. учения в ряде случаев могли быть и становились филос. мировоззрением революц. мыслителей, учения к-рых могли содержать и подчас содержали в себе идеалистич. или даже религ. элементы. Бывали в И. ф. факты, когда представители филос. материализма выступали в общественно-политич. области как сторонники консервативных взглядов. В конечном же счете доминирующим, преобладающим в И. ф. является совпадение важнейших выводов и положений материализма с интересами передовых революц. классов и социальных групп, а многих положений и выводов идеализма, смыкающихся с религией, – с интересами консервативных или даже реакц. классов и социальных групп, что является выражением зависимости философии от социально-историч. условий борьбы классов и политич. жизни общества. В И. ф. всегда шла борьба двух линий: материалистической и идеалистической. Ленин отмечал, что уже в др.-греч. философии выделились две основные линии в философии – линия Демокрита и линия Платона. Они продолжают играть определяющую роль вплоть до наст. времени.
В противоположность идеалистич. И. ф., третирующей материализм и превозносящей идеализм и религию, марксистско-ленинская И. ф. дает объективное изображение историко-филос. процесса, подчеркивая в соответствии с историч. правдой огромное положит. значение материалистич. традиции в философии, способствовавшей прогрессивному развитию общества и наук.
И. ф. выражает собой поступат. характер развития человеч. мысли, несмотря на то, что в определ. периоды реакц. классы пытаются возродить традиции антинауч., религ. философии, требуют возврата к принципам уже преодоленной ходом истории и познания философии. Особенно модными лозунги возврата к старым филос. концепциям стали в эпоху империализма, к-рый означает, по выражению Ленина, реакцию по всем линиям. В этот период идеологи господств. классов стали тяготеть к худшим сторонам философии Канта и Гегеля, более того активно возрождать реакционнейшие течения ср.-век. идеалистич. философии (неотомизм и др.). Однако такого рода попятное движение в философии не отрицает общей линии ее поступат. движения, к-рое определяется в конечном счете развитием производит. сил и конкретных наук, хотя между их развитием и развитием философии нет автоматич. соответствия, исключающего нек-рые отклонения, обусловленные наличием консервативн. и реакц. классов в жизни общества, относит. самостоятельностью развития философии. Ленин, анализируя спиралевидный характер развития философии, считал, что философия в конечном счете "возвращается" к материализму, но на новой основе, преодолевая слабости прежнего материализма, антинаучность идеализма, перерабатывая все его рацион. моменты, и т.п. В итоге в высшей точке развития философии на данном историч. этапе диалектич. материализм выступает как более развитое, материалистич. учение, по отношению к к-рому предшествующие системы выступают как односторонние и более бедные по содержанию. Материалистич. философия в своем развитии прошла ряд историч. этапов, характеризуемых распространением следующих осн. видов материализма:
1) первоначальный, наивный материализм древних мыслителей, отличавшийся стихийно-диалектич. подходом к явлениям мира,
2) метафизический в основном материализм мыслителей 16–18 вв. и 1-й пол. 19 в. (осн. струя этого материализма шла в механистич. направлении, другая же была связана с т.н. "органическим" направлением),
3) материализм революц. демократии 19 в., вплотную подходивший к диалектич. материализму,
4) диалектич. материализм – новая, высшая и науч. форма материализма, принципиально отличающаяся от всех его предшествующих видов. Диалектич. метод прошел в своем развитии следующие осн. этапы:
1) наивная диалектика древних мыслителей,
2) идеалистич. диалектика нем. классич. философии,
3) диалектика революционеров-демократов 19 в.,
4) марксистско-ленинская, материалистич. диалектика – новая, коренным образом отличающаяся от предшеств. форм диалектики.
Каждый из этих этапов истории материализма и диалектики был шагом вперед по сравнению с предшествующими этапами. Диалектич. материализм – не только более богатое по сравнению с предшествующими видами материализма филос. учение, т.к. он дает материалистич. объяснение обществ.-историч. процесса; возникновение диалектич. материализма знаменует собой коренной переворот, революцию в философии, превращение философии в подлинную науку, предметом к-рой являются наиболее общие законы развития природы, общества и мышления, науку, постоянно развивающуюся на основе обобщения новых явлений в жизни общества и новейших открытий естествознания.
Ленин, подходя к различным совр. филос. направлениям, всегда требовал оценивать их с т. зр. диалектич. материализма – наиболее развитого и науч. филос. учения. В своем труде "Материализм и эмпириокритицизм", особенно в заключении к книге, Ленин обосновал важнейшие принципы, с т. зр. к-рых марксист должен подходить к эмпириокритицизму или к.-л. другому течению совр. бурж. философии. Эти принципы требуют:
1) сравнения теоретич. основ совр. бурж. философии с диалектич. материализмом,
2) определения места данной филос. школы среди других совр. филос. школ,
3) анализа связи данной филос. школы со школами новейшего естествознания,
4) прослеживания по всей линии гносеологич. вопросов борьбы партий в философии, выражающей в последнем счете тенденции и идеологию враждебных классов совр. общества (см. Соч., т. 14, с. 342–43). Подход к совр. течениям филос. мысли с т. зр. этих историко-филос. принципов марксизма- ленинизма дает возможность определить то место, к-рое занимает то или иное филос. учение в развитии философии.
Маркс и Энгельс выработали, а Ленин и ленинцы развили принцип партийности в И. ф. Принцип партийности философии предполагает, что борьба филос. идей рассматривается как отражение борьбы классов. Марксистская И. ф. открыто и последовательно выступает с критикой идеалистич. философии, защищая материалистич. традиции. Ленин, критикуя различные формы идеалистич. философии, пропагандируемой офиц. представителями бурж. "науки", писал, что "...профессора философии – ученые приказчики теологов" (там же, с. 328). Он призывал последовательно проводить в жизнь принцип партийности в философии, отметая как ненауч. вздор попытки встать "выше" борьбы партий в философии, "преодолеть" их "крайности" и т.д. "„Реалисты“ и т.п., – писал Ленин, – а в том числе и "позитивисты", махисты и т.д., все это – жалкая кашица, презренная п а р т и я с е р е д и н ы в философии, путающая по каждому отдельному вопросу материалистическое и идеалистическое направление" (там же, с. 325). Принцип партийности означает, т.о., науч. анализ всей предшеств. философии, критическую ее переработку при удержании всего ценного (диалектич. отрицание). Партийность философии предполагает, что развитие философии является выражением поступат. движения человеч. познания в силу того, что оно связано с развитием естествознания и обществ. наук, а также и внутр. логикой процесса познания. Поэтому, выделяя осн. периоды развития философии, марксистско-ленинская историко-филос. наука внутри этих периодов выясняет зависимость развития философии от открытий в области естеств. наук, обществ. наук и предшествующих достижений самой философии.
Так, характеризуя теоретич. и естеств.-науч. предпосылки возникновения марксизма, Ленин отмечал три теоретич. источника марксизма – англ. политич. экономию, франц. утопич. социализм и нем. классич. философию. Энгельс устанавливал прямую связь между возникновением диалектич. материализма и естеств.-науч. достижениями – открытием закона сохранения и превращения энергии, клеточного строения живых существ, теорией Дарвина.
Марксистско-ленинская историко-филос. наука не ограничивается рассмотрением этих общих предпосылок развития философии. Она исследует также процесс преломления этих общих закономерностей развития философии через призму нац. традиций и индивидуальности философа, создателя той или иной филос. системы. Каждый философ развивается на определенной нац. почве, имеет индивидуальные особенности в своем филос. творчестве, к-рые нельзя игнорировать, – он может близко стоять к политич. борьбе своего времени и не иметь непосредств. связи с развитием естествознания (как, напр., Макиавелли) или, наоборот, акцентировать внимание на естеств.-науч. открытиях (напр., Галилей).
Все это означает, что историко-филос. процесс является очень сложным по своей структуре: в конечном счете он отражает развитие произ-ва и борьбы классов; выражает прогресс в развитии человеч. познания; тесно связан с развитием науки и др. форм обществ. сознания, испытывает на себе влияние нац. традиций в развитии филос. мысли и достижений филос. мысли в др. странах, взаимных связей между филос. учениями различных стран; в известной мере несет на себе отпечаток индивидуальности философов, их места в жизни общества, их участия в социально-политич. борьбе, в развитии науки, иск-ва и т.д. В реальном историко-филос. процессе эти мысленно выделенные "слои" оказываются слитыми воедино, "сплавленными" т.о., что науч. исследование И. ф. возможно лишь с методологич. позиций материалистич. диалектики, чуждой какого-либо шаблона, схематизма и в то же время способной выявить общие закономерности развития философии, прокладывающие свой путь через индивидуальные особенности творчества отдельных философов. Диалектич. и историч. материализм дает возможность, исходя из понимания законов развития общества, понять и законы развития философии, сложность и противоречивость ее движения, схватить историко-филос. процесс во всех его связях и опосредованиях, выделить в нем гл. линии, определить тенденции развития филос. мысли человечества.
Марксистско-ленинская науч. концепция И. ф. послужила теоретич. основой науч. исследований в различных областях историко-филос. науки, в особенности после победы Октябрьской революции, когда диалектич. и историч. материализм стал господствующим мировоззрением в СССР и завоевал прочные идейные позиции в междунар. коммунистич. движении.
Сов. философы-марксисты в разработке проблем И. ф. исходят из сформулированных Лениным в работе "О значении воинствующего материализма" задач филос. науки. Сов. историки философии вели борьбу с нигилистич. отношением к И. ф. со стороны Богданова, пролеткультовцев, механистов и др., с ошибками, шедшими по линии меньшевиствующего идеализма (в частности, отрыв теории от практики, недооценка ленинского этапа в марксистской философии, недостаточное подчеркивание революц. переворота в философии, сближение марксизма с гегелевской идеалистич. диалектикой и фейербаховским материализмом и т.д.). Сов. марксисты обратили особое внимание на исследование материалистич. и диалектич. традиций филос. мысли. Была проделана большая работа по подготовке к изданию собр. соч. Маркса, Энгельса, Ленина, Плеханова. После Октябрьской революции впервые увидели свет "Немецкая идеология" Маркса и Энгельса, "Диалектика природы" Энгельса, "Экономическо-философские рукописи" Маркса и др. В "Ленинских сборниках" были опубликованы "Философские тетради" Ленина, а в журнале "Под знаменем марксизма" – его замечания на книгу Шулятикова и др. его ранее не публиковавшиеся работы. Издание этих работ, имеющих огромное методологич. значение для исследования историко-филос. процесса, дало толчок для углубленной разработки марксистской И. ф.
В центре внимания сов. историко-филос. науки стояли изучение и правильное освещение истории марксистско-ленинской философии. Во 2-й пол. 20-х и в 30-х гг. они были непосредственны связаны с борьбой против троцкистских и правооппортунистич. взглядов, фальсифицировавших марксистское учение и принижавших роль ленинизма. Коммунистич. партия Советского Союза, ее ЦК отстояли ленинизм и раскрыли великое значение ленинского этапа в развитии марксизма, в т.ч. в философии. Сов. философы-марксисты (см. сборник "За поворот на философском фронте", 1931, работы Адоратского, Ярославского, Митина, Юдина, Федосеева, Константинова, Каммари, Горохова, Познера, Чагина и др.) показали, что труды Ленина составляют новый, высший этап в развитии марксистской философии, к-рый отражает коренные изменения, происшедшие в обществ. жизни и развитии естеств. наук в конце 19 – нач. 20 вв.
В 40–50-х и нач. 60-х гг. вышел ряд книг, посвященных исследованию филос. наследия Маркса и Энгельса (книги Ильичева, Ойзермана, Пажитнова, Серебрякова, Розенталя, К. М. Фролова и др.). Проведены исследования и опубликованы книги о филос. наследии Ленина (Васецкого, Окулова, Омельяновского, Скворцова, Суворова, Чагина, Шахновича, М. Г. Шестакова и др.), коллективные работы о ленинских трудах "Материализм и эмпириокритицизм", "Философские тетради" и т.д. Изданы "Избранные философские произведения" Плеханова (т. 1–5, 1956–1958) и выпускается его "Литературное наследие" (сб. 1–8, 1934–40); появились исследования филос. взглядов Плеханова (книги Фоминой, Митина, Иовчука, М. Сидорова и др.). Исследуются филос. труды соратников Маркса, Энгельса и Ленина (работы Гагарина о Меринге, Момджяна о Лафарге, Волковой о Дицгене, книги Агаджаняна и Калтахчяна о С. Шаумяне и др.).
Сов. ученые, придавая огромное значение исследованию истории мировой культуры, в т.ч. и И. ф., перевели на рус. яз. и дали марксистскую оценку филос. соч. Демокрита, Эпикура, Аристотеля, Бэкона, Гоббса, Декарта, Гассенди, Спинозы, Лейбница, Вольтера, Монтескьё, Кондорсе, Дидро, Гольбаха, Гельвеция, Робине, Кондильяка, Канта, Фихте, Шеллинга, Гегеля, Фейербаха и др. философов. В серии "Предшественники научного социализма" (1947–61) под ред. Волгина были переведены на рус. яз. произведения социалистов-утопистов: Мора, Кампанеллы, Мелье, Морелли, Сен-Симона, Оуэна, Фурье, Дезами и др.
Были созданы марксистские исследования, посвященные истории антич. философии и ср.-век. философии Запада (книги Александрова, Ахманова, Дынника, Маковельского, Сережникова, Трахтенберга, Чернышева и др.), И. ф. нового времени (книги Асмуса, Бакрадзе, Быховского, Деборина, Луппола, Момджяна, Овсянникова, Ситковского и др.), истории социологич. учений и утопич. социализма (работы Александрова, Волгина, Деборина, Сливкера и др.).
В тот период, когда бурж. историко-филос. мысль все более отходила от идей прогресса и оптимизма, пытаясь интерпретировать филос. мысль прошлого с позиций поверхностного психологизма или религ. философии, сов. историки философии раскрывали огромное социальное значение для своего времени освовных филос. концепций прошлого, отстаивая позиции историзма и вместе с тем раскрывая роль филос. традиций в совр. борьбе идей.
Со 2-й пол. 30-х – нач. 40-х гг. развернулась работа по марксистскому исследованию И. ф. рус. народа и др. народов СССР. В серии "Классики русской философии" (с 1938) были изданы и оценены с позиций марксистской философии избр. филос. соч. Ломоносова, Радищева, рус. просветителей 18 в., Герцена, Огарева, Белинского, Чернышевского, Писарева, Антоновича, Сеченова и др. Были проведены исследования и опубликованы работы, раскрывающие солидную материалистич. традицию в рус. философии и науке (книги Вавилова, Иовчука и Васецкого, Кружкова, М. Григорьяна, Каганова, Маслина, Платонова, Розенталя, Смирновой, Степанова, Щипанова, Чеснокова, Яковлева и др.). Создаются коллективные работы, прослеживающие историю философии в России в 18–19 вв., – "О классической русской философии" (1945), "Из истории русской философии XVIII–XIX вв." (1952) и др.
Сов. ученые наряду с освещением истории рус. философии провели работу по исследованию истории философии и популяризации лучших традиций филос. мысли др. народов СССР. Созданы работы о мировоззрении укр. мыслителей (книги Брагинца, Я. Дмитерко, Головахи, Назаренко, Новикова, Острянина и др.), белорус. мыслителей (книги Лущицкого, Алексютовича, Смирнова и др.), о филос. взглядах азерб. мыслителей (книги Гусейнова, Закуева, Касумова, Мамедова и др.), по истории арм. философии (книги Габриэляна, Чалояна и др.), груз. философии (книги Нуцубидзе, Хидашели, Авалиани, Кукава и др.), мыслителей Казахстана (работы Джандильдина, Бейсембиева и др.), Узбекистана (книги Муминова и др.), Таджикистана (работы Богоутдинова, Морочника и др.), Киргизии (работы Алтмышбаева), Туркмении (работы Кулиева, Чарыева и др.), Молдавии (работы Ермуратского, Ковчегова и др.), Латвии (работы Валескална, Самсона, Штернберга и др.), Эстонии (работы Наана и др.), Литвы (работы Жюгжда и др.) и др. республик.
На основе проведенной исследовательской работы по истории отечеств. философии в 1955–56 создан обобщающий труд "Очерки по истории философской и общественно-политической мысли народов СССР" (т. 1–2). Исследования по истории филос. мысли народов СССР позволили раскрыть историч. значение материалистич. традиции в России, освободить ее от бурж. фальсификаций, подвергнуть критике попытки представить религ. мировоззрение в качестве адекватного выражения так называемой "русской души" и т.д.
Серьезное внимание сов. историки философии уделяют изучению развития филос. мысли в странах Востока – Китае, Индии, Японии, Иране и др. (работы Александрова, Конрада, Маковельского, Францева, С. Григорьяна, Петрова, Радуль-Затуловского, Сенина, Ян Хин-Шуна и др.). Сов. историками философии были подвергнуты критике европоцентристская концепция И. ф., концепция об извечной "противоположности" т.н. "западного" и т.н. "восточного" мышления.
Сов. философы выступили с критикой осн. направлений бурж. философии и социологии (книги Бакрадзе, Быховского, Баскина, Брутяна, Гагарина, Ю. Семенова, Нарского, Кона, Курсанова, Ю. Мельвиля, Ойзермана, С. Попова, Модржинской, коллективный труд под ред. Францева "Исторический материализм и социальная философия современной буржуазии", 1960, и др.), были подвергнуты критике также совр. бурж. фальсификации истории русской и марксистско-ленинской философии.
В результате исследовательской работы философов-марксистов СССР и зарубежных стран были созданы предпосылки для марксистского освещения всемирной И. ф. Первая серьезная попытка создания истории всемирной философии была предпринята в начале 40-х гг., когда вышли 1-й и 2-й тома "Истории философии", подготовленные Ин-том философии АН СССР. 3-й том этой книги вышел в свет в 1943 и подвергся в 1944 критике за одностороннюю характеристику нем. идеалистич. философии конца 18 – нач. 20 вв., за отсутствие глубокой критики ее консервативных сторон и сближение пролетарского мировоззрения – марксистской диалектики – с бурж. мировоззрением (философия Гегеля).
В 1945 вышла работа Г. Александрова "История западно-европейской философии" (2 изд., 1946). В июле 1947 но инициативе ЦК КПСС была проведена филос. дискуссия по этой книге. В ходе этой дискуссии было показано, что в сов. историко-филос. науке не преодолены до конца элементы объективизма, проявившиеся в этой работе, допускалась недооценка того революц. переворота, к-рый был совершен в философии созданием диалектич. и историч. материализма; в историко-филос. науке имелись непреодоленные элементы европоцентризма и недооценки того вклада, к-рый был внесен в мировую филос. мысль рус. народом, др. народами СССР, народами Востока и стран Вост. и Ю.-В. Европы. Однако коренного изменения в состоянии филос. науки, включая и И. ф., филос. дискуссия 1947 в условиях культа личности Сталина произвести не могла. Культ личности Сталина, оказавший отрицат. влияние на филос. науку СССР в 30–40-х и нач. 50-х гг., проявился в И. ф. в том, что возвеличение популярных и нередко содержавших ошибки работ Сталина, к-рые изображались как "вершина марксистской философской мысли", вело к принижению значения работ Маркса, Энгельса, Ленина. Сталин неверно оценил ряд правильных положений работы Энгельса "Происхождение семьи, частной собственности и государства", недооценивал значение ленинского труда "Философские тетради", внес путаницу в оценку филос. наследия, в частности наследия нем. классич. философии, неправильно определив ее как аристократич. реакцию на франц. материализм, и т.д. Культ личности затруднял творч. науч. работу в области И. ф., порождал элементы догматизма. Решения XX и XXII съездов партии, преодоление КПСС культа личности и его последствий дали простор для науч. исследований во всех областях философской, в т.ч. и историко-филос. науки.
С 1957 выходит новый коллективный труд "История философии" (в 6 тт.), подготовленный Ин-том философии АН СССР при участии философов всех союзных республик СССР, ряда социалистич. и нек-рых капиталистич. стран. Опираясь на марксистско-ленинские методологич. принципы, авторы дают науч. анализ всемирной И. ф., раскрывают развитие филос. мысли человечества от древности до наших дней в тесной связи со сменой способов произ-ва, борьбой классов в обществе, развитием наук и др. форм обществ. сознания. В 1960 вышел "Краткий очерк истории философии". Опубликован ряд новых монографий по истории марксистско-ленинской философии, истории русской и всемирной философии.
Марксистско-ленинская методология положена в основу науч. исследований И. ф. марксистами зарубежных стран. После второй мировой войны историко-филос. исследования, исходящие из марксистско-ленинских методоло-гических принципов, ведутся в Болгарии (работы Т. Павлова, Гановского, Грозева, М. Димитрова, Караколова и др.), в ГДР (книги Гроппа, Клауса, Лея, Менде, Шлейфштейна и др.), в Китае (книги Го Мо-жо, Хоу Вай-лу и др.), в Румынии (работы Жожа, Гулиана, Бану и др.), в Чехословакии (работы Боднара, Кольмана, Косика, Попеловой-Отагаловой и др.) и других социалистич. странах, в Италии (работы Тольятти, Спинелла, Лупорини и др.), во Франции (работы Гароди, Дезанти, Корню и др.), в Англии (работы Бернала, Корнфорта и др.), в США (работы Уэллса, Селзама и др.) и др. капиталистич. странах.
Историки философии – марксисты зарубежных стран разрабатывают проблемы И. ф., разоблачают фальсификации марксистской философии Веттером, Кальвезом, Шамбром и др. В период после второй мировой войны ведется активная борьба за утверждение прогрессивной филос. традиции итал. Возрождения, франц.
Просвещения и т.д., против попыток возродить схоластич. философию, иррационализм и мистику. Философы-марксисты выступили против попыток Блоха в ГДР, Лукача в Венгрии, Лефевра во Франции ревизовать историко-филос. концепцию марксизма, "переформулировать" осн. вопрос философии, отбросить принцип партийности, принизить значение материалистич. традиций.
III. Б у р ж у а з н ы е историко-философские концепции 2-й пол. 19–20 вв.
Бурж. философия в 19–20 вв. не утратила интереса к историко-филос. проблематике, однако в бурж. историко-филос. концепциях этого периода ярко проявились тенденции к антинауч. интерпретации историко-филос. процесса. Уже в 1-й пол. 19 в. появляются исследования, к-рые характеризуются синкретизмом, попытками эклектически соединить в одной филос. системе отд. стороны воззрений предшественников (Кузен). С др. стороны, подвергается критике гегелевская историко-филос. концепция, особенно идея единства И. ф. и философии как науки (Целлер – Ed. Zeller, Die Philosophie der Griechen in ihrer geschichtlichen Entwicklung, Tl 2, 5 Aufl., S. 9–11; в рус. пер. имеется "Очерк истории греч. философии", М., 1913; А. Швеглер, История философии, М., 1864, с. 1–5).
Особый интерес к И. ф. возник во 2-й пол. 19 – нач. 20 вв. Это объяснялось рядом причин. Значит. усиление влияния материалистич. философии в сер. 19 в. породило идеалистич. реакцию на материализм, стремление, свойственное, напр., Ф. Ланге ("Geschichte des Materialismus...", 1866, в рус. пер.: "История материализма...", т. 1–2, [1899 ]–1900), с помощью И. ф. доказать "несостоятельность" материализма как филос. теории. Бурж. философы все чаще обращаются к И. ф. Историко-филос. исследования выходят за традиц. рамки И. ф. в Зап. Европе. Делаются попытки создания общей И. ф., включающей в себя филос. учения Древнего Востока. Проводятся работы по переводу и критич. исследованию текстов др.-греч. философов (работы Дильса), издаются работы Лукреция (К. Лахман, 1871), организуется издание работ классиков философии (Кирхманн, "Philosophische Bibliothek...", H. 1–319, 1868–86). С 1896 выходит серия монографий о выдающихся мыслителях – Гоббсе, Руссо, Канте, Аристотеле, Платоне, Гёте, Фейербахе, Декарте, Лессинге и др. философах. Сосредоточение внимания на эмпирич. материале используется порой для освобождения И. ф. от теории, от науч. объяснения историко-филос. процесса. В получившем широкое распространение и дополнявшемся несколько раз "Очерке истории философии" Ибервега ("Grundriss der Geschichte der Philosophie...", Tl 1–3, 1862–66; в рус. пер.: "История новой философии в сжатом очерке", вып. 1–2, 2 изд., 1898–1899) выражена эта эмпирич. крайность, приводящая к поверхностной фиксации фактов И. ф., превращению И. ф. в "хронику". Вместе с тем во 2-й пол. 19 – нач. 20 вв. зарождаются и оформляются под влиянием различных направлений совр. бурж. философии новые историко-филос. концепции, и И. ф. рассматривается как дополнит. средство решения тех или иных проблем философии. К этому побуждает, в частности, начавшаяся революция в области естествознания. Возникают работы, посвященные изучению истории таких филос. понятий, как причинность, бесконечность, пространство, время; космологич. представлений – работы Э. Кёнига ("Die Entwickelung des Causalproblems von Cartesius bis Kant", 1888–90), И. Блоха ("Die Entwicklung des Unendlichkeitsbegriffs von Kant bis Cohen", 1907), П. Дюгема ("Le systeme du monde; histoire des doctrines cosmologiques de Platon a Copernic", v. 1–5, 1913–17), Ф. Энрике ("Causalite et determinisme dans la philosophie et l'histoire des sciences", 1941) и др.; изучаются проблемы истории теории познания – работы Кассирера ("Das Erkenntnisproblem in der Philosophie und Wissenschaft der neueren Zeit", Bd 1–2, 1906–07, и др.), логики – работы К. Прантля ("Geschichte der Logik im Abendlande", Bd 1–4, 1855–70, и др.), этики – работы ?. Йодля ("Geschichte der Ethik in der neueren Philosophie", Bd 1–2, 1882–89, в рус. пер.: "История этики в новой философии", т. 1–2, 1896–98, и др.), политики – работы Э. Баркера ("Political thought of Plato and Aristotle", 1906) и т.д. Различные филос. школы каждая по-своему начинают обрабатывать И. ф.
Но И. ф. используется не только как средство для решения проблем философии, но и как средство обоснования тех или иных филос. систем и концепций, к-рые, в свою очередь, становятся теорией для рассмотрения И. ф. С распространением иррационализма, связано усиление внимания к религ. учениям Востока – работы П. Дёйсена ("Das System des Vedanta...", 1883), Ольденберга ("Buddha", 1881; "Die Religion des Veda", 1894) и др.
Серьезное влияние на бурж. историко-филос. мысль оказали позитивизм, особенно сформулированный Контом "закон трех состояний", и представление Спенсера о мысли как приспособлении внутр. отношений (между элементами мозга) к внешним. Под влиянием позитивизма написаны такие работы, как "Прошедшее философии" Е. В. де Роберти (1886), "История мысли" Л. Оболенского (1901), "История философии..." Дж. Льюиса ("A biographical history of philosophy", v. 1–4, 1845–46, рус. пер. 1865–67), в к-рой была сделана попытка доказать, что философия полностью исчерпала себя и не способна к дальнейшему развитию. Ход развития философии в конце 19 – нач. 20 вв. доказал полную несостоятельность историко-филос. пессимизма, однако нигилизм к предшествующей филос. мысли продолжает жить в бурж. И. ф. до сих пор. Наиболее полно он проявился у сторонников неопозитивизма. Так, Франк писал, "что современная наука несовместима с традиционными системами философии" ("Modern Science and its Philosophy", L., 1949, p. 41). С открытым отвержением философии выступил Витгенштейн, объявивший филос. проблематику не имеющей смысла и сводивший функции философии к прояснению языка науки. Среди сторонников метода лингвистич. анализа науки получила распространение та точка зрения, что традиц. проблемы философии выросли из попыток решить "философские парадоксы", структура к-рых якобы аналогична логич. парадоксам (таким, как известный парадокс "лжец" и др.), в силу чего неопозитивисты утверждают, что центр. место в И. ф. должно занять различение между имеющим смысл и бессмысленным. Это сведение филос. проблем к логич. парадоксам привело к обеднению задач историко-филос. исследования. Подход неопозитивистов к истории философии характеризуется неисторичностью, непониманием условий, породивших те или иные формы философии. На этой почве рождается представление о философии как цепи ошибок и заблуждений. "История спекулятивной философии, – писал Рейхенбах, – это история ошибок людей, которые задавали вопросы, не имея возможности на них ответить" ("The Rise of Scientific Philosophy", Berk. and Los Ang., 1954, p. 117). С несколько иных теоретич. позиций эту т. зр. пропагандировал также основоположник феноменологич. философии Гуссерль. Гуссерль отвергал всю предшествующую филос. мысль как ненаучную по своему содержанию, исключая отд. попытки подойти к созданию философии как строгой науки (см. "Логос", кн. 1, М., 1911, с. 2). Так вновь оказалась возрожденной точка зрения, преодоленная еще Гегелем, согласно к-рой И. ф. является историей пустых мнений, своеобразным "кладбищем систем".
Большое количество историко-филос. работ во 2-й пол. 19 и в 20 вв. было создано под непосредственным влиянием неокантианства, исходящего из признания принципиальной противоположности природы и истории. Для неокантианцев характерно рассмотрение И. ф. через призму кантианства. Так, Наторп изложение платоновского учения об идеях сделал средством апологетики неокантианства. Аналогичным образом Виндельбанд всю историю философии нового времени рассматривал относительно системы Канта ("Die Geschichte der neueren Philosophie in ihrem Zusammenhange...", Bd 1–2, 1878–80; в рус. пер.: "История новой философии в ее связи с общей культурой и отдельными науками", т. 1–2, 1902–05). В 90-е гг. Виндельбанд создал новый вариант истории философии, к-рая написана по проблемам ("Geschichte der Philosophie", 1890, в рус. пер.: "История философии", 1898). В этой работе по существу нет монистич. теории развития философии. Виндельбанд пошел по пути эклектич. комбинирования телеологич., прагматич., культурно-историч. методов и применения к предшествующим филос. концепциям метода имманентной критики. Методологич. эклектицизм вырастает неизбежно из отрицания закономерного характера развития философии. Под влиянием Виндельбанда находился ряд бурж. историков философии (см. G. Boas, Dominant themes of modern philosophy..., [1957 ]; E. Frank, Wissen, Wollen, Glauben..., [1955 ]). Однако концепция неокантианства вызвала возражения даже со стороны нек-рых бурж. историков философии (см., напр., Е. Einhorn, Begrundung der Geschichte der Philosophie als Wissenschaft, W. und Lpz., 1919, S. 49).
В ходе критики гегелевской историко-филос. концепции стало оформляться направление, к-рое пыталось понять все движущие импульсы развития философии из личности самого философа. Это "освобождение" гегелевской концепции от сверхперсонального подтекста наметилось в известных работах считавшего себя гегельянцем К. Фишера, посвященных исследованию И. ф. в новое время. Фишер методологически исходил из гегелевского "Введения в историю философии", однако интерпретировал его односторонне, рассматривая И. ф. лишь как историю самопознания (см. "Введение в историю новой философии", вып. 1, М., 1900, с. 19). Эта методологич. установка Фишера толкала историков философии к акцентировке внимания на отдельных филос. системах, в лучшем случае к установлению логики филос. идей.
Под влиянием философии жизни окончательно сложились различные варианты субъективистской трактовки И. ф. Так, Дильтей в работах "Введение в науки о духе" ("Einleitung in die Geisteswissenschaften", 1883), "Сущность философии" ("Das Wesen der Philosophie", 1907 см. "Gesammelte Schriften", Bd 5, 2 Aufl., [1957 ]), утверждал, что И. ф. можно понять, лишь исходя из анализа психологич. структур последнего субъекта истории – человеч. личности. Именно из особенностей психологич. структур Дильтей и выводил осн. типы филос. мировоззрений – материалистическое (натуралистическое), объективно-идеалистическое и т.н. мировоззрение идеализма свободы. Аналогичная т. зр. с позиций спиритуалистич. философии Тейхмюллера отстаивается Шилкарским (см. В. С. Шилкарский, Типологический метод в истории философии, т. 1, 1916). Др. сторонник этого направления – А. Демпф – выделяет семь типов мировоззрения (см. "Selbstkritik der Philosophie...", 1947). Коренной порок всей т.н. "философской антропологии" заключается в том, что она разрушает историю, представляя дело т.о., что типы мировоззрения являются следствием лишь психологич. структуры личности, и отрицает возможность постижения объективной истины в философии, представляя все мировоззрения одинаково равноправными, субъективными точками зрения.
Др. направление несет на себе еще бoльшую печать субъективизма. Его представители: Р. Эйкен (см. "Die Lebensanschauungen der grossen Denker", 1890), Р. Фалькенберг ("Geschichte der neueren Philosophie...", 1886, в рус. пер. – "История новой философии...", 1894), А. Фуллье ("Histoire de la Philosophie", 1875, в рус. пер.: "История философии", 1901) – выдвигают мысль о том, что для историка философии важно схватить сущность индивидуальности философа. Опираясь на идеи, высказанные Эйкеном, Д. Эйнхорн сделал попытку дать систематизированную разработку нового историко-филос. метода (см. "Begrundung der Geschichte der Philosophie als Wissenschaft", 1919). Эйкен и Эйнхорн вводят понятие т.п. "философской действительности", существующей как бы помимо философа, к-рый стремится проникнуть в эту филос. действительность и, выражаясь совр. языком, дать о ней "дополнительную информацию". Соответственно историк философии должен стоять на сверхиндивидуальной т. зр., анализирующей и корректирующей с помощью метода имманентной практики индивидуальности существовавших в истории философов. Эйнхорн считает, что этот метод освобождает от субъективизма и служит основой для создания И. ф. как науки. Однако ясно, что этот метод не объясняет главного: он рассматривает философию как самодовлеющее, замкнутое в себе, стоящее над философами "тело" и не объясняет его происхождения. Оно как бы вечно предсуществует, и это есть отрицание И. ф. Наряду с этим И. ф. выступает как сумма индивидуальных мнений философов о "философской субстанции". Более последовательны в данном случае точки зрения Фулье и Фалькенберга, к-рые считают, что необходимо более акцентировать внимание не на идеях философов, т.е. не на сверхперсональном содержании их взглядов, а скорее на "ритмах" их мышления. Эта точка зрения доведена до крайнего выражения в работе Томлина "Великие философы Запада" (см. "Great philosonhers of the West", 1959). Он считает, что "великими философами являются те, для которых импульс исследования природы вещей превратился в страсть" (указ. соч., р. 12). Томлин рассматривает великие системы философии как своего рода осн. части единого музыкального произведения, перемежающиеся интерлюдиями произведений мелких мыслителей. Это признание полного отказа от И. ф. как науки, возможности установления законов ее развития.
Свое синтетич. выражение историко-филос. субъективизм получил в работе Ясперса "Великие философы" ("Die gro?en Philosophen", Bd 1, 1957). Ясперс утверждает, что И. ф. не может быть представлена а виде изложения единого и целого процесса. Ясперса может интересовать в И. ф. совокупность индивидуальных способов вторжения философов в реальность, вне зависимости от историч. обстановки, в к-рой они совершались, и в его концепции И. ф. теряет свою логику, свои внутр. связи, обусловленные социальными связями. Т.о., в конечном счете идеалистический, субъективистский подход к философии привел к разрушению ее истории. Печать субъективизма лежит и на др. историко-филос. работах, написанных под влиянием экзистенциализма, – Н. Аббаньяно ("Storia della filosofia", v. 1–2, 1949–50), У. Кауфманна ("The owl and the nightingal. From Shakespeare to existentialism", 1959), К. Шиллинга ("Geschichte der Philosophie", Bd 1–6, 2 Aufl., 1951–54) и др. В этих работах история полагается зависимой от того, чем является "сам историк", от аффектов и чувств того, кто создает И. ф.
Ряд методологич. принципов исследования И. ф. был сформулирован Хейдеггером, к-рый рассматривает историю философии под углом зрения "деструкции" онтологии (см. "Sein und Zeit", H. 1, Halle, 1941, S. 19–27). Особое значение он придает изучению философии досократиков, трактовке понятия "бытие" древними греками. Интерес ряда бурж. историков философии к др.-греч. философии и культам древних греков был порожден работами Ницше, к-рый пытался "объяснить" развитие духовной жизни в Европе борьбой "царства Диониса" и "царства Аполлона".
Существуют попытки объяснить развитие философии, исходя из свойств рационально понятой "природы" человека (см. В. A. G. Fuller, A history of philosophy, v. 1–2, 3 ed., [1955 ]; J. В. Burgess, Introduction to the history of philosophy, N. Y.–L., 1939, p. 6; Ph. Wheelwright, The way of philosophy, New York, 1960, pp. 11–13) или же из внеперсонального духа в той или иной форме. Так, Э. Харрис ("Nature, mind and modern science", [1954 ]) утверждает, что в основе И. ф. лежит абсолютный и неизменный разум. Исходя из этого, Харрис приходит к отрицанию прогресса в области философии, полагая, что она решает одни и те же вечные проблемы (отношения между богом и миром, духом и телом, добром и красотой и т.д.). Авторы "Истории восточной и западной философии" под ред. С. Радхакришнана (см. "History of philosophy Eastern and Western", v. 1–2, [1952–53 ]) утверждают, что филос. дух является творцом своей собств. истории и находит свои независимые проявления в различных странах и среди различных народов. Аналогичная т. зр. отстаивается в работах Г. Глокнера ("Philosophische Einleitung in die Geschichte der Philosophie", 1949), И. Фишля ("Geschichte der Philosophie", [Bd ] 1–5, 1948–54), Р. Хейса ("Der Gang des Geistes. Eine Geschichte des neuzeitlichen Denkens", 1948) и др. представителей объективного идеализма.
Попытка увидеть основу И. ф. в вечном абс. духе опирается в конечном счете на ненауч. религ. представления. Она приводит к отрицанию зависимости философии от материальных основ, историч. условий, к-рые породили ту или иную форму философии, сознат. игнорированию этой зависимости, а стало быть и искажению историко-филос. процесса.
В этом отношении наиболее характерными являются работы, созданные под непосредственным влиянием неотомизма (см. Fr. Copleston, A history of philosophy..., v. 1–6, 1946–60; J. Collins, A history of modern European philosophy, [1954 ]; I. Bochenski, Contemporary European philosophy, 1956, на нем. яз. опубл. в 1947; D. ?. Roberts, Existentialism and religious belief, 1957, и др.). В этих работах доказывается, что томизм является средоточием вечных истин, к-рые могут лишь обогащаться ходом развития философии, но не отвергаться.
Ряд буржуазных философов вообще стремится не связывать философские идеи с каким-либо определенным субъектом, их носителем. Они рассматривают филос. идеи как таковые, считая, что понимание И. ф. возможно не с т. зр. анализа отд. систем, созданных теми или иными философами, а с т. зр. осн. идей, к-рые господствовали в обществе на том или ином этапе его развития. С такого рода подходом связаны попытки проследить историю понятий "душа" (W. Ellis, The idea of the soul..., 1940), "история" (R. G. Collingwood, The idea of history, 1946), выделить осн. идеи эпохи Просвещения (?. Cassirer, The philosophy of the enlightenment, 1951, на нем. яз. опубл. в 1932) и т.д.
Свое понимание методологич. принципов исследования истории идей сформулировал А. Лавджой ("Essays in the history of ideas", 1948, 2 изд., 1955), к-рый определяет специфику эпохи, исходя из господствующих в ней нек-рых осн. идей. Простые идеи рассматриваются Лавджоем как "атомарные", самодовлеющие факты, из к-рых могут возникать сложные идеи. При таком подходе к И. ф. сам процесс возникновения осн. идей эпохи оказывается необъясненным, а И. ф. предстает как история спонтанно рождающихся идей, не обусловленных к.-л. объективной закономерностью.
Попытка объяснения процесса смены осн. идей философии была сделана Расселом в его "Истории западной философии" ( [1946 ], рус. пер. 1959). Он исходит из концепции, к-рая напоминает схему, предложенную еще в начале 20 в. неореалистом Р. Перри (см. "Present philosophical tendencies...", 1912). Перри утверждал, что движение филос. идей определяется взаимоотношением, существующим между теорией и верой Рассел, в свою очередь, считает, что философия является своеобразной "ничейной землей", находящейся между религией и наукой. Перри и Рассел пытаются объяснить ход И. ф., исходя из колебаний философии между религией и наукой. Однако на этом пути можно создать лишь видимость объяснения, т.к. остается непонятным, в силу каких причин осуществлялись эти колебания. Рассел прибегает к попыткам вывести филос. идеи из обществ. настроений, доминирующих на данном этапе. Но и здесь не намечается выхода, т.к. сами обществ. настроения Рассел выводит из филос. идей, попадая тем самым в характерный для идеализма порочный круг.
Бурж. историки философии дают одностороннюю, искаженную интерпретацию совр. философии, пытаясь представить дело таким образом, что требованиям жизни и науки якобы наиболее "отвечают" неотомизм (Бохенский), неопозитивизм (Ф. Франк, Уайт) и т.д., и всячески принижают значение диалектич. материализма. Бурж. историки философии создали ряд работ, в к-рых собран ценный материал, дан критич. анализ источников, поставлен ряд важных методологич. проблем И. ф. Однако историко-филос. концепции, выдвинутые совр. бурж. философами, вырастая из реакц. философии, не дают науч. понимания закономерностей развития филос. мысли. Бурж. историки философии, оставаясь на позициях идеализма, впадают в крайний субъективизм, противоречия, нередко выдвигая реакц. идеи, характерные для бурж. идеологии эпохи империализма.
Научное, объективное исследование И. ф. возможно лишь с позиций историч. и диалектич. материализма.
Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф., Немецкая идеология, Соч., 2 изд., т. 3, М., 1955; Mаркс К., Тезисы о Фейербахе, там же; Энгельс Ф., Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, М., 1955; его же, Письма, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Избр. произв., т. 2, 1952, с. 465–86; Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм, Соч., 4 изд., т. 14; его же, О значении воинствующего материализма, там же, т. 33; его же, Философские тетради, там же, т. 38; Плеханов Г. В., К вопросу о развитии монистического взгляда на историю, Избр. философские произв., т. 1, М., 1956; его же, Очерки по истории материализма, там же, т. 2, М., 1956; его же, Гром не из тучи, там же; его же, Основные вопросы марксизма, там же, т. 3, М., 1957; Жданов ?. ?., Выступление на дискуссии по книге Г. Ф. Александрова "История западноевропейской философии" 24 июня 1947 г., [М. ], 1947; История философии, т. 1–5, М., 1957–61; Ойзерман Т. И., Основные этапы развития домарксистской философии, М., 1957; Иовчук М. Т., История философии как наука, ее предмет, метод и значение, [М. ], 1960; его же, Г. В. Плеханов и его труды по истории философии, М., 1960; Groop R. О., Zu Fragen der Geschichte der Philosophie und des dialektischen Materialismus, 2 Aufl., В., 1959.
M. Иовчук, Л. Скворцов. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970.
ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ
ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ — 1) процесс развития философии с ее зарождения в древних Китае, Индии, Греции и до сегодняшнего дня; 2) возникшая еще в древности часть философского знания, со временем превратившаяся в особую философскую дисциплину, предметом которой является реконструкция, описание, теоретическое осмысление как данного процесса в целом, так и отдельных его этапов и формообразований.
ИСТОРИЯ ИСТОРИИ ФИЛОСОФИИ. Некоторые авторы считают, что история философии как особый раздел зародилась вместе с самой философией и воплотилась уже в первых размышлениях древних мыслителей о своих предшественниках. Однако до Платона и Аристотеля “историке-философе кие” экскурсы не были ни обширными, ни сколько-нибудь упорядоченными. Появившиеся в диалогах Платона размышления о философах прошлого тоже играли еще вспомогательную роль. Да и у Аристотеля, которого считают одним из первых историков философии, экскурсы в историю мысли (в кн. 1,3—10 главах и в кн. III, 4—5 главах “Метафизики”), при всей их беспрецедентной для древности систематизированности, вряд ли были самостоятельной историей философии. Ее начало условно можно отнести ко времени появления специальных историко-философских сочинений, первым из которых считается работа Диогена Лаэртия (1-я пол. 3 в.) “О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов” в 10 книгах, содержащая множество полезных эмпирических данных об античной философии, но лишенная теоретических, концептуальных рефлексий; это характерно и для других доксографов древней философии — Секста Эмпирика, Цицерона, Тертуллиана, Стобея и др.
В средневековой философии также еще не сложилась история философии как самостоятельная дисциплина. Интерес к историческому мыслительному материалу был обусловлен почтением средневековых авторов к “авторитетам”, т. е. наиболее крупным мыслителям-теологам, в т. ч. и к философам. Проблеме аутентичности текстов уделялось мало внимания (так, долгое время оперировали сводом сочинений, приписываемых Аристотелю, не вникая в вопрос об их подлинности); сохранялась значительная свобода в интерпретации и критике текстов предшественников, определяемая содержательнопроблемной стороной дела; при обращении к историческому материалу средневековые мыслители — за исключением, возможно, Фомы Аквинского — не проявляли склонности к его систематизации; собственно история философии почти не отделялась от истории теологии. В “эпоху переводов” (12—13 вв.) вводятся в оборот многие тексты античной и ранней средневековой мысли (знакомство с историко-философскими разделами сочинений Аристотеля ощущается в исторических экскурсах многих средневековых авторов).
Расцвет историко-философского знания приходится на Новое время. При этом в отношении к истории философии в 17 в. можно различить три основных подхода: 1) для Декарта не имеет самостоятельного значения; ссылки на сочинения других авторов немногочисленны; позиции предшественников излагаются в предельно обобщенном виде. Таково же положение истории философии в основных сочинениях Канта; 2) главное сочинение Лейбница “Новые опыты...” строится как своего рода антитеза к тезисам “Опыта о человеческом разумении” Локка; 3) собственно историко-философскне сочинения становятся все более основательными, и количество их постоянно растет; наиболее заметные среди них в 17 в.: Г. Фосс, “О философии и школах философов” (1658); Т. Стэнли, “История философии” в 3 т. (1655—61); Г. Хорн, “История философии” (1655). Эти произведения имеют ярко выраженный теологический характер: развитие философских учений до возникновения христианства как бы подчинено движению к христианству, а после его возникновения — служению христианскому вероучению. И хотя такова же основная идея ряда историко-философских сочинений 18 в., в них присутствуют и новые моменты, акцентирующие “светские” культурно-мировоззренческие идеи и учения; история философии начинает увязываться с историей человеческого сознания и познания. Наиболее известные работы
18 в.: Я. Бруккер “Критическая история философии от сотворения мира до наших дней” в 5 т. (1742—44); Деланд, “Критическая история философии” в 3 т. (1737); И. А. Эберхард, “Всеобщая история философии для использования в академических лекциях” (1788). Оформившиеся на рубеже 18 и
19 вв. и развившиеся в начале XIX в. историко-философские учения воплотились в следующих работах: Буле, “Учебник по история философии и ее критической литературе” в 8 т. (1796—1804); Д. Тидеманн, “Дух спекулятивной философии” (1791), В. Теннеман, “История философии” в 11 т. (1798—1819); ?. ACT, “Очерк истории философии” (1807); Т. Рикснер, “Руководство по истории философии” в Зт. (1822—1823); X. Риттер, “История ионийской философии” (1821); ?. В. Шеллинг, лекции “К истории новой философии” (1827). В эти историко-философские сочинения, написанные современниками Гегеля, начинает вторгаться дух историзма, проникает идея развития; оформляется требование тщательно исследовать источники и прослеживать зависимость каждого философского учения от предшествующих и современных ему идей. Теннеман и Тидеманн (на которых ссылается Гегель) подчеркивали роль логических принципов для оценки истории философии ACT и Рикснер считали, что в каждой философской системе имеется зерно вечной истины.
Самым значительным явлением в ряду этих поисков стала история философии Гегеля, наиболее глубоко разрабатанная им в Берлинский период. История философии органично включена в процесс развития абсолютного духа и его проявления в истории в качестве “мирового духа”. Историко-философский процесс предстает у Гегеля как порождение определенного духа времени (Zeitgeist), как выражение духа своей эпохи, “духа народа” (Volksgeist), как завершение определенной эпохи (образ совы Минервы, вылетающей в сумерки); как интегральная часть культуры наряду с искусством и религией. В силу единства логического и исторического порядок следования систем философии в ее истории у Гегеля тот же, что и логическое следование понятийных определений идеи; более поздние учения, особенно широко дифференцированные и систематизированные, предстают как диалектическое “снятие” предыдущих. История философии у Гегеля — это и восхождение по ступеням научности, и подобно тому, как “спекулятивная логика в диалектическом смысле указывает на идеальные конституепты этой науки вплоть до самопознания идеи, так и история философии обнаруживает — и тоже диалектически — становление этой науки во времени” (DiisingK. Hegel und die Geschichte der Philosophie. Darmstadt, 1983, S. 28). История философии Гегеля оказала глубокое стимулирующее воздействие на все последующее развитие философской мысли.
Философы гегелевской школы создали ряд ценных историко-философских трудов: Э. Целлер написал “Философию греков” (1844—52); К. Прантль— “Историю логики” (т. 1—2, 1858—70); К. Фишер создал фундаментальный труд “История новой философии” (т. 1—8,1854—77); Л. Фейербах, при
держивавшийся гегельянских взглядов при написании “Истории новой философии от Бэкона до Спинозы”, затем подверг критике всевластие панлогизма в гегелевской философии, в т. ч. и его истории философии.
Во 2-й пол. 19 и в 20 в. история философии становится все более конкретным и систематизированным знанием. Усиливается внимание к первоисточникам, создается специализированная текстология и герменевтика текстов античной и средневековой философии, издаются: собрание фрагментов досократиков Г. Дильса (“Die Fragmente der Vorsokratiker”, 1903; с 1934—37 редактируется и переиздается В. Кранцем); тексты стоиков (собрание фон Арнима в 3 т., 1903—05) и др. Значительные успехи делает история средневековой философии (работы Э. Жильсона). Усиливается интерес к истории восточной философии (индийской, китайской, арабской), которая с кон. 19 и нач. 20 столетия становится самостоятельной областью историко-философского исследования (работы П. Дойссена, С. Дасгупты, С. Радхакришнана, Ф. И. Щербатского, П. Хакера, К. Поттера, Макса Мюллера, Дж. Легга, Э. У. Грэма, Дж. Нидэма, Ю. К. Шуцкого).
Российская мысль начинает осмысливать собственную историю: в 1890 Я. Колубовский прилагает к переводу популярного западного пособия Ибервега-Гейнце “История новой философии в сжатом очерке” свой текст “Философия у поляков и русских”. Е. Бобров в 1899—1902 публикует четыре выпуска работы “Философия в России. Материалы, исследования и заметки”; в 1907 Р. Иванов-Разумник опубликовал двухтомную “Историю русской общественной мысли”.В 20 в. русские мыслители написали ряд ценных работ по истории отечественной философии (Г. Г. Шпет, В. В. Зеньковский, Н. О. Лосский и др.).
Активно разрабатывается история отдельных областей философского знания (Э. Кассирер, “Проблема познания в философии и науке нового времени”, т. 1—2, 1906—07; упомянутая ранее работа К. Прантля по истории логики; Ф. Йодль, “История этики в новой философии” т. 1—2,1882—89 и др.). Специальной областью истории философии становятся текстология (научная атрибуция текстов, выявление точной хронологии, оценка традиционных версий и комментариев), историко-философская герменевтика, проблематика перевода философских текстов с одного языка на другие.
Характерно, что многие ведущие представители важнейших философских направлений в 20 в. стали авторами специальных и, как правило, фундаментальных историко-философских сочинений (В. Виндельбанд, П. Наторп, Э. Кассирер, В. Дильтей, К. Ясперс, Б. Рассел, Э. Гуссерль, Ф. Коплстон и многие другие). В настоящее время история философии — одна из самых разветвленных областей философского знания.
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ. Исторически данные формы философии, воплощенные в уникально-личностной форме, не “снимаются” последующим процессом и вряд ли сводимы к кратким безличным формулам наподобие математических. История философии как особая дисциплина, имеющая своим предметом объективный исторический процесс развития философии, издавна задается вопросом: является ли данный процесс закономерным, и если является, то каковы эти закономерности? К их числу многие исследователи (вслед за Гегелем и Марксом) относят; 1) рождение и развитие философии в целостном контексте цивилизации и культуры; зависимость этого развития от характера той или иной эпохи и обратное воздействие философии на эпоху, ее ценности и культуру; 2) способность идей я ценностей философии перешагивать границы времени и социального пространства их рождения. Эти закономерности имеют вид своего рода неснимаемых живых антиномий, прочшзывающих весь исторический процесс развития философии. Рождаясь в первоначальном единстве с протонаучным знанием, философия затем и обособляется от науки в относительно самостоятельную область знания, и находит пути к более прочному союзу с наукой. Начиная с Нового времени, философия весьма часто мыслит и конституирует себя в качестве науки, но в ее составе постоянно возникают и существуют формы знания, сознательно строящие себя в отличие от науки и даже в противоположность ей. Поэтому история философии как процесс отличается множеством форм: к ним относятся и научно-сциентистские формы, и философии религиозного типа, и мистико-иррационалистические концепции.
ТИПОЛОГИЗАЦИЯ ФОРМ ФИЛОСОФИИ. Имеются частные и общие типологии истории философии, опирающиеся на те или иные критерии и принципы. Так, Гегель в “Науке логики” выделяет в философии Нового времени “три отношения мысли к объективности”: 1) “прежняя метафизика”, которая рассматривала мысли как основные определения вещей; 2) разделение мысли и основных определений вещей (кульминация — кантовская критическая философия); 3) философия “непосредственного знания”, вновь пытающаяся связать мысли и определения вещей. Ф. Тренделенбург предложил при систематизации истории философии учитывать решение проблемы отношения субъекта к объекту и соответственно выделять материализм и идеализм как основные разновидности философского знания. Эта схема была заимствована Энгельсом и впоследствии перекочевала в учебники по диалектическому материализму. В. Дчлыпей модифицировал схему Тренделенбурга, выделив три главные разновидности философских учений: натурализм (Демокрит, Гоббс, Гольбах, все сенсуалистические теории познания, релятивизм и скептицизм, материализм как метафизика), идеализм свободы (Анаксагор, Сократ, Платон, Аристотель, Цицерон, Кант, Якоби, Шиллер, Вольтер, Руссо, Бергсон, ряд христианских философов) и объективный идеализм (зяеаты, Гераклит, Бруно, Спиноза, Шеллинг, Гегель, Шопенгауэр).
Своеобразную историко-философскую типологию предложил К. Ясперс в книге “Великие философы”. С его точки зрения, историко-философские классификации надо строить не вокруг отдельных проблем и методов, а принимать в расчет тесно связанные с личностью, с самой жизнью особенности философствования. Ясперс прежде всего выделяет группу мыслителей, оказавших на человечество наиболее глубокое влияние, — Сократ, Будда, Конфуций, Иисус. Их мысль тесно связана с их жизненным деянием. Не важно, считает Ясперс, были ли они философами в собственном смысле слова, но без них философия непредставима. Вторая группа — именно “великие философы”, разделяемые на четыре подгруппы: а) мыслители типа Платона, Августина, Канта, чье влияние — в силе их идей и произведений; б) метафизики — Парменид, Гераклит, Плотин, Спиноза; “конструктивные головы” — Гоббс, Лейбниц, Фихте; в) создатели философских систем — Аристотель, ФомаАквинский, Гегель; г) “отрицатели”, “радикальные изобретатели” — Декарт, Юм, Паскаль, Кьеркегор, Ницше. К третьей группе мыслителей-философов Ясперс относит тех, чьи размышления обращены к жизни и поэзии: греческие трагики, Данте, Шекспир, Гёте, Гёльдерлин, Достоевский и др.
Обобщенные типологии истории философии строятся также а) сообразно временному членению истории: античная, средневековая философия, философия Нового времени и современности; б) сообразно региональному (а внутри него — национальному) членению: европейская, восточная (индийская, китайская, арабская и т. д.) философия.
ОБЩЕЕ И СПЕЦИФИЧЕСКОЕ В ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКОМ ПРОЦЕССЕ. Существенным является вопрос о том, как совмещаются друг с другом целостность истории философии как мирового процесса и региональные, национальные, эпохальные особенности тех или иных конкретных форм философского знания. Против идеи целостности мирового философского процесса выдвигаются такие, напр., аргументы, как 1) независимое друг от друга существование древнейших образцов философствования; 2) неповторимое своеобразие индийской, китайской, западной философий (отсюда — недопустимость европоцентризма); 3) специфика философии отдельных исторических этапов; 4) уникальность философских произведений и концепций отдельных мыслителей.
Каждое крупное философское образование специфично и неповторимо и может стать “непроницаемым” для подхода, скроенного по меркам философий других эпох и регионов (предпринимались, напр., попытки искусственно “вестернизировать” восточную или русскую философию или, напротив, подогнать западную мысль под восточные образцы). Мировая философия если и существует, то только в форме преемственности, взаимовлияния неповторимо-своеобразных актов, результатов, методов и стилей философствования, всегда вписанных в уникальные исторические, региональные, национальные культурные контексты. Так, от античной мысли, при всем ее неповторимом своеобразии, тянутся, не прерываясь и сегодня, нити влияния или какого-то другого воздействия ко всем значительным философским поворотам последующих эпох. То же можно сказать о других великих философиях и философах прошлого.
Однако такую связь и преемственность, благодаря которой существует относительно устойчивое единство, именуемое “мировой философией”, неверно искать в деятельности каждого философа. Это — связи, существующие в укрупненноисторических масштабах, так сказать, в целом. Те или иные философы Запада или Востока могут погружаться в философское творчество, не зная и не учитывая идеи других философских регионов. Но во времени и пространстве региональных культур и философий всегда найдутся такие “точки” — представленные, как правило, творениями вьиающихся мыслителей, — где непременно завяжутся прочные узлы связей, взаимодействий и т. д. Мир античности был постепенно и целенаправленно введен в “пространство” последующей западной и восточной культур. Кто-то из философов всегда брал на себя миссию перевода одной из региональных философий на язык слов и понятий культуры другого региона, другой эпохи. Важным фактом является несомненный параллелизм развития философии, включающей и на Западе, и на Востоке некоторые архетипы (учение о мировом океане, о первоначалах, о мировых стихиях, о диалектике противоположностей и т. д.), которые скорее всего являются парадигмами начальных стадий философствования как такового. Они (может, в еще большей степени, чем непосредственное взаимовлияние) свидетельствуют о существовании мировой философии как непрерывного и относительно единого процесса, ибо показывают, что в философствовании есть своя внутренняя логика, всеобщие законы рождения и развития философских идей, которые, как и любое всеобщее, пробивают себе дорогу через особенное (региональные и эпохальные единства) и единичное (конкретные философские идеи, концепции, произведения). С этой проблематикой тесно связана историко-философская компаративистика.
Лит.: Богомолов А. С„ Оизерман Т. И. Основы теории историко-философского процесса. М., 1983; Каменский 3. А. История философии как наука. М., 1992; BivckerJ. J. Historia critica philosophiae, 5 Bde. Lpz., 1742—44; Tiedemann D. Geist der spekulativen Philosophie, Bd. l. Marb., 1791; Tenneman W.G. Geschichte der Philosophie, Bd. l. Lpz., 1789; Buhle J. G. Lehrbuch der Geschichte der Philosophie und einer kritischen Literatur derselben. 9 Bde. Gott., 1796-1804; Ast F. Grundri? der Geschichte der Philosophie, 2 Aufl., Landshut, 1925; Hegel G. W.F. Vorlesungen uber die Geschichte der Philosophie. — Nachschriften von Hotho (1823/24), Griesheim (1825/26), Helcel (1825/26), Pinder (1825/ 26), Hueck (1827/28); Erdmann J. E. Versuch einer wissenschaftliehen Darstellung der Geschichte der neueren Philosophie. Lpz.—Riga— Dorpat, 1836; Hegel and the History of Philosophy, ed. by J. J. O'Malley etc. Den Haag, 1974.
H. В. Мотрошилови

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001.
Просмотров: 1788
Категория: Словари и энциклопедии » Философия » Философская энциклопедия





Другие новости по теме:

  • "ЛЕКЦИИ ПО ИСТОРИИ ФИЛОСОФИИ"
  • "ЛЕКЦИИ ПО ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ"
  • “АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ ПРИНЦИП В ФИЛОСОФИИ”
  • “ИДЕИ К ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА”
  • “ИДЕИ К ФИЛОСОФИИ ПРИРОДЫ КАК ВВЕДЕНИЕ В ИЗУЧЕНИЕ ЭТОЙ НАУКИ”
  • “КРИЗИС ЗАПАДНОЙ ФИЛОСОФИИ (Против позитивистов)”
  • “ЛЮДВИГ ФЕЙЕРБАХ И КОНЕЦ КЛАССИЧЕСКОЙ НЕМЕЦКОЙ ФИЛОСОФИИ”
  • “МАТЕРИАЛИЗМ И ЭМПИРИОКРИТИЦИЗМ. Критические заметки об одной реакционной философии”
  • “НАЧАЛА ФИЛОСОФИИ”
  • “НОВЫЕ ИДЕИ В ФИЛОСОФИИ”
  • “О НЕОБХОДИМОСТИ И ВОЗМОЖНОСТИ НОВЫХ НАЧАЛ ДЛЯ ФИЛОСОФИИ”
  • “ОСНОВЫ ФИЛОСОФИИ”
  • “СИСТЕМА МОРАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ”
  • «ВОПРОСЫ ФИЛОСОФИИ»
  • «ИДЕИ К ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА»
  • «К КРИТИКЕ ГЕГЕЛЕВСКОЙ ФИЛОСОФИИ ПРАВА»
  • «ЛЮДВИГ ФЕЙЕРБАХ И КОНЕЦ КЛАССИЧЕСКОЙ НЕМЕЦКОЙ ФИЛОСОФИИ»
  • «НАЧАЛА ФИЛОСОФИИ»
  • «НИЩЕТА ФИЛОСОФИИ»
  • «ОСНОВЫ ФИЛОСОФИИ»
  • вера в теории познания и философии науки
  • ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ. ВВЕДЕНИЕ
  • ИДЕИ К ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
  • ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ
  • ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ
  • ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ В ИСТОРИИ ФИЛОСОФИИ
  • О всеобщей спекулятивной философии
  • ОСНОВНОЙ ВОПРОС ФИЛОСОФИИ
  • ОСНОВНОЙ ВОПРОС ФИЛОСОФИИ
  • ОСНОВЫ ФИЛОСОФИИ



  • ---
    Разместите, пожалуйста, ссылку на эту страницу на своём веб-сайте:

    Код для вставки на сайт или в блог:       
    Код для вставки в форум (BBCode):       
    Прямая ссылка на эту публикацию:       






    Данный материал НЕ НАРУШАЕТ авторские права никаких физических или юридических лиц.
    Если это не так - свяжитесь с администрацией сайта.
    Материал будет немедленно удален.
    Электронная версия этой публикации предоставляется только в ознакомительных целях.
    Для дальнейшего её использования Вам необходимо будет
    приобрести бумажный (электронный, аудио) вариант у правообладателей.

    На сайте «Глубинная психология: учения и методики» представлены статьи, направления, методики по психологии, психоанализу, психотерапии, психодиагностике, судьбоанализу, психологическому консультированию; игры и упражнения для тренингов; биографии великих людей; притчи и сказки; пословицы и поговорки; а также словари и энциклопедии по психологии, медицине, философии, социологии, религии, педагогике. Все книги (аудиокниги), находящиеся на нашем сайте, Вы можете скачать бесплатно без всяких платных смс и даже без регистрации. Все словарные статьи и труды великих авторов можно читать онлайн.







    Locations of visitors to this page



          <НА ГЛАВНУЮ>      Обратная связь