загрузка...
Анкета для оценки уровня школьной мотивации Н. Лускановой
Анкета. Психологический климат в трудовом коллективе.
Басса-Дарки опросник.
Диагностика детско-родительских отношений
Интерпретация факторов – Тест Р.Б. Кеттелла (16 PF – опросник)
Крутецкий В. А. Психология: Учебник для учащихся пед. Училищ.
Норвуд Робин. Женщины, которые любят слишком сильно. Если для Вас "любить" означает "страдать", эта книга изменит Вашу жизнь
Опросник суицидального риска (модификация Т.Н. Разуваевой)
Понятие «управление»
Пример психологического заключения ребенка
Пример характеристики ученика 11 класса.
Психологическая характеристика ребенка дошкольного возраста, посещающего детский сад
Тест «Два домика»
Тест «Кактус» М.А. Панфилова
Тест Пьерона-Рузера.
Тест Равена
Тест Торренса «Завершения картинок» (Адаптация А.Н. Воронина)
ТРАНСВЕСТИТ
Тренинг «Сплочение коллектива»
Тренинг для учителей «Психологическое благополучие педагога»
Тренинг на снятие эмоционального напряжения в группе
Цветовой тест Люшера (Для детей 8-14 лет)
ЧИСЛО ЧЕЛОВЕКО ДНЕЙ НЕТРУДОСПОСОБНОСТИ В РАСЧЕТЕ НА ОДНОГО ПОСТРАДАВШЕГО
Этапы психологического консультирования
Ю. Г. Марков. ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД
psyoffice.ru » Судьбоанализ и профконсультирование

Судьбоанализ и профконсультирование

Тихомиров Андрей Васильевич
www.psyoffice.ru
sudba62@rambler.ru 
Судьбоанализ и профконсультирование
Глава 1
Основы судьбоанализа
     Понятие «судьбоанализ» является ключевым для всех произведений Л. Зонди, который называл судьбоанализ «пограничной дисциплиной» в трех смыслах:
  1) он перебрасывает мост между глубинной психологией и генетикой;
     2) он понимается как соединительное звено между психоанализом Фрейда и аналитической психологией Юнга (все три направления относятся к глубинной психологии); 
    3) наконец, судьбоанализ стремится раскрыть мистическую связь между людьми, соединяющую их в то «двуединое существо», которое описывали Платон и М. Бубер.
     «Судьбоанализ – это учение о выборе человека в любви, дружбе, профессии, болезни и смерти... Этот выбор бессознательно определяется скрытыми элементами наследственности... Скрытые элементы наследственности бессознательно определяют выборы, влияющие на нашу судьбу».
     Понятие «судьбы» также является центральным в психологии Зонди, так как включает всю совокупность проявлений человеческого существования в мире. 
     Несмотря на внешнее принуждение (навязанность), человек получает шанс выбирать и тем самым реализовывать свою свободу. Поэтому судьбоанализ делает различие между навязанной и свободной судьбой.
1.1. Навязанная судьба
К факторам навязанной судьбы относится, прежде всего, наследственность, т.е. гены, полученные от предков, а также побудительная и аффективная природа человека.
 



     Наряду с наследственностью, на навязанную судьбу человека оказывает влияние его окружение. Нельзя недооценивать роль социальной макро- и микросреды. Под ней, в первую очередь, подразумевается профессиональный и материальный статус семьи в обществе.
     К факторам, оказывающим влияние на навязанную судьбу человека, относится и ментальная среда, т.е. политическое и религиозное мировоззрение, воспитание, а также возможность получения образования, которую предоставляет ему семья.
   Понятие «навязанная судьба» означает, что человек не так свободен в своих решениях (прежде всего, в выборе), как может показаться на первый взгляд или как бы нам этого хотелось. Когда человек выбирает себе брачного партнера, друзей или профессию, в силу вступает внутренняя закономерность, которой подчиняются даже «предпочитаемый» тип болезней и способ смерти.
     Рулевым навязанного выбора Зонди считает латентно-рецессивные гены. Речь идет о предположении, что рецессивные гены, подавляемые более сильными доминантными генами, не остаются бездейственными, а также пытаются манифестировать. Зонди называет это соперничество наследственных факторов «примордиальной борьбой генов, или борьбой предков». 
     В то время как доминантные гены проявляются в фенотипе, т.е. открыто манифестируют, более слабые рецессивные гены заявляют о себе генотропическим и генотипическим путем. Впрочем, навязанная судьба не является чем-то абсолютным, как пытаются представить некоторые критики. Ей противостоят занимающее позицию «Я», личная ответственность и свободная воля. Хотя все вышеназванные факторы навязанной судьбы нельзя полностью преодолеть, это не помешало Зонди разработать психологию человеческой свободы в концепции судьбоанализа (свободная судьба).
* * *
     Многих ученых шокирует терминология Л. Зонди, употреблявшего несколько неожиданные для научной психологии понятия: «фигура предка», «борьба предков», «судьба», «вероанализ», «вера», «Дух», «Каин», «каинистические притязания», «Авель», «Моисей» и т.д.
     В ответ на критику со стороны некоторых медиков, психиатров и психоаналитиков, обвинявших его в ненаучном подходе («Это уже не наука, а мировоззрение»), Зонди писал:
     «Горе науке, которая не имеет достаточно мужества для того, чтобы стать мировоззрением. Быть человеком – значит помогать и верить. И я вынужден переступать границы чистой медицины и чистой психиатрии, ставя человека выше науки».
1.2. Родовое бессознательное 
     Открытое Фрейдом индивидуальное бессознательное, выражающееся преимущественно в симптомах, и коллективное бессознательное Юнга, универсальным языком которого являются символы, Зонди дополнил родовым бессознательным, которое проявляет себя в выборах человека.
     В соответствии с теорией родового бессознательного, каждый человек испытывает влияние фигур предков в своих переживаниях, поведении и особенно в своих выборах. Зонди говорит о притязаниях предков:
     «Под притязаниями предков судьбоанализ понимает стремление фигуры предка полностью повториться в жизни потомка в той форме экзистенции, в которой она один или несколько раз проявляла себя в истории рода».
     Фигуры предков, которые все мы носим в своем бессознательном, воплощают в себе позитивные (таланты, дарования) и негативные (опасности и болезни) возможности судьбы, связанные с более или менее сильной потребностью в манифестации.
     «Каждый предок со своим специфическим притязанием и формой жизни имеет значение для потомков в качестве «образца и фигуры». Каждый предок фигурирует в нашем родовом бессознательном в качестве особой возможности судьбы».
     До сих пор речь шла о содержании родового бессознательного, а теперь мы рассмотрим его проявление в выборе, обусловленном действием латентно-рецессивных генов.
1.3. Действие латентно-рецессивных генов
     Судьбоаналитические исследования роли латентно-рецессивных генов в жизни индивида привели к следующим выводам. 
     Каждый человек несет в своем генотипе определенное количество скрытых наследственных факторов. При смешении отцовских и материнских генов между наследственными факторами разыгрывается борьба за формы манифестации. Мы называем эту конкуренцию наследственных факторов примордиальной борьбой генов, или «борьбой предков». Предки как бы борются друг с другом посредством своих генетических представителей за право открыто проявиться, т.е. манифестировать в потомках. Каждый предок (= ген) стремится проявиться в потомке в своей изначальной форме.
     Доминантные гены представляют более сильные, а рецессивные – более слабые притязания в генофонде индивида.
     Подавленные более сильными доминантными, латентные притязания предков, однако, не остаются «мертвыми» в генофонде личности. Судьбоанализ предполагает, что латентные гены функционируют в высшей степени динамично, несмотря на свое подавленное состояние.
     Если рецессивный ген представлен в генотипе индивида в полном (aa) или в двойном (aabb) объеме, т.е. если индивид является гомозиготным по этому гену, то это притязание предков проявляется генотипически, например, в форме глухоты, слабоумия, параноидной шизофрении или в качестве музыкальных, математических, психологических и т.д. способностей... 
     Но что происходит, если рецессивный ген представлен в генотипе в единичном объеме (а или b), т.е. в малом количестве?
     Согласно теории судьбоанализа, гены, представленные в единичном объеме, проявляют себя отчасти ослабленным генотипическим, а отчасти генотропическим действием. Генотропическое действие латентно-рецессивных генов заключается в том, что они направляют наш выбор в любви, дружбе, профессии, болезни и способе смерти. В качестве примера рассмотрим проявление генов глухоты.
     У гомозиготно-рецессивных индивидов двойной объем генов, обуславливающих глухоту, приводит к «манифестирующей» глухоте. Но если индивид является гетерозиготным и несет гены глухоты в единичном объеме, у него не будет манифестирующей глухоты. Однако он будет бессознательно стремиться к выбору такого места работы, где можно профессионально заниматься с глухими и слабослышащими людьми: например, стать отоларингологом, логопедом, работать в центре для глухих и слабослышащих и т.д.
     Следовательно, действие (манифестация) латентных генов глухоты в единичном объеме, в гетерозиготном состоянии, заключается в том, что они направляют профессиональный выбор индивида.
     Итак, первый принцип судьбоанализа состоит в теоретическом предположении, что рецессивные гены в единичном объеме в латентном состоянии манифестируют иначе, чем в полном (aa) и двойном (aabb) объеме. 
     Согласно второму принципу судьбоанализа, латентные гены манифестируют генотропически, направляя выборы личности в любви, дружбе, профессии, болезни и смерти и оказывая влияние на ее судьбу.
* * *
     Понимание судьбоаналитической концепции Л.Зонди требует от специалиста основательных познаний в области глубинной психологии (психоанализа З. Фрейда, аналитической психологии К. Юнга), психиатрии, клинической психологии, генетики, а также некоторых направлений философии.
     Это отчасти объясняет затруднения, которые возникают у новичков, слушателей семинаров по судьбоанализу, в овладении судьбоаналитическими методами диагностики и консультации (тесты Л. Зонди, М. Ахтниха и т.д.).
1.4. Понятие генотропизма. Оперотропизм
     Генная теория выбора объекта основывается на генно-биологическом явлении, которое мы называем генотропизмом. Под генотропизмом мы понимаем силу, через идентичные или родственные генные факторы двух индивидов притягивающую их друг к другу. Таким образом, генотропизм основан на действии латентных генов.
     Судьбоаналитическое учение о побуждениях также имеет генотропическую природу. В его основе лежит предположение, что двое людей только в том случае почувствуют взаимное притяжение – независимо от сферы: любовь, дружба, рамки профессии (например, врач и пациент) или выбор идеала, – если важнейшие динамические части их латентного генофонда идентичны или родственны.
     Такое влияние идентичных или родственных генов судьбоанализ называет генотропическим. А индивиды, которые притягиваются друг к другу через эти гены, считаются «генетическими родственниками».
     Как мы уже говорили, наследственные функции судьбы проявляются в выборе индивида в пяти жизненных сферах:
          1) в любви;
          2) в дружбе;
          3) в профессии;
          4) в болезни;
          5) в смерти.
     Это наиболее важные сферы проявления судьбы. Хотя речь идет о выборах, совершаемых в повседневной жизни, генетика судьбы видит за ними действующие в родовом бессознательном индивида латентные гены.
     Понимание выборов индивида является наиболее важной составляющей частью диагностики. В связи с этим Зонди постулировал аксиому судьбоанализа: «Посмотри на побудительные выборы человека, и ты узнаешь, что собой представляют его родственники и какая судьба его ожидает».
     Наиболее важной из всех видов генотропизма является третья форма: выбор профессии, или оперогенотропизм (сокр. оперотропизм).
     Под оперотропизмом мы понимаем такую форму манифестации латентных генов, при которой кондуктор стремится к отношениям, обусловленным выбором профессии, с теми индивидами, которые являются носителями аналогичных генов.
     Пример. Если здоровый человек, отец, мать, сестра или брат которого являются манифестирующими психическими больными, становится психиатром и большую часть жизни проводит среди психически больных, то судьбоанализ выдвигает предположение, что латентные гены психического заболевания проявляются у него в оперотропной форме.
     Этот пример объясняет, почему профессия пожарного лучше всего подходит для генотропической разрядки «пироманических» склонностей, профессия оперативного сотрудника – «криминальных» склонностей, а профессия парикмахера – для отреагирования гомосексуальных склонностей.
     Мы ни в коем случае не утверждаем, что каждый пожарный является латентным пироманом, каждый оперативник – латентным преступником, а каждый парикмахер – латентным гомосексуалистом. Но мы подчеркиваем, что в этих профессиях индивид получает возможность в социально-приемлемой форме разрядить вышеназванные побудительные тенденции.
1.5. Составление генеалогических деревьев
     Принцип генотропизма используется при составлении генограмм, в которых можно проследить и исследовать различные выборы членов рода: например, выбор профессии, болезни, друзей. 
     Проанализировав большое количество научных данных, мы подошли к вопросу о существовании генной и побудительно-биологической взаимосвязи между кругами наследственной патологии и кругами профессий.
     Выбирают ли люди профессию в зависимости от своей принадлежности к циркулярным (маниакально-депрессивным), шизоформным, пароксизмальным (эпилептиформным) или сексуально-аномальным семьям?
     Для ответа на этот вопрос в нашем распоряжении долгое время был только один метод генотропического исследования рода: анализ генеалогических деревьев. 
     Он представляет собой разновидность семейного исследования, при помощи которого регистрируются не только семейные заболевания и характерологические особенности, но и профессии генетических и кровных родственников.
   С его помощью мы собрали большое количество родовых деревьев семей, в которых встречались люди, предрасположенные к гомосексуализму, садизму, эпилепсии, истерии, кататонии, параноиду, маниакально-депрессивному психозу и даже индивиды с комплексом неполноценности (с точки зрения психики и отдельных функций).
     На этом материале были проведены исследования, чтобы выяснить, преобладают ли внутри отдельного генно-биологического наследственного круга определенные профессии. Мы убедились в том, что между определенными наследственным и профессиональным кругами существует тесная взаимосвязь.
     Сведения родового анамнеза – по возможности, до третьего поколения – графически отражаются в генеалогическом дереве (генограмме) и включают данные не только о кровных родственниках клиента, но и о брачных партнерах и друзьях, т.е. о выбираемых членами рода лицах.
     Если генеалогическое дерево составляется самим клиентом, то его визуальная структура и персональная конструкция приобретают диагностический смысл, предоставляя консультанту необходимую информацию для медицинских показаний и прогноза.
     Кроме оперативного сбора клинической информации для анамнеза, большое значение имеет анализ данных по генеалогии клиента, к которым относятся:
          история рода и родовой жизненный стиль;
          – конкретные жизненные отношения;
          профессиональные традиции, способности, интересы;
         соматические и психические заболевания;
          продолжительность жизни и причины смерти;
          врожденная и приобретенная инвалидность;
          наследственные тяжбы и главенство в семье;
          миграция и места жительства членов рода;
          длительные разлуки, разводы;
          факты усыновления;
          религиозные взгляды.
     Для оценки родовых ресурсов консультант проявляет повышенный интерес к тому, как преодолевались фазы жизненных циклов рода с их специфическими требованиями.
     Подробная письменная биография клиента предоставляет консультанту следующие первичные сведения:
          жизненные правила рода, влияющие на судьбу каждого;
          ценностные ориентации и желания;
          проклятия-анафемы, завещания;
          распределение ролей и ролевые ожидания;
          столкновение интересов, раздоры;
          коалиции и конфликтные отношения;
          семейные тайны, родовые легенды и т.д.
1.6. Примеры болезней и профессий шизоформного наследственного круга
     Семья, на примере которой мы хотели бы продемонстрировать профессии и заболевания шизоформного наследственного круга, иллюстрирует симпатию шизоидного невротика к таким профессиям, как солдат, математик, инженер, музыкант, профессор, историк искусства и фермер.
     На примере представленного материала можно отметить также, что в шизоформных семьях, даже если они относятся к самым низким социальным слоям общества, наблюдается неосознаваемое влечение к интеллектуальным профессиям (учитель, профессор и т.д.).
     Случай 54
     Пациент (58) – инженер в возрасте около 30 лет, невротик с тяжелой формой шизофрении. В детстве он был примерным учеником, но безрадостным ребенком и стремился к одиночеству. С тех пор, как разошлись его родители (ему тогда было 13 лет), его замкнутость еще более возросла.
     Он отличный математик, педантичный, очень корректный в разговоре и поведении, холодный, сдержанный, лишенный чувства юмора рационалист, мыслит цифрами и обитает в стороне от реальности.
     У него все еще проявляются задержки пубертатного периода. Он уже 4 года женат, однако совершенно неспособен к выполнению супружеских обязанностей (жена до сих пор девственница). Его жизнь отягощает довольно большое количество навязчивых представлений и таинственных ритуалов, в основном связанных с чистотой.
     А. Семейные заболевания 
     Шизоидная психопатия, напоминающая заболевание пациента, отмечалась у двоюродного брата отца (49), а также у отца пациента (46) и его второй жены – мачехи пациента (50).
     Б. Оперотропизм в семье (профессии кровных и приобретенных родственников пациента)
     I. Солдаты: индивиды № 1, 4, 10, 12, 36 и 39.
     II. Математики или «считающие» (не конструирующие) инженеры: № 31, 40, 46, 51, 52, 53 и 58 (пациент).
     III. Музыканты: индивиды № 20, 30, 41 (мать пациента), 46 (отец пациента), 49 (кузен отца), 50 и 64. Отец (№ 46) был композитором, а все остальные – учителями музыки.
     IV. Профессора, учителя: индивиды № 8, 21, 41 (мать) и 45 (тетя). Последняя была учителем рисования.
     V. Фермеры: индивиды № 8, 19, 21, 48. (№ 8 и 21 были преподавателями по сельскому хозяйству).
     VI. Историки искусства: № 60 и 63.
   VII. Кругосветные путешественники: № 1 и 10. Они были не просто пориоманами, но шизоформными, одинокими скитальцами.
     Если не принимать во внимание отца пациента (46), который является всемирно известным музыкантом и композитором, то семья относится скорее к кататоническому, шизотимному типу (Кречмер), так как в ней встречается много солдаты, профессора, математики, «сухие» инженеры.
* * *
     Зонди постоянно говорил о том, что тестирование методом экспериментальной диагностики побуждений (тест Зонди) еще не является в полном смысле слова судьбоанализом.
     Классический судьбоанализ представляет собой длительную форму терапии, в которой на первое место ставится анализ предков (генеалогического дерева), эффективность которого зависит от того, насколько хорошо пациент знает своих родственников. Поэтому судьбоаналитик-профконсультант интересуется, в первую очередь, профессиональными традициями рода (т.е. профессиями) кровных и генетических родственников клиента, на основании которых он может провести классификацию его профессиональных предпочтений с точки зрения навязанности и свободы.
Глава 2
Экспериментальная диагностика побуждений
     Метод экспериментальной диагностики побуждений (тест Зонди) открыл новые пути для решения проблемы выбора профессии.
     При помощи ЭДП стало возможным проведение исследований по вопросам соотношения наследственности и профессий с привлечением многих тысяч людей.
1. Тест Зонди как диагностический инструмент и фон для беседы с клиентом
     Тест Зонди связан с процессом выбора фотопортретов и относится к проективным методикам.
     Он содержит шесть серий по восемь фотопортретов психически больных людей, т.е. в общей сложности 48 фото.
     Портреты представляют 8 фундаментальных потребностей системы побуждений:
          h – гомосексуализм;
          s – садизм;
          e – эпилепсия;
          hy – истерия;
          k – кататония;
          p – параноид;
          d – депрессия;
          m – мания.
     В каждой серии из 8 фотопортретов клиент выбирает 2 симпатичных и 2 несимпатичных. Выбор происходит по принципу идентификации и деидентификации.
     Тест основывается на судьбоаналитической теории Зонди, которая воспринимает бессознательные побудительные и личностные процессы диалектически и видит сущность здоровья и болезни в их процессуальности.
     Таким образом, целью диагностики является не описание клинического состояния и постановка статического диагноза, а функциональное и побудительно-динамическое понимание патогенеза болезни.
     Тест Зонди эффективно переводит психодинамические процессы и констелляции в синдромы. С помощью теста Зонди судьбоаналитик имеет возможность точно определить отдельные фазы процесса заболевания и классифицировать их.
     Подтверждая предположения судьбоанализа о том, что каждое психическое заболевание находится в тесной связи со здоровой, т.е. социальной и прогрессивной формой судьбы и экзистенции, тест Зонди выявляет не только побудительно-динамические опасности, но и существующие в латентном состоянии возможности социализации и гуманизации.
***
     Сам Зонди видел обоснование функционирования методики ЭДП в теории генотропизма, согласно которой люди, имеющие в своих генотипах идентичные или родственные гены, испытывают «притяжение» друг к другу.
     Первоначально метод ЭДП был разработан Зонди в качестве сокращенного варианта «генеалогического дерева» рода, в котором роли «родственников» клиента играют фотопортреты психически больных людей, выбираемые, либо отвергаемые им.
2.2. К вопросу о стимульном материале
     К предпосылкам эффективности теста, Зонди относил утверждение, что портреты психически ненормальных людей излучают энергию определенных побуждений необычайно сильного императивного характера.
     Портреты теста Зонди предоставляют пример того, как морфогенетическое поле, излучаемое в области лица (особенно глаз), воспринимается клиентом в зависимости от его принадлежности к определенному классу побуждений.
     Следовательно, с помощью теста Зонди можно измерять магнетическую силу, исходящую от портретов, – ведь тестируемый при разглядывании их попадает под влияние морфогенетического поля и реагирует на него отвержением или принятием портрета.
     Какой же род резонанса заставляет тестируемого реагировать на портрет, определяемый им в качестве симпатичного или несимпатичного? На ум сразу же приходят сравнительные рассуждения о полярностях и энергетических полях. Действие полей на человека Р. Шелдрак называет «морфогенетическим резонансом», потому что информация, излучаемая полем, вызывает активизацию аналогичной информации у людей.
***
     В отношении качества стимульного материала Ф. Юттнер (Цюрих, Институт Зонди) на конференции в УМЦО (Екатеринбург, 5-10 октября 2001 г.) сказал:
     «В России среди психологов большой популярностью пользуются рисуночные портреты, выполненные с фотокарточек теста Зонди, распространителем которых является Л.Н. Собчик. Когда мы в Институте Зонди получили эти рисунки, то были невероятно удивлены.
     Мы провели небольшой эксперимент и пришли к выводу, что при тестировании по методике Л. Зонди этими рисунками пользоваться нельзя по целому ряду причин. Во-первых, они выполнены не cовсем точно, и при ближайшем рассмотрении можно увидеть значительную разницу между рисунками Л.Н. Собчик и фотопортретами Л. Зонди.
Во-вторых, при восприятии рисунков не возникает эффекта «морфогенетического резонанса» (Р. Шелдрак), который наблюдается при рассмотрении «зоны глаз» фотопортретов Л. Зонди.
В-третьих, на фотокарточках теста Зонди представлены конкретные люди с диагностированной наследственной патологией, а Л.Н. Собчик предлагает рисунки, автором которых является один и тот же человек, который проецирует на них свои субъективные представления».
2.3. Классификация профессий по патологическим наследственным кругам
     В психиатрии различают три самостоятельных круга заболеваний, хорошо описанных с наследственной и клинической стороны. Им в судьбоанализе соответствуют
     4 самостоятельных побуждения (вектора).
     I. Сексуальное побуждение cостоит из потребностей в персональной любви и сублимированной нежности (h – гомосексуализм), а также в активности и самоотверженности (s – садизм) – вектор S.
     II. Пароксизмальное побуждение образуется из двух потребностей, которые выражают такие реакции, как импульсивность, ярость, страх и чувство справедливости (e – эпилепсия), а также стыд и стремление к значимости (hy – истерия) – вектор P.
     III. Побуждение «Я» определяется потребностями «быть» и «иметь». Тенденции этих потребностей называются проекцией (а также партиципацией), инфляцией (p – параноид), интроекцией и негацией (k – кататония) – вектор Sch.
     IV. Побуждение к контактам охватывает потребности в изменении или сохранении прежнего состояния (d – депрессия), а также стремление к соединению с объектом и отъединению от него (m – мания) – вектор C.
     В своей книге «Судьбоанализ» (1965), в главе «Выбор профессии как судьба» Л. Зонди представил достаточно подробные таблицы профессий, классифицировав их по векторам:
          профессии пароксизмального круга побуждений (е, hy);
          профессии шизоформного круга побуждений (k, p);
          профессии маниакально-депрессивного круга побуждений (d, m);
          профессии сексуального круга побуждений (h, s).
Профессии наследственного круга сексуальной патологии (S)
     h: парикмахер, косметолог, работник по обслуживанию душевых, модельер, актер, певец, артист балета, хореограф, швейцар, официант, метрдотель, кондитер, повар и т.д.;
     s: дровосек, извозчик, каменотес, шахтер, дорожный строитель; шофер; борец, учитель физкультуры и т.д.
Профессии наследственного круга пароксизмальной патологии (P)
     e: посыльный, извозчик, моряк, летчик; кузнец, кочегар, пожарный, трубочист, печник, пиротехник, пекарь и т.д.
     hy: артист, манекенщица, натурщица и т.д.
Профессии наследственного круга шизоформной патологии (Sch)
     k: военнослужащий; бухгалтер; телеграфист; картограф; художник-график; ночной сторож и т.д.;
     p: конструктор, руководитель; фармацевт, аптекарь, химик; детектив, адвокат, контрразведчик и т.д.
Профессии наследственного круга аффективной патологии (C)
     d: рабочий склада; филателист; продавец антиквариата, аукционер; работник химчистки, художник, маляр, дезинсектор; уличный регулировщик; ассенизатор, чистильщик выгребных ям; кожевник и т.д.;
     m: официант, владелец ресторана; повар, дегустатор вин, бармен; музыкант, играющий на духовых инструментах (джаз); продавец, скупщик; лингвист, преподаватель языка и т.д.
***
     В отношении таблиц вариантов профессиональной реализации для четырех наследственных кругов побуждений, представленных в книге «Судьбоанализ в выводах», Ф. Юттнер пишет:
     «Зонди структурирует эти таблицы по следующим параметрам:
       • основная потребность,
        ведущее чувство восприятия,
       • предмет и средства труда,
       • виды профессиональной деятельности,
       место деятельности,
        конкретные профессии.
     Однако необходимо отметить, что профессиональные рекомендации никогда не являются однозначными, так как «большинство профессий служит удовлетворению не одной, а сразу нескольких потребностей.
     И наконец, многие из перечисленных профессий (извозчик, кочегар, трубочист, точильщик ножей, каменотес и т.д.) уже устарели, так как профессиональная среда – за редким исключением – подвергается постоянному изменению. Чтобы разобраться в этой классификации и правильно определить факторные связи для новых профессий (например, косметолог, программист), нужно понимать сущность всех восьми потребностей».
2.4. Пример из практики Л.Зонди. Профессиональная консультация.
     Атлетически сложенный молодой человек, в прошлом студент философского факультета, работает каменотесом на строительстве дорог. Он просит оказать ему помощь в выборе профессии и супруги, так как до сих пор не определился ни с тем, ни с другим.
     В юности он мечтал стать актером, но осуществить свою мечту не хватило решимости. Он также хотел стать психологом или психотерапевтом.
     При этом пациент обладает редким характером: трусливым, заторможенным, робким и беспокойным, совершенно не соответствующим его телесной конституции. Он испытывает сильное волнение с обильным потоотделением в присутствии других людей. Это всегда отравляло ему жизнь, разрушало психику и приводило к самым разнообразным неудачам. Именно по этой причине молодой человек вынужден был оставить учебу в университете.
     Он побывал в плену и возвратился в Германию в 1947 г.
     Сведения о родственниках клиента (см. Генеалогическое дерево: Персонал-Profy. №1, с. 31). 
     Отец нашего пациента (18) был учителем. Он застрелился, когда сыну было 5 лет. Дедушка со стороны отца (7) был старшим преподавателем. Он умер, отравившись грибами. Родной брат дедушки (5) тоже застрелился, а их сестра (6) была слабоумной. Двое братьев отца (16, 17) также работали учителями. Один из них (17) погиб в результате несчастного случая при невыясненных обстоятельствах.
     Племянник дедушки (12), сын его суицидального брата, тоже покончил с собой (повесился). Племянница дедушки, тетка отца пациента (11), также окончила свою жизнь самоубийством, повесившись. Таким образом, в семье клиента со стороны отца мы встречаем четверых самоубийц (5, 11, 12, 18), среди которых двое повесились, а двое застрелились.
     Мать пробанда (19) происходит из крестьянской семьи, имеет лирические наклонности, является душевной и чувствительной натурой; во времена своего девичества она вела дневник. Брат матери (20), учитель, писал сказки. Двое других братьев (21 и 22) стали крестьянами, как их отец. Еще один брат матери (23) стал доктором политических наук. 
     Далее в своей автобиографии пробанд пишет: «Линия матери представляет светлую, яркую, жизнерадостную, веселую, отважную основу моей жизни, а линия отца, напротив, – темную, мрачную, жизнеотрицающую, с депрессией, страхами и самоубийствами».
Сведения о клиенте
     11 лет назад вследствие угрозы суицидом своим университетским профессорам молодой человек вынужден был покинуть университет после того, как отучился 9 семестров. В университете его считали бесперспективным студентом. Он отличался странностями: был в изоляции, часто скрывался от посторонних взоров в отдельной аудитории или читальном зале.
     Уйдя из университета, молодой человек вернулся к матери и прожил у нее три года, словно в «башне из слоновой кости», не работая и ничем не интересуясь. После этого мертвого штиля он попытался в возрасте 34 лет стать, по примеру отца, учителем в народной школе. Но при выступлениях на людях он испытывал страх, потел, был косноязычен, и это, в конце концов, заставило его отказаться от педагогической деятельности.
     После уединенной студенческой жизни с ее читальными залами и лекционными курсами в его профессиональных увлечениях произошел крутой поворот. Он потянулся к тяжелому физическому труду на свежем воздухе. На протяжении шести лет мужчина работал каменотесом на строительстве дорог. В первые годы он был счастлив и вполне удовлетворен этой формой своей экзистенции, но потом ему все надоело. Он снова впал в депрессию и уволился.
     Вот уже целый год клиент снова живет у своей матери в полной изоляции и депрессии, занимается самообразованием, особенно интересуется проблемами глубинной психологии. В настоящее время он находится в некоем душевном вакууме, в состоянии «живого трупа», и не может самостоятельно из этого выйти. Его терзают мрачные мысли, что жизнь прошла напрасно, мучают бессонница, панические состояния и фобии.
     Клиент спрашивает, следует ли ему снова вернуться на строительство дорог в качестве неквалифицированного рабочего.
Результаты тестирования по Зонди
     Тестирование показало сильно выраженный Эдипов комплекс, инцестуозную связь с матерью, болезненную потребность в акцептации (принятии), сопряженную с эпилептиформно-параноидной формой экзистенции: комплекс Каина с тотальной изоляцией от мира.
     В тестовых профилях на переднем плане 10 раз встречается картина: «параноидный Каин, стремящийся скрыться». Накопившиеся на заднем плане депрессия и аутизм с паническим страхом пытаются вырваться на «сцену» жизни.
Интерпретация результатов тестирования 
     На основании результатов тестирования Зонди порекомендовал клиенту работать не дорожным строителем, а горняком в шахте, вследствие сильно выраженной потребности спрятаться от мира.
     И тут случилось нечто удивительное. Мужчина пришел в состояние чрезвычайного душевного волнения, повторяя: «Это невероятно! Это просто волшебство!»
     Немного придя в себя, он объяснил, что все его предки со стороны отца, начиная с XVII века, были горными рабочими и подрывниками в округе Гарц.
     Трагедия этой семьи началась с того, что один из потомков, дед нашего клиента, уехал из Гарца и стал учителем. Но у него появилась странная привычка: уходить по воскресеньям в горы и отбивать куски породы горным молотком. Так древняя родовая профессия превратилась в воскресное хобби.
     История этой семьи – парадигма для вывода, что каинистические притязания можно социализировать без вреда для окружающих в горном деле.
     Это наталкивает на мысль, что отец пациента (18), его дядя (12), а ранее брат дедушки (5), скорее всего, смогли бы избежать суицида, если бы по примеру своих предков выбрали труд горного рабочего, а не школьного учителя.
     Судьба пациента убедительно свидетельствует о том, какое огромное разрушительное влияние может оказать на человека неправильный выбор профессии, если она не дает возможности социализировать каинистические притязания.
***
     Основной тезис судьбоаналитического консультирования гласит: правильно подобранная профессия социализирует и гуманизирует патологические тенденции личности.
     Например, эпилептоидные каинистические тенденции могут успешно социализироваться и гуманизироваться в профессиях с высоким риском и экстремальными ситуациями (летчик, подрывник, пожарный, моряк, артиллерист, сапер, шахтер, электрик и т.д.), а садистические тенденции могут найти разрядку в деятельности хирурга, милиционера, строителя, дрессировщика и т.д. 
     В таких случаях говорят о сублимации агрессивных тенденций в профессиональных видах деятельности. 
     При неправильном же выборе профессии личность подвергается деструкции и самодеструкции, вплоть до самоубийства. В практике судьбоаналитического консультирования нам не раз приходилось встречаться с людьми, которые совершали навязанный выбор профессии (например, по типу «родительского сценария» или «династического выбора») и, соответственно, в дальнейшем страдали от различных психосоматических заболеваний.
1 из 2 Вперед
 





Данный материал НЕ НАРУШАЕТ авторские права никаких физических или юридических лиц.
Если это не так - свяжитесь с администрацией сайта.
Материал будет немедленно удален.
Электронная версия этой публикации предоставляется только в ознакомительных целях.
Для дальнейшего её использования Вам необходимо будет
приобрести бумажный (электронный, аудио) вариант у правообладателей.

На сайте «Глубинная психология: учения и методики» представлены статьи, направления, методики по психологии, психоанализу, психотерапии, психодиагностике, судьбоанализу, психологическому консультированию; игры и упражнения для тренингов; биографии великих людей; притчи и сказки; пословицы и поговорки; а также словари и энциклопедии по психологии, медицине, философии, социологии, религии, педагогике. Все книги (аудиокниги), находящиеся на нашем сайте, Вы можете скачать бесплатно без всяких платных смс и даже без регистрации. Все словарные статьи и труды великих авторов можно читать онлайн.








Locations of visitors to this page



      Обратная связь