загрузка...
"F71" Умственная отсталость умеренная
Анкета. Психологический климат в трудовом коллективе.
Аутотренинг «Волшебный лес»
Игра-разминка «Австралийский дождь»
Интерпретация факторов – Тест Р.Б. Кеттелла (16 PF – опросник)
Кандыба Виктор - Криминальный гипноз. В двух томах. Том 1
Ковалев В. Мечты и цели (Азбука дистрибьютора)
Колризер Джордж. Не стать заложником. Сохранить самообладание и убедить оппонента.
Коммуникативные упражнения
Крутецкий В. А. Психология: Учебник для учащихся пед. Училищ.
Леонтьев А. Н. Проблемы развития психики.
Литвак Б.М. Как вернуть любимого человека
Маклаков А. Г. Общая психология: Учебник для вузов.
Методика «Дорисовывание фигур» О.М. Дьяченко
Опросник суицидального риска (модификация Т.Н. Разуваевой)
Особенности старшего подросткового возраста
Сергеечева Валентина. Азы общения стратегия и тактика
Тест «установление закономерностей»
Тест Н.И. Озерецкого на реципрокную координацию рук
Тренинг «Сплочение коллектива»
Упражнение «Мотивация»
Упражнения разминки
Физминутка «Самолеты загудели»
Физминутка «Хома, хома, хомячок»
Юнг Карл Густав. Нераскрытая самость (настоящее и будущее)
psyoffice.ru » Кого кому есть, как основной вопрос дарвиновской эволюции, или концепция постдарвиновской эволюции человека.

Кого кому есть, как основной вопрос дарвиновской эволюции, или концепция постдарвиновской эволюции человека.

Джоc Владимир Васильевич
www.psyoffice
.ru
E-mail: vdjos@mail.ru
Кого кому есть, как основной вопрос дарвиновской эволюции, или концепция постдарвиновской эволюции человека.
     В этой работе будет сделана попытка рассмотреть сквозь призму судьбоанализа извечное противостояние теологов и сторонников эволюционного развития, или дарвинистов, понимаемое, в основном, как спор о происхождении человека.
Дарвиновская эволюция за едой или постдарвиновская эволюция к подобию Бога?
     Теологи стоят на том, что человек произошёл из грязи, но не сам по себе, а как продукт творчества высшей инстанции, персонифицированной людьми в образе Бога, как дело рук Его. Дарвинисты, наоборот, считают, что человек произошёл из обезьян, причём, сам по себе. Сотрудник Карла Маркса Ф. Энгельс поправил их, что «не сам по себе», а благодаря труду, который и сделал обезьяну человеком. Правда если мы начнём выяснять – а из кого же произошли сами обезьяны, и благодаря чему, а потом ещё выяснять происхождение прародителей этих обезьян, и так далее, то постепенно мы придём к всё той же грязи. То есть, предмет спора, скорее, не из чего, а как произошёл человек, и все остальные представители живого мира.
     Авторы Библии исходили из того, что создание всего живого – работа не сложная, и отвели Богу на её выполнение три дня. На создание растительного мира Ему был выделен третий день, животных обитающих в воде и в воздухе – пятый, животных, обитающих на суше, в том числе и человека − шестой. (1.Быт.1.12-31) Седьмой день у Бога был выходной. На этом созидание закончилось. Дальше все только плодились и размножались. Человека Бог создал по образу и подобию своему, и изначально предназначил ему роль главного в этом мире. По чьёму образу создавалась остальная живность – в Библии не упоминается. Учитывая, что планета Земля существует около 4,7 миллиарда лет, три дня из них – это мгновение в мгновении.
     Согласно дарвинистам, органический мир в течение миллионов лет своего существования постоянно саморазвивался, или, другим словом, эволюционировал. Эволюция, согласно Дарвину, имеет место вследствие наличия трёх факторов в существовании каждого вида животного и растительного миров:
          1) изменчивости,
          2) наследственности и
          3) естественного отбора.
     Изменчивость – понимается как разнообразие признаков и свойств у представителей одного вида. Это основа эволюции. Признаки и свойства делятся на: 1) передаваемые по наследству и 2) непередаваемые. Источник новых, передаваемых по наследству, то есть переходящих из поколения в поколение, признаков и свойств, у дарвинистов один – мутации. Источник непередаваемых по наследству признаков и свойств – воздействие факторов внешней среды. Естественный отбор – это разновидность селекции, которая, в отличие от искусственной, направляемой человеком селекции, понимается дарвинистами как безжалостный инструмент абстрактно понимаемой ими среды. Животные и растения, которым угораздило иметь признаки и свойства, делающие их менее жизнеспособными, погибают, освобождая вид от этих признаков и свойств. Вид, как раз и определяется как множество особей, живущих на одной территории, имеющих общие, передаваемые по наследству признаки, и дающих плодовитое потомство только с представителями своего вида. Новый вид получается в результате накопления в популяции новых признаков и, соответственно, избавления от старых признаков. Избавиться от некоторых из них бывает очень трудно, и потому приходится иметь и их − в виде рудиментов или атавизмов. 
     Книга, в которой Чарльз Дарвин в 1859 году изложил свою концепцию, называлась «Происхождение видов путём естественного отбора» [2]. Однако, появление нового вида в результате не искусственной, а естественной селекции – это далеко ещё не эволюция! Эволюция имеет место лишь там, где есть переход с низшей на высшую ступень эволюционного развития. А все случаи, приведённые в упомянутой книге Ч. Дарвином, сообщают всего лишь об образовании нового вида из старого. И не даётся никаких доказательств тому, что новый вид стоит на более высокой ступени эволюционного развития, чем старый. С другой стороны, эволюционисты классифицировали весь животный и растительный мир, расположив все его виды по ступеням эволюционного развития, лишь предположив происхождение одних видов из других, без каких либо доказательств тому, кроме наличия у них общих черт. Ухватившись за маловероятную возможность того, что новый вид может быть выше старого вида на ступеньку в эволюционном развитии, адепты Дарвина поспешно возвели её, эту возможность, в ранг закона. А поскольку человек больше всего похож на обезьяну, эволюционисты решили подобрать и ему для происхождения какую-нибудь почеловекообразнее, чтоб никому не было обидно, обезьяну. Да и выжить, пройдя через естественный отбор, и эволюционировать – это далеко не одно и то же. Вспомним роман Джека Лондона «Морской волк» – в нём выжил тот, кто смог скушать своего товарища по несчастью. Какая же трудная штука − эволюция!
     Хотелось бы спросить дарвинистов ещё и о том, почему, если, по их мнению, естественной селекцией (естественным отбором) можно получить новый вид, и даже эволюцию, то до сих пор ничего подобного не было получено искусственной селекцией? Ведь, дальше получения новых пород животных и сортов растений, дело у них не идёт.
     Теория Дарвина шокирует ещё и тем, что строится она на базе случайных хаотических мутаций (мутагенеза). Ибо нет мутаций – нет мутантов с новыми свойствами, передаваемыми с генами из поколения в поколение. А раз нет разнообразия свойств – то нет и эволюции, которая, по Дарвину − всего лишь автоматическое следствие соответствия-несоответствия, вызванных мутациями изменений, требованиям среды. Однако, если жёстко связывать мутации с изменчивостью, то получится, что мутации скорее норма, чем исключение. Потому что, как отмечает Дарвин, «изменчивость внутри вида настолько велика, что тяжело установить границы конкретного вида» (Ч. Дарвин 1959). Так, следовательно, мутации не случайны? А если они не случайны, то, может, это и не мутации, а внутренне направляемые изменения свойств особи?
     Эволюцию Дарвин понимает как изменения животных и растений в сторону их большей видовой приспособленности к имеющейся среде. Однако, в своё абстрактное понятие «среда» Дарвин, прежде всего, вкладывает смысл того, «чем можно пользоваться», и «чем можно питаться». Но, ведь, среда для каждого вида своя – это все остальные виды животного и растительного мира, суша, вода и воздух. «Вид процветает, − пишет Ч. Дарвин, − если он широко расселён, и в нём много особей» (Ч. Дарвин 1959). То есть – дарвиновская эволюция должна закончиться видом, с максимально возможной приспособленностью к своей, питающей его, среде. Однако, не следует забывать и то, что каждый из видов всегда питается представителями одних видов и, в то же время, является кормом, в широком понимании этого слова, для представителей других видов. Поэтому, большая твоя приспособленность хотя и способствует твоему процветанию, и, соответственно, росту поголовья твоего вида, но она способствует также и росту поголовья тех, кто питается тобой и представителями твоего вида! 
     Поэтому какой-либо прогресс в развитии то ли нового, тo ли старого вида, в обязательном порядке изменяет условия существования и других видов. Живой мир − это целостная взаимосвязанная структура. И эволюционирует именно она, развиваясь от своего прошлого состояния к будущему. Более того, естественный отбор ни в коем случае не может быть главным фактором эволюции, так как он уничтожает лишь слабых представителей вида, укрепляя, тем самым, ядро вида. К тому же, ни наличие высшего в эволюционном развитии вида, ни естественный отбор, не исключают возможность существования видов на низших ступенях эволюционного развития. Процветание вида зависит не от того, как высоко по ступеням эволюционного развития поднялся вид (вспомним, к примеру, тараканов, комаров, дождевых червей и т.п.), а от того, сколько корма имеется в его распоряжении. Именно корм определяет то, какими свойствами должен обладать вид, который будет им питаться. Вспомним кротов, пингвинов, жирафов, дятлов. Разнообразие представителей животного мира напрямую связано с разнообразием их корма. Чтобы достичь процветания по Дарвину, подыматься по эволюционной лестнице не обязательно. Достаточно решить проблему гарантированного питания особям твоего вида. Так, если не проблема «кого кушать?», то, что же тогда подымает живое существо вверх по лестнице эволюционного развития?
     Вернёмся к Дарвину, который постулировал в своей книге то, что, вероятно, было прочитано всеми слишком бегло, и потому, его суть так никем и не была до конца осознана: «Окончательный результат (естественного отбора) выражается в том, что каждое существо обнаруживает тенденцию делаться более и более совершенным по отношению к окружающим его условиям» (Ч. Дарвин 1959). То есть, (обратите внимание!) эволюцию можно рассматривать и как результат реализации внутренней тенденции каждой особи, побуждающей её делаться всё более и более совершенной! Или – эволюция это не продукт естественного отбора, а результат достигнутый особями популяции в своём коллективном самосовершенствовании. А поскольку, среди карабкающихся миллионы лет по эволюционной лестнице есть как виды-передовики, так и виды-отстающие, животный и растительный миры и имеют такое многообразие степеней совершенства в эволюционном развитии. Однако, согласно судьбоанализу, любая побудительная тенденция всегда должна иметь и противоположно направленную ей тенденцию, толкающую существо на действия в обратном направлении. Иными словами, представители вида могут как подыматься, так и опускаться по лестнице эволюционного развития, решая извечный вопрос дарвиновской эволюции – а кого они будут есть завтра?
     Подытожим обсуждение концепции Ч. Дарвина. Из сказанного выше следует:
     1. Ч. Дарвин показал алгоритм трансформации видов, происхождения новых видов в животном и растительном мире, однако эволюционное развитие всего живого, из его концепции следует не как закономерность, а лишь как «может быть».
     2. Причина эволюционного развития находится не во внешней среде, не в её естественном отборе, а в имеющихся в каждом живом существе бессознательной побудительной тенденции к самосовершенствованию (вверх по лестнице эволюционного развития), и такой же тенденции к эволюционной деградации (вниз по лестнице эволюционного развития).
     3. Изменение строения тела особей вида в процессе эволюционного развития является результатом не мутаций, а названных выше бессознательных побудительных тенденций.
     4. Никакой, из живущих на земле видов, не появился «отпочковавшись» от вида, стоящего на ступеньку ниже его вида, в эволюционном развитии. Например, вид людей не отпочковывался от вида человекообразных обезьян; люди никогда не имели с обезьянами общих предков. Хотя вид обезьян и является наиболее близким видом виду людей.
     5. Каждый вид животного и растительного миров самостоятельно прошёл свой путь эволюционного развития. Дальше всех на этом пути зашёл именно человек со своим видом. Но «дальше всех» ещё не означает − «до конца». Остальные же виды остановились на пути своего эволюционного развития значительно раньше – каждый в своё время. 
     6. Вид – это не множество особей с похожими признаками, а конгломерат родов с общей для всех его родов системой побуждений и общим филогенетическим прошлым.
     Леопольд Зонди никогда не озаглавливал и не объединял в единое целое ту часть своей роботы, которая касалась темы эволюционного развития человека. Однако, в этом направлении он сделал достаточно много. В отличие от теории Дарвина, концепция эволюционного развития человека Л. Зонди имеет чётко выделенные исходный и конечный полюса и принцип движения от полюса к полюсу. Опираясь на эту работу, я попытался завершить её концепцией постдарвиновской эволюции человека. Началом в этой эволюции является граница между животным миром и человеком.
Два мира, в которых мы живём.
     Каждый человек живёт одновременно в двух мирах − рациональном, в котором всё происходящее имеет логическую связь и, поэтому, предсказуемо, и в иррациональном, в котором всё происходит как бы случайно, но за всеми случайностями чувствуется чья-то злая или добрая воля. В рациональном мире человек, усвоивший логику связей в этом мире, может с её помощью предвидеть последствия каждого своего шага. Это позволяет ему планировать своё поведение, целенаправленно двигаясь по жизни. В иррациональном мире человек движется как бы наугад. Он предугадывает своё будущее, но он не может его знать, как не мог знать своё будущее Берлиоз в "Мастере и Маргарите" М. Булгакова [1]. Тот с жаром утверждал, что в десять вечера он будет председательствовать в Массолите, а Аннушка уже купила масло... Берлиоз действовал в соответствии со своим планом, но, поскользнувшись на пролитом Аннушкой масле, попал под трамвай, который и отрезал ему голову. В иррациональном мире тебе «везёт» или «не везёт». Иррациональный мир − это объективный всеобщий мир. Человек в нём всегда «в гостях». Рациональный мир – субъективен, человек его строит сам, практически в течение всей своей жизни, как улитка свой домик. Если он строит его добросовестно – его рациональный мир достаточно объективен. Хотя объективность рационального мира, всё же, всегда относительна.
     Соотношение рационального и иррационального миров у разных людей может заметно отличаться. У примитивного, невежественного человека к иррациональному миру может быть отнесено много из того, что у образованного человека объясняется логикой. Поэтому, естественно, что у человека может возникнуть соблазн образованием и наукой расширить границы своего рационального мира до пределов иррационального. Но это будет его заблуждением. Ибо образование поднимает человека над его прежним миром – и он начинает видеть, что границы иррационального мира подобны горизонту, они не достижимы. И невольно задаётся вопросом: «Так чей же это мир? Кто установил в нём свой закон? Кто его хозяин?» В рациональном мире, естественно, его хозяином является его строитель − сам человек. В иррациональном мире хозяином, устанавливающим его законы, является высшая инстанция, или Бог. Если ты действуешь по Его законам, в согласии с Его волей, тебе «везёт», жизнь твоя успешна и осмысленна, в иррациональном мире ты «как дома». А «...ежели Бога нет, − спрашивает Воланд − то кто же управляет жизнью человеческой и всем вообще распорядком на земле?». Однако придти к пониманию этого способны далеко не все.
     Человек не способный выстроить свой рациональный мир и поэтому живущий исключительно в иррациональном мире. Его жизнь напоминает жизнь диких животных. Начинает действовать, не имея ни малейшей информации. Всё делает наугад. К неудачам относится спокойно, как к чему-то естественному. Его поведение нелогично и непредсказуемо. Но, иногда невероятно успешно. Следит за балансом удач и неудач. Если соотношение сдвигается в сторону «неудач», начинает вести себя более хаотично. Ругает недоступную ему логику, но мысль сделать своё поведение более рациональным не возникает. Склонен к вере, но скорее в какие-то суррогаты, чем в Бога. И, даже веря в Бога, не понимает его гиперрациональную сущность – относится к Нему как к самому могущественному земному начальнику у которого можно что-то попросить для себя. Склонен обожествлять земных «начальников».
     Человек, преуспевающий в рациональном мире, а к иррациональному миру относящийся свысока. Свою беспомощность в иррациональном мире скрывает от всех, в том числе и от себя. Пытается «ходить» в иррациональный мир с «рациональным уставом». В математической статистике видит переводчика и гида для иррациональных дебрей. Ограничив себя, старается ограничивать и остальных людей одним лишь рациональным миром. Возводит в культ науку, в Боге видит соперника, и хулит Его. Стремление рационализировать иррациональный мир, сделать его предсказуемым, приводит к обратному − к несоразмерному перерасходу энергии.
     Человек, успешно действующий в рациональном мире, но стремящийся так же успешно действовать и в иррациональном. Достигнув предела в развитии рационального мира, человек понимает его однобокость и ограниченность. Длительное и честное феноменологическое накопление сведений об иррациональном мире приводит его к мысли о том, что за ним стоит высшая инстанция, которую он называет Богом. Пытается понять Его замысел и действовать в соответствии с Его планами. Пытается заслужить Его любовь. Если человеку это удаётся – он становится могущественным не только в рациональном, но и в иррациональном мире, добиваясь в нём небывалых успехов. Деструктивные удары воспринимает как Его подсказку того, что выбранный им шаг был неверен. Став всемогущим в иррациональном мире, человек становится подобен Богу. Достижение именно этого состояния и является конечной целью постдарвиновской эволюции человека, её высшим полюсом.
НОВЫЙ ЗАВЕТ судьбоанализа
     Большинство граждан России знает и кто такой Христос, и даже «кое-что о Нём». Но мало у кого из них есть ответ на вопрос: «Так почему же, всё-таки, Его распяли?» Полагают − за то, что был хороший, добрый, мудрый. Вероятно, судят о произошедшем с Ним по себе.
     Известно, что пришествие Христа было долгожданным [6]. С Его приходом связывали мечту о Рае на Земле для иудейского народа. Ждали, что придет мессия и начнёт править ими, и воцарится царство Божье. Но Христос обманул их ожидания. Он заявил им: «Да, я мессия, сын Божий. Но, братья и сёстры, царём над вами я не буду. Вы сами должны стать царём себе, как бы я был им. Не в царском дворце, а в душе вашей место сыну Божьему. Вот тогда и наступит истинно царство Божье». Не понравилось это народу, а ещё больше его правителям, которые надеялись и в царстве Божьем быть над народом, быть при дворце. И закричал народ: «Распни его! Распни его! Не Божий ты сын, а самозванец!» И выбрал для помилования не Его, а разбойника Варавву. По сути это было, в чистом виде, массовое тестирование проективным тестом выбора.
     Две тысячи лет спустя с аналогичными идеями мы встречаемся и в судьбоанализе. Я человека, достигшего наивысшего уровня развитая, Л. Зонди называет понтифекс-Я [8, 9]. А понтифик − это человек, занимающий промежуточное положение между Богом и людьми. Л.Зонди определяет понтифекс-Я как Я, стоящее над противоречиями своих побуждений, согласующее все их стремления между собой и со средой, а, благодаря партиципации этого Я с высшей инстанцией, то и с Богом. Такое Я способно к транцендентному выходу за пределы себя, за пределы рациума, а, следовательно, способно быть всемогущим в иррациональном мире, быть в нём «дома». Человек становится способным, подобно Воланду в «Мастере и Маргарите» М. Булгакова, видеть в иррациональном мире невидимое для других будущее. Но, как отмечает Л. Зонди, к такому Я приходят лишь избранные, и те − лишь эпизодически. Человек, у которого понтифекс-Я становится постоянным, превращается в понтифексмена − конечную инстанцию эволюционного развития человека, в его новый вид.
Низший полюс постдарвиновской эволюции.
     Но кто же, в таком случае, должен находиться у низшего полюса эволюции человека? Вначале Л. Зонди намеревался поместить там, с чем, вероятно, согласился бы и сэр Чарльз Дарвин, дикие нецивилизованные племена (бушменов). Однако, тестирование их тестом Зонди показало, что «не такие уж они и дикие, как считают их европейцы» [Л. Зонди, 1972]. Ибо развитие цивилизации и эволюционное развитие − это далеко не синонимичные понятия.
     Леопольд Зонди вводит и другое, более близкое к понятию эволюционного развития, понятие социального развития, величина которого определяется в судьбоанализе с помощью предложенного Р. Вальтисбюлем метода вычисления индекса социальности [9]. Согласно последнему, человечество в целом прошло 2/5 пути предназначенного ему социального развития. Развитие происходит за счёт изменения соотношения социально-позитивных и социально-негативных реакций в пользу социально-позитивных. Согласно исследованиям Р.Вальтисбюля, С. Дери к Л. Зонди, наибольшее отставание в социальном развитии показывают насильственные преступники, гомосексуалисты, параноики, меланхолики и хронические больные. Согласно методу вычисления индекса социальности, именно эти категории людей должны находиться на границе с животным миром. Но, при условии относительной стабильности их переднеплановой картины, так как, согласно упомянутого метода, на заднем плане у них находится высокосоциальная личность. Следует не забывать и то, что, согласно этому методу, среди высокосоциальных личностей оказались невротики [Л. Зонди, 1972].
     Двадцатилетняя практика судьбоаналитических исследований лиц, совершивших насильственное преступление и их жертв, сопровождалась у меня постоянным немым вопросом о том, что же лежит в основе побуждения к преступному поведению. Лишь соединение этого эмпирического материала с постоянно развивающейся теорией в судьбоанализе и родило ответ.
     Если вершиной эволюционного развития является человек, Я которого сумело подчинить себе все его побудительные стремления, и направить их энергию в богоугодном направлении, тo его противоположностью будет человек, которым правят, подчинив себе его Я, аффекты1. Подобная картина наблюдается и у животных, стоящих на ближайших к человеку ступенях эволюционной лестницы. У них уже имеется в зачаточном состоянии персональное Я, но управляет ими не оно, а их аффекты. Аналогичную картину я обнаружил, сравнивая векторные картины середины с реальным поведением, у преступников; особенно у тех, преступная деятельность которых стала чем-то вроде профессии. Сказанное относится и к лицам с врождённым или приобретённым интеллектуальным недоразвитием2. Аффекты у них определяют что делать, а Я как. Каждый их шаг контролируется, прежде всего, субъективно понимаемой справедливостью. Их переднеплановый Каин, подчинив себе разум человека, пользуется им в своей постоянной борьбе с заднеплановым Авелем, постоянно доказывая ему свою правоту. Зависимое от аффектов положение Я приводит к тому, что их интеллектуальные задатки развиваются не в ум, а в хитрость. Отсутствие ума не препятствует, при достаточно 
__________________________________________________________________
1Ситуатнвные, энергонасыщенные чувства. Вектор Р.
2Я намеренно не касаюсь преступлений, совершённых вследствие психической патологии, ибо это не имеет принципиального значения в исследуемой теме (В. Джос).

развитой хитрости, стать преступнику (преступнику в психологическом, а не в юридическом смысле) даже профессором. Высокоразвитые хитрость и организаторские способности позволяют преступнику стать для себе подобных "авторитетом", т.е. неформальным лидером, а в преступном государстве − даже формальным лидером, вплоть до президента. Преступные «авторитеты» часто отличаются любовью к философствованию. Однако, все их рассуждения псевдологичны, и все они начинаются с декларации субъективной этической дилеммы, и ею же заканчиваются.
     К низшему полюсу тяготеют и обычные люди, совершившие одно или ряд незначительных преступлений (непрофессиональные преступники), или пока не совершившие их, или совершающие их в обществе, в котором они находятся у власти, а поэтому их преступления не имеют общепринятой реакции. К сожалению, определить близость человека к низшему полюсу, на основании одной лишь векторной картины «середины», нельзя. Необходима экстремальная ситуация, в которой человек должен сделать выбор между чувствами и разумом. Особенно показательной является экстремальная ситуация соблазна. Хотя и такие векторные картины, как Р−±, Sch+0; Р−!+!, Sсh+− тоже являются аргументом. Предложенная нами тестовая методика «LOVE STORY-2», дополняя тест Зонди, даёт нам как раз эту, недостающую, информацию. По результатам тестирования можно вычислить индекс криминальности (ИК), показывающий величину превосходства Я над аффектами, если есть таковое, или наоборот (В. Джос, 2005).
     Итак, эволюционное развитие человека начинается с наиболее близкого к животному миру хищного преступного, или нехищного интеллектуально сниженного человека, а заканчивается богоподобным понтифексменом. Судьбоаналитически эволюционное развитие человека заключается в переструктуировании его «середины» (аффективных и Я-побуждений), в процессе которого происходит постепенная смена побудительных картин с преобладающим доминированием аффектов, на побудительные картины с преобладающим доминированием Я. Акцент в этой «перестройке» делается нa эволюционном развитии Я от «рабски прислуживающего аффектам» до «понтифекс-Я». Это несколько иная, чем у Л. Зонди плоскость развития Я, базирующаяся на энергетической конкуренции. Я, обладающее меньшей, чем у аффектов, энергией, но «побеждавшее − как говорил полководец А. Суворов, − не числом, а умением», нарастающим количеством побед над аффектами всё дальше и дальше уводит человека от низшего полюса. Эволюцию человека можно представить ещё и как движение от Вараввы к Христу.
     Не возьму на себя смелость утверждать, что эволюция человека ограничивается только психическим развитием. При внимательном наблюдении за представителями крайних типов, можно заметить появление и соматических различий, особенно в форме головы и лица.
     С течением времени эволюционное развитие, пройдя через естественный отбор, разделит пока «единое человечество» на два вида. Высший вид − богоподобных понтифексменов, и низший, промежуточный между понтифекс-человеком и человекообразной обезьяной, вид, так называемых, делинквентменов. Не будет большой ошибкой назвать этот раздел и делением на «людей» и «нелюдей». Что же касается естественного отбора, то он, и в этом главный парадокс эволюции, создаётся самим эволюционирующим человечеством. Это позволяет называть эволюцию человека самонаправляемой. Происходит она через выбор женщиной отца своему ребёнку, установление в государстве специфического порядка. В некоторых странах, благодаря последнему, эволюция сделала большой шаг вперёд. А, вот, в России, во времена Ельцина, − наоборот, шаг назад. Да ещё какой шаг!
     Формирование вида делинквентменов первично, и, в настоящее время значительно ближе к завершению, чем формирование вида понтифексменов. Особенно наглядно этот процесс протекает в России, криминализация общества в которой стремительно приближается к критической точке, после которой человек, в обязательном порядке, должен будет сделать свой выбор: или становиться преступником, или, став всемогущим и в рациональном и в иррациональном мирах, стать недосягаемым для преступников. Или умереть.
Психология делинквентменов.
     Делинквентмены. Какие они? Диалектика производства и потребления редуцирована у них к «лишь потреблению». Подобны хищным животным. Вместо производства − насильственное изъятие продуктов потребления у их законных владельцев. Поэтому могут существовать только при наличии производителей товаров и услуг. Успех в акциях изъятия имущества, и процесс насилия над людьми, вызывают у них чувство всемогущества, в крайнем случае, преимущества над людьми, и агрессивное отношение к Богу. Но неудача − тюрьма, а особенно, камера смертников, делает их фанатично верующими. Этой верой они обязаны своему заднеплановому Авелю. Продолжительность жизни у них в два-три раза короче, чем у обычных людей. Конец их жизни в основном насильственный или от хронических заболеваний, полученных в местах заключения. Интеллект − от подобного интеллекту дебилов до изощрённой хитрости. Тенденция к формированию особого высокоаффективного языка, так называемой «фени», на котором говорит ядро вида, и который в будущем, возможно, станет основой вербальной коммуникации внутри вида. Для этого вида характерна кровавая борьба за территорию, порою даже более жестокая, чем у нижестоящих видов. Доминирование аффектов делает их, по сравнению с другими людьми, более сентиментальными. Могут щедро делиться награбленным с «бедными» и «несчастными». Благоговеют перед силой и сильными, в особенности перед обладающими властью, поскольку бессознательно идентифицируют себя именно с ними. Гордятся даже знакомством или дружбой с ними.
     Очищают свой вид от слабых, переводя их в категорию «опущенных», «недостойных» быть ворами, ошибочно понимаемую большинством авторов как категорию «тюремных гомосексуалистов». В тюрьме, естественным образом складывается гиперспрос на «женские интимные услуги». Сильные способны противостоять его давлению, слабые − уступают. Благодаря этому низший вид распадается ещё и на две касты: «воров» и «опущенных», или «петухов». В рамках касты сильных, "воров", выделяется ещё и своя знать − "воры в законе".
     Вид делинквентменов отличается высокой обновляемостью вследствие высокой смертности и притока новых членов из промежуточной категории. Это говорит в пользy высокой приспосабливаемости вида, что делает этот, крайне опасный вид, ещё опаснее. Обезопасить высший вид от низшего можно содержанием активных представителей низшего вида в небольших, хорошо охраняемых резервациях, где они не смогут интенсивно размножаться. Однако эффективность этого метода не является достаточной из-за упомянутой высокой обновляемости вида. По этой же причине не даст желаемого результата и тотальное истребление представителей этого вида. Тем более, что пока ещё граница между упомянутыми видами размытая. Поскольку представители вида делинквентменов аффектоуправляемы, применение к ним рациональной психотерапии не имеет смысла. А вот аффектошоковая терапия даёт прекрасные результаты. Например, приговор «пожизненное заключение» − это не только приговор, но и шокотерапия. И именно ей мы обязаны в первую очередь за «чудесное исцеление неисправимого преступника», рассказанное Леопольдом Зонди в книге «Моисей. Ответ Каину» [10]. Часть представителей низшего вида можно приручить. Их можно сделать менее опасными, и, даже, безопасными, но ни при каких условиях их нельзя сделать людьми, точнее представителями высшего вида.
Разум и чувства.
     Упреждая ошибочное понимание выражения «человек с Я, доминирующим над аффектами», спросим: «Надо ли понимать его как человека, у которого Я хорошо развито, а аффекты редуцированы, т.е. как бесчувственного сухаря-рационалиста»? Ни в коем случае.
     По сравнению с аффектами, Я обладает значительно меньшей энергией. Однако тратит её исключительно рационально, направляя на достижение цели с ювелирной точностью. Аффекты, наоборот, обладают огромной энергией, но на достижение полезной человеку цели тратится лишь незначительная её часть. Остальная энергия тратится на побочные, случайные цели, нерационально, впустую, часто принося человеку вред. Суть доминирования Я не в победе над аффектами, не в уничтожении или ослаблении их, а в овладении Я их энергией, в использовании её исключительно рационально. Благодаря этому Я из низкоэнергетического превращается в обладающего огромным энергетическим потенциалом, т.е. с резко возросшим могуществом, a аффекты, в свою очередь, становятся разумными (!). Такой человек несравнимо сильнее человека, у которого Я и аффекты конкурируют.
     С другой стороны, порядок, наведённый в аффектах, превращает человека импульсивного в интуитивного, резко повышает эффективность его энергетических затрат. Сильная же интуиция позволяет человеку стать творческой личностью. Если воспользоваться аналогией с оружием, Я своим доминированием превращает аффекты из "глупых мин", поражающих тех, кто им подвернётся, а часто и своих носителей, в высокоточное, обладающее огромной мощью, оружие. Партиципация с Богом минимизирует «выезды на обочину» − сначала тратить энергию на грех, а затем на муки совести. Такая экономия энергии благоприятствует большим затратам энергии на поддержание организма в здоровом состоянии, на творческий поиск. В случае успешного доминирования Я над аффектами, человек "взлетает" над себе подобными.
Ум и хитрость
     Поскольку для большинства граждан России эти два слова являются синонимами, правда, хитрыми называет удачливых, а умными неудачливых, дадим своё понимание хитрости: инфантильно-недальновидный образ мышления Каина, использующего свои интеллектуальные возможности для лжи и обмана, дающий иллюзию успеха, победы над другими, оказывающейся, в конце концов, бесполезной и бессмысленной. Сегодня нет нужды даже приводить примеры, ибо они вокруг нас, и им несть числа.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
     Данная концепция может объединить точки зрения сторонников эволюционного развитая жизни на Земле и теологов, считающих, что Бог создал человека по образу и подобию своему. Для этого теологи должны согласиться с незначительней коррекцией своего постулата – поменять "создал" на "создаёт". То есть, создание человека по образу и подобию Бога ещё продолжается. И завершится оно, когда человечество трансформируется в вид людей действительно подобных Богу. А эволюционисты должны согласиться с тем, что люди, как вид, не отпочковывались от вида человекообразных обезьян, а, вопреки концепции сэра Чарльза Дарвина, изначально были видом людей. Видом, который прошёл самый длинный путь, по сравнению с другими видами, в своём эволюционном развитии. И, в настоящем, ещё продолжает по нему идти, и остановится в своём эволюционном развитии лишь достигнув высот видового богоподобия. Ещё дарвинистам придётся согласиться с тем, что эволюционное развитие обязано не мутагенезу, а бессознательной побудительной тенденции к самосовершенствованию, имеющейся в каждой живой особи. 
     В настоящее же время человечество представляет собой субстрат, в котором, благодаря судьбоанализу, можно увидеть начавшееся размежевание на два вида: 1) высший, понтифексменов (homo pontific) и 2) низший, делинквентменов (homo criminalis). 
     В человечестве можно выделить два соответствующих полюса − лиц окончательно принадлежащих к высшему или низшему видам. Остальные – ещё неопределившиеся, но в разной степени тяготеющие к высшему или низшему полюсам. Ветхозаветная точка зрения Л.Зонди на проблему преступности (ось Каин − Моисей) сменяется в данной концепции на новозаветную (ось Варавва – Христос). Процесс эволюции весьма длителен. Развивающийся в опережающем темпе, низший вид подстёгивает формирование высшего. А поскольку арьергард высшего вида неизбежен, являясь питательной средой для низшего вида, он будет условием существования этого низшего вида.
     Концепция позволяет иметь оптимальную ориентацию в вопросе защиты от преступности и контроля последней. Она показывает, что временная изоляция преступников в пенитенциарных заведениях, или поголовное их истребление не являются достаточно эффективными средствами. Истинно эффективным и перспективным путём является интенсификация эволюционного развития человека, в результате которого он становится для преступников недоступным. Всемогущество в иррациональном мире делает взаимодействие представителей высшего и низшего видов подобием взаимодействия Давида и Голиафа, дрессировщика и дикого зверя, талантливого психотерапевта и патологического террориста. Этим же сокращается питательная среда для вида преступников, что и ведёт к резкому сокращению их количества.
     Печально, что кино и телевидение преподносят делинквентменов зрителям всемогущими, почти полубогами. Проекция и иррациональный страх простых людей создаёт такую же иллюзию. Но всесильный, никогда не кашляющий преступник, с лёгким налётом благородства, − это не портрет, а экранная идеализация. В действительности же их победы − пирровы, финансовое накопление − бессмысленное, удовольствия − глупые, судьбы − вызывающие жалость без сочувствия.
Заканчивая эту статью, отмечу, что в ней более важным является не сказанное, а то, что из сказанного следует.
CONCLUSION
     Proposed concept is able to integrate points of view of those who consider that living nature on Earth evolutes and theologians teaching that man had been created by God on His image and likeness. But, to be integrated, theologians are to agree with some correction of their postulate − "is created" instead of "had been created". And evolutionists are to agree that, in spite of Sir Charles Darwin’s concept, evolution of living, nature on Earth did not stop when human species appeared. Mankind represents a substrate undergoing division into two species: 1) higher − pontifexmen (Homo pontific) and 2) lower − deliquentmen (Homo criminalis). Mankind, correspondingly, has two poles: men who ultimately belong to higher or to lower species. The rest are still indeterminate but more or less inclining to one of the poles.
     "Old Legacy" point of view on the phenomenon of criminality, belonging to L. Szondi (axis: "Kain − Moses") is changed here by "New Legacy" point of view (axis "Varawa − Christos").
     Evolutionary process is rather long. Lower species, developing more quickly, stimulates formation of the higher one. The inevitably existing rearguard of higher species represents "nutritive substrate" for lower species and condition for its existence.
Our concept allows optimal orientation in the problem of criminality control and defense. It shows that temporary isolation of criminals in penitentiary institutes or their general elimination is not enough effective means. The only effective and perspective way is intensive evolutionary development of human species, owing to which man becomes unattainable for criminals. Omnipotence in irrational world makes the interaction of representatives of higher and lower species similar to interaction of David and Goliaph, tamer and wild beast, talented psychotherapeutic and pathological terrorist. Thus "nutritive substrate" for criminals is reduced, which fact will bring about reduction of their number.
     Unfortunately, cinema and television demonstrate delinquentmen to spectators as omnipotent persons, almost half-gods. Projection and irrational fear natural to ordinary men create the same illusion. But a mighty, never coughing criminal with a touch of nobility is not a portrait but just screen idealization. Indeed, their victories are Pyrr's triumphs, their financial accumulation is senseless, their pleasures − silly, and fates − causing pity without sympathy.
     Most important in this article is not what is told, but what ensues from it.
ZUSAMMEFASSUNG
     Dies Konzeption kann die Gesichtspunkt den Anhдngers der Evolutionentwicklung des Lebens auf der Erde vereinigen und Theologen, die denken, dass Herr Gott nach seinem Vor- und Ebenbild den Menschen geschafft hat. Damit sollen die Theologen mit einer unbedeutenden Korrektion seiner Dogma einverstanden sein und «geschafft» auf «schaffen» wechseln. Aber Evolutionisten sollen einverstanden sein, dass trotz der Sir Charles Darwin Konzeption, die Lebensevolution auf der Erde endet sich mit dem Entstehen des Menschen nicht. Die Menschheit stellt sich ein Substrat vor, in dem dank der Schicksalsanalyse kann man in zwei Arten eingeteilt werden: l. Oberster − der Pontifexmenschen (homo pontific); 2. Unterste − der Delinquentmenschen (homo criminalis). Die Menschheit hat zwei entsprechen Pole: die Menschen gehцrenden schon zur Obersten oder Untersten Arten. Die alle anderen Menschen − die nicht bestimmt sind aber naher im verschieden Stufe entweder zur Obersten oder zur Untersten Polen sind. Alttestamentlich Standpunkt von L. Szondi auf Kriminalitдtproblem (Achsrecht Kain − Mose) wird hier auf Neutestamentlich (Achsrecht Warawwa − Christos) wechseln. Das Evolutionprozess nimmt eine lange Zeit. Die entwickelnde Vorauseilentempo, Untersteart treiben Bildung der Oberstearten. Aus ganzen Masse nachgehend also Arrieregarde (Nachgehende), der Oberstearten wird wie eine Nдhrboden fьr der Untersteart. Wenn Arrieregarde (Nachgehende) unvermeidlich ist, und das Existenzvoraussetzung fьr der Untersteart stattgefunden werden.
     Die Konzeption gibt eine Optimalorientierung zur Frage des Schutzes von Kriminalitдt und ihre Kontrolle. Das zeigt, dass provisorische Isolation den Verbrechern im Gefдngnisse oder Vernichtung sind nicht genьgende effektive Mitteln. Echte effektiver und aussichtsreicher Weg ist die Evolutionentwicklugsbeschleunigung des Menschen. Als Resultat wird Sie fьr Verbrechern nicht erreicht bar. Allmacht in Irrationalwelt macht die Zusammenwirkung der Mitglieder der Oberste- und Unterstearten mehr auf David mit Goliaph, Tierbдndiger mit Raubtier, talentvolleren Psychotherapeut mit pathologischem Terroristen дhnlich. Darum wird die Nдhrboden fьr Verbrechersart verkьrzt, und Verbrechermasse wird reduziert.
     Leider, Filmkunst und Fernsehen (TV) ьberreicht (zeigt) uns Delinquentmenschen als Allmдchtigen, fast Halbgotten. Die Projektion und Irrationalangst der Alltagsmenschen macht auch dieselbe Illusion. Aber allmдchtig, problemlose, mit Leichtglanz des Edelmutes Verbrecher ist kein Bild, sondern idealisierte Filmhauptperson. Im Wirklichkeit Ihr Sieg ist Pyrrhussieg, Geldsammlung ist sinnlos, Vergnьgen und Heiterkeit sind dumm, Schicksalen − bemitleidenswert ohne Mitleid.
     In diesem Artikel wichtigste ist nicht, was hier geschrieben ist, sondern was aus dem geschrieben kommt.
ЛИТЕРАТУРА
1. Булгаков M.A. Мастер и Маргарита. С.с. том V, − М., 1990.
2. Дарвин Ч. Происхождение видов путём естественного отбора, или сохранение избранных пород в борьбе за жизнь. С.с. Том I, часть 2 – С-П., 1896.
3. Дарвин Ч. Происхождение человека и половой подбор. С.с. Том II С-П., 1896. 
4. Джос В. «Семантический ключ» к тесту Зонди. – Екатеринбург: Персонал-Профи. Вып. ХIII, 2004.
5. Джос В. Гены, которые делают человека. Человек, который делает гены. – Екатеринбург: Персонал-Профи. Вып. ХIII, 2004.
6. Джос В. Проективный тест-история «LOVE-STORY 2».
7. «Последние дни земной жизни Иисуса Христа». − Одесса, 1987.
8. Ренан Э. Жизнь Иисуса. СПБ, 1906.
9. Bьrgi-Meyer K. Leopold Szondi – Karlfried Graf Dьrckheim. Analyse der Glaubens-funktion – Initiatische Therapie. In: SZONDIANA 8/2 (1988a), 5-23.
10. Szondi L. Ich-Analyse. Triebpathologie II. − Bern: Huber, 1956.
11. Szondi L. Lehrbuch der experimentellen Triebdiagnostik. Text-Band. − Bern: Huber, 1972.
12. Szondi L. Moses. Antwort auf Kain. − Bern: Huber, 1973.





Данный материал НЕ НАРУШАЕТ авторские права никаких физических или юридических лиц.
Если это не так - свяжитесь с администрацией сайта.
Материал будет немедленно удален.
Электронная версия этой публикации предоставляется только в ознакомительных целях.
Для дальнейшего её использования Вам необходимо будет
приобрести бумажный (электронный, аудио) вариант у правообладателей.

На сайте «Глубинная психология: учения и методики» представлены статьи, направления, методики по психологии, психоанализу, психотерапии, психодиагностике, судьбоанализу, психологическому консультированию; игры и упражнения для тренингов; биографии великих людей; притчи и сказки; пословицы и поговорки; а также словари и энциклопедии по психологии, медицине, философии, социологии, религии, педагогике. Все книги (аудиокниги), находящиеся на нашем сайте, Вы можете скачать бесплатно без всяких платных смс и даже без регистрации. Все словарные статьи и труды великих авторов можно читать онлайн.








Locations of visitors to this page



      <НА ГЛАВНУЮ>      Обратная связь