Глава 3 РИСУНОК НЕСУЩЕСТВУЮЩЕГО ЖИВОТНОГО ТИПОЛОГИЯ НЕСУЩЕСТВУЮЩИХ ЖИВОТНЫХ - Психологические рисуночные тесты - Венгер А. Л.

- Оглавление -


Вряд ли возможно провести сколько-нибудь последовательную классификацию несуществующих животных. Однако есть несколько широко распространенных вариантов выполнения теста, с которыми полезно познакомиться. Наиболее примитивный вариант – это изображение реально существующего животного, сопровождаемое описанием естественного для него образа жизни. Так, двенадцатилетняя Лилиана Т. в качестве несуществующего животного изобразила крокодила (рис. 68). Рисунок имеет следующее описание: «Крокодил – водоплавающее животное, может передвигаться как на суше, так и в воде. Питается исключительно мясом. Хватает свою добычу и тащит ее под воду. Тело будет лежать там до тех пор, пока не начнет разлагаться, а после съест его. Поедает людей. В основном ест тех людей, которые очень его боятся и бегают от него».

Такой способ выполнения задания противоречит инструкции, поэтому проверяющий попросил Лилиану придумать еще одно животное, причем было подчеркнуто требование, чтобы это было животное, которого на самом деле не существует. Немного подумав, Лилиана нарисовала кобру. Выяснилось, что выполнить инструкцию она неспособна.

Изображение реально существующего животного вместо воображаемого нормально для дошкольного возраста, хотя при хорошем уровне развития даже дошкольник способен хотя бы дать своему животному нестандартное название. В более старшем возрасте это свидетельство особо низкого уровня развития воображения. Подобное выполнение задания нередко встречается при умственной отсталости или при нарушениях обучаемости (задержке психического развития).

В отдельных случаях причиной отхода от инструкции служит не столько отставание в когнитивной сфере, сколько очень высокая тревожность. Тревожному человеку трудно выполнять неопределенные задания. Не понимая, каковы критерии оценки такого задания, он заранее ожидает заведомо отрицательную оценку, что может полностью блокировать содержательную деятельность. Изображение существующего животного в некотором смысле безопаснее придумывания чего-то нового. Поэтому тревожный человек упрощает себе выполнение задания, фактически подменяя поставленную перед ним непривычную задачу более знакомой.

У Лилианы одновременно проявляется действие обеих причин, блокирующих воображение. Во-первых, судя по данным когнитивных тестов, у нее наблюдается нарушение обучаемости. Во-вторых, повышен уровень тревожности. Об этом свидетельствует как штриховка рисунка, так и тема страхов, доминирующая в описании образа жизни животного.

Несколько более высокий уровень выполнения задания, однако тоже с нарушением инструкции – это изображение вымершего животного, например, динозавра, или животного, существующего не в природе, а в культуре: Пегаса, дракона, кентавра, русалки. Так, одиннадцатилетний Сеня В. нарисовал трехголового змея, образ жизни которого вполне соответствует сказочному змею-горынычу (рис. 69).

Такое выполнение задания нормально для детей до 8–9 лет. Позднее оно свидетельствует о бедном воображении и низком общекультурном уровне (часто при педагогической запущенности) или о нарушении обучаемости (задержке психического развития). В данном случае диагностировано нарушение обучаемости.

Наиболее распространенный способ выполнения задания – это изображение животного, не совпадающего ни с одним из реально существующих, но построенного по стандартной модели: горизонтально расположенное тело, голова с глазами и ртом, конечности (ноги, щупальца, руки, крылья). Возможны дополнительные детали – уши, нос, шея, плавники, хобот и прочие части тела обычных животных. Среди подобных животных выделяются два типа: составной и целостный.

Составное животное строится из частей разных реальных животных. Так построены, в частности, крылатая рыба (см. рис. 76) и животное, составленное из человека, собаки, лошади и кошки (см. рис. 71). Названия таких животных обычно более или менее полно отражают их строение. В частности, животное, в котором есть элементы человека и собаки, названо «челса» (человек + собака).

Придумывание и изображение составных животных характерны для людей с рационалистическим подходом к задаче, с низкой творческой направленностью, исполнительской, а не творческой установкой. Такая установка наиболее типична в начале младшего школьного возраста (примерно до восьми лет), однако она не представляет отклонения от нормы даже и у взрослых. При рационалистическом способе создания образа оценка уровня воображения определяется количеством прототипов и степенью их разнородности. Так, комбинация из четырех животных (см. рис. 71) – это, разумеется, более сложное изобретение, чем крылатая рыба (рис. 76). Та же рыба была бы оригинальнее, если бы она была снабжена не крыльями, а, например, заячьими ушами. Целостное несуществующее животное тоже строится в соответствии с общей схемой животного, но без привлечения частей тела конкретных животных, хотя результат и может напоминать дракона, слонопотама, собаку или что-то еще. Название в этом случае не включает указаний на прототипы. Примерами подобных животных могут служить бумбуборусасу (см. рис. 72) и рав (см. рис.

83).

Этот тип образа характерен для художественно-эмоционального подхода к творческой задаче. Чем меньше созданное животное похоже на что-то реально существующее (в природе или в культуре), тем выше оценивается уровень воображения.

Особую группу составляют человекообразные животные. Туловище у них располагается вертикально, внизу – ноги, сверху – голова, с боков – руки (вместо рук или ног могут быть крылья или щупальца). Возможно увеличение числа рук или ног, включение дополнительных органов. Человекообразное животное может быть названо роботом или киборгом (см. рис. 75), может напоминать черта (см. рис. 113), может быть объявлено инопланетянином и пр. Изображение таких животных характерно для высокой потребности в общении. В частности, оно особо типично для подросткового возраста, когда потребность в общении наиболее высока.

Значительно реже встречаются изображения несуществующих животных, по сути представляющих собой механические конструкции или включающие в свой состав отдельные механические части. Примерами могут быть марсианин (см. рис. 86) и странное животное, которое служит домом для людей (см. рис. 87). Подобные изображения характерны для неконформных людей со своеобразным мышлением и нестандартным подходом к миру и к жизни, с низким уровнем социализирован-ности. Часто это люди с шизоидной акцентуацией, с трудностями в сфере общения.

И, наконец, у некоторых людей встречаются животные, построенные по оригинальной модели, не соответствующей ни животному, ни человеку, ни техническим конструкциям. Эти модели могут быть весьма сложными и замысловатыми: многоголовка (см. рис. 84), аура (см. рис. 73), а могут быть предельно простыми (см. рис. 80). Этот способ говорит о творческом складе личности. Он возможен как при преимущественно рационалистическом, так и при преимущественно художественном подходе к действительности, если только у человека есть реальные творческие возможности. У детей младше 9 – 10 лет такой способ построения образа встречается довольно редко. При творческом подходе к задаче уровень воображения оценивается по степени естественности получившегося существа и, в частности, по степени соответствия между его внешним видом и описанием образа жизни.

Наиболее нестандартные животные, снабженные необычными органами или же вообще лишенные органов, часто встречаются у людей с шизоидной акцентуацией.

Если изображение слишком вычурное, то обычно это свидетельствует не столько о творчестве и оригинальности, сколько о стремлении продемонстрировать окружающим свою непохожесть на других, т.е. об оригинальничанье.

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ

ДЕПРЕССИЯ, СНИЖЕНИЕ НАСТРОЕНИЯ

В рисунке несуществующего животного, как и в других рисуночных тестах (в частности, в рисунке человека), депрессивные тенденции часто проявляются в уменьшении размеров изображения, иногда – в его размещении в углу листа. Кроме того, они обычно выразительно отражаются в рассказе об образе жизни животного. В этом отношении чрезвычайно показательны материалы обследования восьмилетней Юли Ш. (рис. 70).

Юля изобразила маленькое животное, отделенное от окружающего мира стенами пещеры. Внутри она написала слово «пещера», чтобы всем было понятно, что именно изображено. На вопрос о том, что это за животное, Юля ответила: «Драче-ша. Это такая змея, у которой туловище, как у змеи, а ноги человечьи». Далее состоялся следующий диалог:

– Как драчеша живет?

– Грустно.

– Почему?

– Потому что у нее мама с папой пропали.

– Как пропали?

– Они сказали, что пойдут к другу и час там пробудут, и не сказали, к какому другу. А драчеша уже всех друзей обошла и не нашла их.

– А давно они ушли?

– Нет, месяц тому назад.

– Что она сейчас делает?

– Греется на солнышке.

– А друзья у нее есть или нет?

– Есть подружка одна, девочка. И она ее не кусает, потому что ей грустно, потому что у нее мама с папой пропали.

На вопрос о том, какие три ее желания драчеша попросила бы исполнить, Юля ответила: «Чтобы вернулись мама с папой». Придумать остальные два желания она не смогла.

В рассказе, как и в самом рисунке, проявляется депрессивный фон настроения («живет грустно»). Ярко выражены недостаток общения с родителями, чувство одиночества (в рисунке оно проявилось в том, что животное замкнуто в пещере), потребность в эмоциональном тепле («драчеша... греется на солнышке»).

Юлины родители обратились за психологической консультацией в связи с тем, что девочка очень замкнута, не имеет подруг, не общается ни с кем в школе. По маминым словам, в детском саду Юля нормально общалась с детьми, была застенчивой, но не замкнутой. Родители предполагали, что причиной трудностей стало поступление в школу (на момент обследования девочка училась во втором классе). Однако психологическое обследование, включавшее наряду с рисуночными тестами ряд других методик, показало, что основной первоначальной причиной в большей мере явилось уменьшение общения с мамой, которая раньше не работала, а примерно одновременно с Юлиным поступлением в школу начала работать ( сами родители не придавали этому достаточного значения). Таким образом, адаптация к школе проходила у девочки в неблагоприятных условиях, при снижении контактов с родителями. Результатом стало депрессивное состояние и, как следствие, – пассивность, уход от общения со сверстниками. Родителям были даны рекомендации, направленные, прежде всего, на интенсификацию их общения с Юлей. Катамнестические данные, полученные через полгода, подтвердили положительное влияние перестройки семейных взаимоотношений на психологическое состояние девочки и на ее контакты со сверстниками. Вместе с тем, трудности в общении, хотя и уменьшились, но не исчезли окончательно.

ТРЕВОГА, ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ НАПРЯЖЕННОСТЬ

При повышенном уровне тревоги общие особенности рисунка несуществующего животного такие же, как и рисунка человека. Это множественные линии, стирание и исправление линий, специфическая штриховая линия, штриховка рисунка, увеличение его размера. Однако в методике «Несуществующее животное» рисунок можно считать увеличенным, только если он занимает весь лист (рис. 71). Помимо увеличенного размера, в рисунке Ильи также ярко выражены множественные линии и исправления.

Название этого животного – челса – представляет собой сокращение от слов «человек» и «собака», хотя при его конструировании использовались и части других животных. Как объяснил Илья, челса – это смесь человека, собаки, лошади и кошки. В рассказе об образе жизни животного он сообщил, что это «мутация, которой очень тяжело жить. Очень тяжело выживать в окружении обычных людей и животных». На вопрос о том, чем это животное занимается, Илья ответил: «Пытается утишить (т.е. примирить друг с другом) своих соседей на спине». В качестве питания были названы зелень, фрукты и овощи, в качестве места жизни – Гренландия.

Друзей у челсы нет, а враги есть, «потому что это животное необычное, его нигде не видели, так что другие животные, которые живут на этом острове, его боятся». Три желания челсы: «первое – чтобы его не боялись, второе – чтобы спустить соседей со спины, а третье – быть чем-то обычным».

Описание жалоб, с которыми Илья был приведен на консультацию, и выводов, сделанных на основе рисунка человека, приведено в предыдущей главе (см. анализ рис. 60). Основные выводы полностью подтверждаются рисунком несуществующего животного. В рассказе об образе его жизни содержатся темы, типичные для людей с нарушениями общения: удаленное и безлюдное место жизни (Гренландия), отсутствие друзей. Из других мест жизни, часто выбираемых для своих животных людьми с нарушениями общения, можно назвать такие как «в пещере», «под землей», «вголых скалах», «на Луне», «на другой планете», «в космосе». Указание на то, что окружающие боятся этого животного часто встречается у тревожных людей, опасающихся общения. В результате действия механизма проекции собственный страх приписывается окружающим.

Важным показателем является то, как исследуемый определяет основное занятие животного: попытки «утишить (т.е. примирить) своих соседей на спине», а также желание «спустить соседей со спины». Изображение животного с несколькими головами, которые ссорятся между собой, характерно для людей, переживающих острый внутренний конфликт. Можно полагать, что в данном случае одним из центральных источников конфликта служит противоречие между стремлением к общению и боязнью общения.

Подчеркивание необычности животного, его непохожести на остальных и особенно желание стать обычным типичны для людей, считающих себя не такими, как окружающие, «неправильными», не такими, какими следует быть. Это ощущение часто встречается при высокой тревожности, в невротическом состоянии, при выраженных нарушениях общения.

В рисунке Ильи проявилось также напряженное отношение к сексуальной сфере, хотя и не столь ярко и конкретно, как в его же рисунке человека. Мощный, подробно вырисованный хвост, задранный вверх, – это классический сексуальный символ. При его изображении значительно более, чем в других частях рисунка, выражены признаки тревоги: множественные линии, штриховка, исправления, что и говорит об особой нагрузочности соответствующей сферы.

При особо сильной тревоге, высокой эмоциональной напряженности часто появляются изображения, не помещающиеся на листе или буквально «втиснутые» в его пространство (рис. 72). Кроме очень большого размера животного, тревога и эмоциональная напряженность проявились в штриховке с сильным нажимом (зачернении части рисунка). Рассказ о животном, написанный Авадьей, предельно короток: «Это животное называется: бумбуборусасу. Оно обитает в облаках. Питается гвоздями».

Обращает на себя внимание нелогичность в описании образа жизни животного: откуда могут взяться гвозди в облаках? Образ жизни также противоречит внешнему виду животного. Оно лишено крыльев и явно не приспособлено к жизни в облаках.

Логические противоречия в описании образа жизни животного часты как при когнитивных нарушениях, так и в остром невротическом или психотическом состоянии. В данном случае имеются многочисленные дополнительные признаки острого состояния, тогда как других признаков когнитивных нарушений не наблюдается. В частности, как вид, так и название животного достаточно оригинальны и, вместе с тем, оно вполне четко построено по модели реальных животных. Таким образом, наиболее вероятно предположение о том, что Авадья находится в остром состоянии – скорее всего, невротическом. Нарушения не настолько грубы, чтобы были достаточные основания предположить психотическое состояние.

Указания на использование в пищу заведомо несъедобных вещей (гвоздей, камней, стекла, металла и т.п.) типично при грубых нарушениях общения. Можно полагать, что в данном случае нарушения общения вызваны острым состоянием мальчика.

В рисунке несуществующего животного, сделанном по оригинальной модели, повышенная тревожность часто отражается в избыточном количестве органов чувств. Тревожный человек сам повышенно чувствителен к возможным опасностям и поэтому наделяет повышенной чувствительностью свои создания. Тема высокой чувствительности (очень острый слух, тонкое обоняние, исключительно хорошее зрение) нередко звучит и в рассказе об образе жизни животного.

Рисунок тринадцатилетней Нели Р. создан по оригинальной модели (рис. 73). Ее животное не похоже ни на обычных или сказочных животных, ни на человека, ни на механическую конструкцию. Без специального объяснения трудно было бы понять, где что у этого животного.

Неля объясняет, что сверху у животного, которое она назвала аурой, расположен рот. Две параллельные линии посередине тела – это уши. В нижней части тела прямоугольный глаз с зубчиками-ресницами. Круги и треугольники, разбросанные по всему телу, – разные органы чувств (более конкретное определение отсутствует). Снизу находится «свечка-самолет», с ее помощью оно летает.

Неля дала следующее описание своего животного: «Он ни плохой, ни хороший. Он струится. Внутри него – жидкость. Она струится – и он двигается. Он живет и в воде, и в воздухе. Может летать. Кушает рыбу. Может раздуваться и может много места занять. Можно его поймать и закрыть им дырку. Он закрывает, как камень. И когда камня не будет в мире, он все еще будет – через миллион лет. Только надо отрезать свечку, иначе он улетит. Он никому ничего плохого не сделал. И ничего хорошего тоже не сделал. Он может закрыть озоновую дыру».

В описании прослеживаются тревожные опасения общего характера: рассуждения об озоновой дыре, о том, что когда-нибудь в мире не станет даже камня. Подобные рассуждения типичны для тревожных людей, склонных к навязчивым мыслям («умственной жвачке»). По-видимому, у Нели не особенно четко организован внутренний мир. Ее животное практически лишено структуры, органы чувств бессистемно разбросаны по всему телу, «внутри него жидкость» (т.е. аморфная, неструктурированная среда), движение столь же неопределенно («струится»). Низкая структурированность внутреннего мира обычна при высокой тревожности. Тревожный человек во всем усматривает возможную угрозу, что затрудняет для него различение главного и второстепенного.

Это животное выступает как пассивный объект воздействия («можно его поймать и закрыть им дырку»). Вероятно, это прямая проекция собственного самоощущения.

Навязчиво повторяющиеся рассуждения на морально-этическую тему («ни плохой, ни хороший», «не сделал ничего ни плохого, ни хорошего») свидетельствуют о ее высокой значимости для девочки. Подобные рассуждения свойственны недостаточно социализированным, плохо адаптированным людям, особенно в подростковом и юношеском возрасте. При хорошей социальной адаптации такие рассуждения не актуализируются, поскольку социальная действительность воспринимается как вполне понятная, а моральные нормы – как самоочевидные. О низкой конформности, обычно сочетающейся с недостаточной социализированностью и с трудностями общения, говорит и чрезвычайная оригинальность животного.

Нелю привели на консультацию с жалобой на то, что она очень сильно волнуется перед любой ответственной работой. Пытается все, что она делает, доводить до совершенства (перфекционизм) и из-за этого обычно не успевает закончить работу. По словам родителей, у девочки нет подруг. Папарас-сказал, что на его вопрос, почему она ни с кем не дружит, Неля ответила ему: «Боюсь, что меня оставят» (раньше у нее было три подруги, с которыми ей пришлось расстаться из-за переезда семьи). Данные психологического обследования показали, что основной причиной трудностей является специфический склад личности Нели: шизоидная акцентуация (врамках психологической нормы) в сочетании с высоким уровнем тревожности. Нарушения общения и социальной адаптации – обычное следствие шизоидной акцентуации. Девочке рекомендована психотерапия. Ее высокий интеллектуальный уровень и склонность к самоанализу делают весьма перспективным применение методов когнитивной терапии.

ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ ЛАБИЛЬНОСТЬ

В рисунке несуществующего животного главные признаки высокой эмоциональной лабильности, как и в рисунке человека, – это значительные колебания силы нажима на карандаш, степени детализирован -ности и аккуратности изображения (рис. 74).

Свое животное Марина назвала кошилоп. У него большое ухо, «чтобы слушать, чтобы остерегаться врагов». Он живет в космосе, один. Питается звездами. Ни друзей, ни врагов у него нет. Больше всего он любит где-нибудь лежать, а больше всего боится земли. Как объяснила

Марина, «он на ней не был, но чувствует, что ее надо бояться». Желание у него только одно: «Чтобы все осталось как есть».

Сравнение этого рисунка со сделанным Мариной рисунком человека (см. анализ рис. 32) показывает, что в обоих тестах проявились проблемы общения (животное живет в космосе, одно, питается явно несъедобными звездами; пустые глаза без радужки и зрачков говорят о возможной аутизации). В рисунке несуществующего животного значительно больше, чем в рисунке человека, представлены тревожность, боязнь перемен (желание, «чтобы все осталось как есть»), эмоциональная лабильность, астенизация. Признаками астенизации служат линии, не доведенные до конца, а также любимое занятие животного: где-нибудь лежать (в других случаях на астени-зацию может указывать сообщение о том, что животное много спит). Боязнь перемен – признак пессимистической позиции: по-видимому, Марина не ожидает от будущего ничего хорошего и поэтому хотела бы, чтобы ничто не менялось.

ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ РИГИДНОСТЬ

Основными проявлениями эмоциональной ригидности в тесте «Несуществующее животное», как и в тесте «Рисунок человека», служат избыточное количество деталей, повышенная аккуратность и тщательность рисунка, сильный равномерный нажим на карандаш. Склонность к чрезмерной детализации, однообразным перечислениям проявляется и в рассказе о животном.

Четырнадцатилетний Женя Е. нарисовал киборга (рис. 75). Это характерный для подросткового возраста рисунок, построенный по модели человека и свидетельствующий о высокой потребности в общении. Рисунок стандартный, лишенный оригинальности.

Описывая свое животное, Женя рассказал: «Это киборг, модель 2101. Половина руки человеческая, а низ руки – железный. В спине – аккумулятор, который выдает энергию. В голове – компьютер, который ему заменяет мозг. Вторая рука вся из железа. Внизу на этой руке – насадка, которую он может менять. Грудь человеческая, на ней есть клавиши. На второй половине груди – микрофон. На животе одна часть из железа, другая – человеческая мышца. Брюшной пресс снаружи – человеческий, внутри – из железа. Одна нога железная, вторая – наполовину. На ногах – типа провода. Передающая система, которая передает воздух, благодаря которому он может лететь». На вопрос о том, чем киборг обычно занимается, Женя ответил : «Телохранитель».

Подобные однообразные перечисления («одна часть – человеческая, другая – железная...») типичны для высоко ригидных людей. В данном случае степень выраженности этой особенности позволяет предположить наличие эпилептоидной акцентуации (в рамках психологической нормы).

Кроме признаков, говорящих о высокой ригидности, рисунок Жени отличается подчеркнутой мужественностью фигуры (широкие квадратные плечи, подробно проработанная мускулатура, в том числе и на «железной» ноге). Как и в рисунке человека, это обычно служит признаком частой у подростков повышенной значимости маскулинных (мужских) ценностей, нередко сочетающейся с агрессивностью. В рисунке Жени присутствуют и другие признаки агрессивности: одна рука вместо пальцев завершается когтями, другая – режущим орудием (пилой), основное занятие персонажа – телохранитель. Высокая значимость маскулинных ценностей и агрессивность – черты, тесно связанные с эпилептоидной акцентуацией, поэтому указанные признаки косвенно подтверждают выдвинутое ранее предположение.

В рисунке также подробно вырисованы внутренние органы. Особенно показательна «передающая система» на ногах, очень напоминающая сеть кровеносных сосудов. Изображение внутренних органов интерпретируется как признак ипо-хондричности, беспокойства о состоянии своего здоровья. Оно часто встречается при невротизации, а также при психических заболеваниях. Однако в рисунке отсутствуют какие-либо другие признаки, указывающие на наличие соответствующих отклонений. Поэтому гипотеза о высокой ипохондричности, невротизации не может быть выдвинута без дополнительных данных.

Женя – крупный спокойный мальчик; выглядит старше своего возраста. Приведен на консультацию с жалобами на конфликты в школе и на «чрезмерную самостоятельность»: он гуляет до 12 часов ночи, курит (и в школе на переменах). Родители и учителя считают, что у него слишком много девочек. Вместе с тем, имеются и позитивные проявления взрослости: Женя подрабатывает мытьем лестниц, все деньги приносит домой: тратит их на свои нужды под контролем родителей.

В отношениях со сверстниками отмечается агрессивность. В последнее время, после того как мальчик стал заниматься кон-фу, агрессивность снизилась, по-видимому, она канализировалась в занятия спортом и потому перестала проявляться в других ситуациях.

Данные психологического обследования позволяют полагать, что трудности связаны с развертыванием подросткового кризиса на фоне специфических личностных особенностей мальчика. Недостаток гибкости и неспособность к разумным компромиссам, свойственные людям с эпилептоидной акцентуацией, приводят к конфликтам с социальным окружением. Рекомендована психотерапия, направленная на повышение гибкости и способности приспосабливаться к социальным условиям.

В рисунке двенадцатилетнего Игоря Р. (рис. 76) тоже выявляется тенденция к изображению многочисленных однотипных деталей: рыбьей чешуи. Однако Игорь покрыл ею лишь небольшую часть тела нарисованного им животного. В целом рисунок остался крайне мало детализированным. Незавершенность начатой работы типична для состояния астении (нервного истощения).

Рассказ Игоря о придуманном им животном чрезвычайно лаконичен: «Золотая рыба. Живет в воде. Кушает все, что попадается в воде. Дружит с другими рыбами. Боится акул. Больше всего любит кушать». Подобная лаконичность, связанная с экономией сил, тоже вполне типична для астении. В рисунке проявилась также тревожность (штриховая линия). Таким образом, личностный склад Игоря в целом должен быть оценен как психастенический, поскольку имеющаяся у мальчика ригидность отнюдь не определяющая черта его личности. Однако она может дополнительно обострять проблемы, порожденные астенией: при нехватке энергии, вызванной астенией, ригидное застревание на несущественных деталях еще более снижает продуктивность работы. Эти личностные особенности сочетаются с низким уровнем развития воображения (рисунок предельно банален), часто сигнализирующим о низком общем культурном и/или интеллектуальном уровне.

Родители Игоря обратились за психологической консультацией в связи с трудностями в учебе и плохо складывающимися отношениями мальчика с одноклассника

ми (по их словам, у Игоря нет друзей). Психологическое обследование позволило предположить, что одна из причин этих проблем – пассивность, вызванная астеническим состоянием. Таким образом, первоочередной задачей является укрепление нервной системы. Любые другие коррекционные мероприятия желательно начинать на более благоприятном неврологическом фоне после проведения общеукрепляющего лечения.

СФЕРА ОБЩЕНИЯ ЭКСТРАВЕРТНОСТЬ

Экстравертность, т.е. направленность личности вовне, на контакты с другими людьми, проявляется в наличии у несуществующего животного разнообразных и подчас весьма многочисленных органов, обращенных в разные стороны. Это могут быть ноги, руки, щупальца, крылья, хвосты, головы (рис. 77).

Хотя придуманное Веней существо в целом соответствует стандартной схеме животного, оно, как часто бывает у экстравертов, имеет человеческие руки. Рассказывая о своем животном, названия которому он придумать не смог, Веня сообщил, что «оно питается птицами, рыбами. Питается всем мясным, и у него для этого есть все приспособления: для существа на земле – ноги, для рыбы – плавники, для птицы – крылья». Таким образом, направленность на чрезвычайно широкие и разнообразные контакты проявилась и в описании образа жизни животного. То, что в качестве цели этих контактов выступает использование в пищу окружающих его существ, может говорить о склонности извлекать пользу из своих дружеских связей, однако подобная гипотеза нуждается в подтверждениях. Материал, предоставляемый данным тестом, для такого вывода явно недостаточен.

Руки, расставленные в стороны, как символ экстравертной направленности, встречаются также в изображениях, построенных по оригинальной модели (см. рис. 84) и особенно у человекообразных животных.

Нарисованное восьмилетней Ниной С. несуществующее животное – сунтер – соответствует схеме человека (рис. 78). Уже одно это говорит о высокой потребности в общении. Еще более выразительный признак – ярко выраженная экстравертная поза с широко расставленными руками. Кисти рук очень велики и зачернены (признак эмоциональной нагрузки). Это позволяет предположить, что потребность Нины в общении остается неудовлетворенной.

Такая потребность отражается и в ответах девочки на вопросы о придуманном ею животном. На втором месте стоит его желание, «чтобы его ящерицы не боялись: он очень хочет с ними подружиться, а они боятся». На вопрос о том, чего боится сам сунтер, Нина ответила: «Грязи. Потому что он считает, что его шерсть очень красивая, поэтому он боится ее запачкать. Он боится, что тогда никто дружить с ним не будет». Тема особой красоты животного (или его еще каких-либо исключительных достоинств) типична для высоко демонстративных людей, стремящихся находиться в центре внимания окружающих. Признаки высокой демон-стративности были отмечены также в Нинином рисунке человека (см. комментарий к рис. 37).

ИНТРОВЕРТНОСТЬ

Если для экстравертов характерна направленность вовне, то для интровертов – внутрь. Несуществующие животные интровертного типа могут либо вообще не иметь конечностей, либо их конечности повернуты в сторону тела. Такое животное как бы «замкнуто в себе», отъединено от окружающего пространства (рис. 79). У Маши выраженно инт-ровертен также и рисунок человека (см. комментарий к рис. 33).

Свое животное Маша назвала «че-репслон», поскольку оно представляет собой черепаху со слоновьим хоботом (мало оригинальное составное животное). Первоначально она изобразила хобот, направленный вниз, но этот вариант не удовлетворил ее. Она стерла хобот и нарисовала его в другом положении: подобранным под себя, загнутым внутрь. В результате получилось предельно замкнутое, типично интровертное животное.

Резко уменьшенный размер рисунка позволяет предположить депрессивные тенденции, которые в рисунке человека не нашли непосредственного отражения. Животные типа черепахи, имеющие панцирь, защитные пластины, чешую, броню, обычны для людей, чувствующих себя беззащитными и ощущающих потребность в защите.

В описании образа жизни животного преобладает астеническая тематика: темы сна, усталости. Им соответствует и ослабленный нажим на карандаш. Большое внимание уделено также навязчиво повторяемым описаниям еды. Напомним, что Маша страдает нервной анорек-сией; при этом заболевании характерны навязчивые мысли на темы питания, как бы замещающие сам процесс еды. Маша начинает рассказ словами: «Черепслон спит ночью шесть часов. Когда встает утром, он ест траву или листья. Потом он гуляет. Он гуляет, только если холодно. Если жарко, он сидит в прохладном месте и спит. И он себе на запас листья собирает. Или траву. И потом еще перед сном он тоже ест. И иногда еще посередине». На вопрос о том, боится ли черепслон чего-либо, девочка ответила: «Он зиму не очень любит, потому что боится, что еда его кончится». Mania назвала следующие три желания черепслона: «Ему не очень удобно ходить по камням. Он попросит, чтобы меньше камней было». «Чтобы он не уставал, потому что, когда он ходит очень много, он устает». «Чтобы было больше воды – чтобы не надо было идти далеко».

Еще один вариант «замкнутого» животного, характерного для интро-вертных личностей, изображен пятнадцатилетней Марией П. (рис. 80). Изображенное ею существо, названия которому она не придумала, представляет собой один только контур неопределенной формы. Оно построено по оригинальной модели и не снабжено никакими сколько-нибудь конкретными органами: не имеет ни рук, ни ног, ни головы, ни внутренней структуры. Подобные недетализированные рисунки обычны у замкнутых, выраженно интро-вертных людей.

Мария сделала следующее описание своего животного: «Это невидимое животное, которое живет в воде, питается водой, чтобы расти. Его никто не видит, и неизвестно, где его лицо, туловище, вот оно какое. Дружит оно со всеми, а врагов нет, так как его никто не видит». Содержащееся в рассказе упоминание, что животное «дружит со всеми», не следует расценивать как признак реального наличия у девочки большого количества друзей. Напротив, подобные высказывания без указаний на то, с кем именно дружит животное, типичны для детей с недостатком общения, отсутствием реальных эмоциональных связей со сверстниками. Невидимость животного служит символом отсутствия эмоциональных контактов. Сама Мария использует ее для обоснования отсутствия врагов, однако она столь же естественным образом применима и к друзьям (откуда они возьмутся, если «его никто не видит, и неизвестно, где его лицо, туловище...»).

Чрезвычайно интересное символическое решение проблем общения представлено пятнадцатилетним Костей Д. Судя по сделанному им рисунку человека (рис. 81, а), он выраженно интровертен: руки изображенного персонажа плотно прижаты к телу, размер кистей резко уменьшен, ноги плотно сдвинуты вместе. Выполняя тест «Несчастное животное» (рис. 81, б), Костя изобразил человекообразное существо, максимально подчеркнув все черты, характерные для интровертности и нарушений общения. Руки у него почти сливаются с телом, кисти во

все отсутствуют, фигура заужена, вытянута по вертикали. Таким образом, автор как бы говорит, что самое большое несчастье – это отсутствие межличностных контактов.

Прямо противоположно выглядит счастливое животное (рис. 82).

Оно тоже человекообразно, но соответствует предельно экстравертной схеме: растянуто в ширину и стоит с широко расставленными руками. Впрочем, на более тонком уровне и в нем прослеживаются признаки нарушений общения (пустые глаза, резко уменьшенные кисти рук). Этот образ можно было бы словесно сформулировать приблизительно так: «Очень хочу быть общительным, экстравертным, но не знаю, как это достигается».

При ответе на вопрос, почему это животное счастливое, тема общения – одна из доминирующих: «Это животное называется оббен. Это одно из тех редких существ, которые наделены сознанием. Он счастлив тем, что он веселый, непосредственный. И, осознавая себя, умеет общаться с другими зверями и животными. Счастлив тем, что может получать какое-то удовольствие от жизни. А удовольствие он получает от всего. От того, что он понимает самого себя, что он может общаться с другими. Он очень близок к человеку, но не к обычному, а к находящемуся в очень хорошем настроении, который может получать удовольствие, просто пробежавшись или искупавшись».

Наряду с темой общительности в этом рассказе имеются еще две взаимосвязанные темы: во-первых, понимание себя и других, во-вторых – простота и непосредственность внутреннего мира. Можно полагать, что свой собственный внутренний мир представляется Косте переусложненным и что он не удовлетворен тем, в какой мере ему удается понимать себя и окружающих.

Тема еще отчетливее звучит в ответе Кости на вопрос, почему несчастно другое животное: «Это животное называется палус. Это существо, которое всю жизнь неосознанно куда-то идет. Оно не понимает, зачем оно идет, откуда, куда и почему, и мучается от этой неопределенности, от этой непонятности». В этом рассказе в символической форме отражены переживания, связанные с попытками разобраться в себе, с поисками жизненной цели и смысла жизни. Таким образом, в рисунках и рассказах Кости прослеживается комплекс проблем, типичных для периода перехода от подросткового к юношескому возрасту: проблемы общения, самопознания и поиска смысла жизни.

Костя обратился за консультацией по собственной инициативе с просьбой проверить, нет ли у него отклонений от нормы, т.е. не страдает ли он психическим заболеванием. С ним была проведена психотерапевтическая беседа, в ходе которой ему было объяснено, что его переживания ни в малейшей степени не являются проявлением болезни, а знаменуют собой важный этап становления сознательной личности.

ДЕМОНСТРАТИВНОСТЬ

Признаком демонстративности в рисунке несуществующего животного, как и в рисунке человека, служит стремление украсить животное, а также приписывание ему различных достоинств (см. анализ рис. 78). Украшательство ярко проявляется в рисунке пятнадцатилетней Юлии Т. (рис. 83): не то узор, не то попона на спине, звездочки в глазах, кисточка на хвосте, хохолок, воротничок.

Юля сделала следующее описание образа жизни придуманного ею животного, которое она назвала рав: «Это животное живет в деревьях. Питается муравьями и всякими букашками. Оно дружит с мышами, собаками и со всеми животными, которые живут в лесу. Но у него есть и враги. Это комары, пауки и т.п. Желания: быть самым умным; избавиться от комаров; быть счастливым».

Как в рисунке, так и в описании отсутствуют признаки каких-либо неблагоприятных психологических особенностей. Описание образа жизни вполне логично; указаны конкретные друзья (мыши и собаки); желания естественны и соответствуют образу жизни.

Значительно более своеобразно животное, придуманное одиннадцатилетней Ингой Б. (рис. 84). Оно построено по оригинальной модели и содержит большое количество разнообразных деталей, что характерно для демонстративных личностей. Животное называется многоголов-ка. Инга описала его следующим образом: «Оно летает. Ест все подряд. Круг – это способ передвижения, так как у него нету ног. На круге – кнопки, которыми или кто-то управляет или оно само. Снизу – подножки, чтобы стоять: иначе оно покатится. Оно не может двигать глазами, поэтому у него много глаз и ртов: одни смотрят вниз, другие – вверх, и у каждого рта свой набор слов».

Тема множественности лиц могла бы быть сопоставлена с темой нескольких голов, разбиравшейся в связи с рисунком Ильи Т. (см. рис. 71). Однако в данном случае она имеет совершенно иной смысл. Разные лица у животного, придуманного Ингой, не ссорятся друг с другом, как у Ильи, а, напротив, дополняют друг друга. По сути, они представляют собой разные маски или набор ролей («у каждого рта свой набор слов»). Некоторая театрализованность поведения, склонность постоянно исполнять какую-либо роль – чрезвычайно типичны для демонстративных людей. Однако в их рисунках и рассказах эта проблематика бывает представлена не особенно часто. Она свидетельствует о наличии рефлексии, осознания собственных психологических особенностей. Для возраста Инги такой высокий уровень

рефлексии – большая редкость.

С учетом особенностей рисунка человека, сделанного Ингой (см. анализ рис. 54), а также с учетом характера маминых жалоб был сделан вывод, что Инга по уровню личностного развития существенно опережает свой возраст. Результаты выполнения теста «Несуществующее животное» подтверждают его. Отмеченная при анализе рисунка человека тенденция к повышенному самоконтролю нашла отражение также в рисунке несуществующего животного. Ее проявлением служат «кнопки, которыми или кто-то управляет, или оно само». Противопоставление внешнего («кто-то») и внутреннего («оно само») управления характерно для подростковой борьбы за самостоятельность, ярко проявляющейся в поведении Инги и послужившей главной причиной маминого обращения за консультацией.

В рисунке несуществующего животного проявилась также тема неустойчивости: у животного имеются «подножки, чтобы стоять: иначе оно покатится». Эта тема, как и в рисунке человека, где она была выражена неустойчивой позой, свидетельствует об опасениях девочки в том, что она недостаточно хорошо ориентирована в практической жизни. Отсюда и проистекает потребность в повышенном самоконтроле.

ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛИЗАЦИИ

Частым проявлением сниженной конформности, недостаточной со-циализированности человека служит отклонение от общепринятого способа изображения в рисунках, в целом соответствующих схеме животного или человека (к животным, построенным по оригинальной модели, этот критерий неприменим).

Так, девятилетний Ярослав В. описывает свое несуществующее животное, названное им «ужасный летающий дракон» (рис. 85), в соответствии со схемой животного: «Лицо крокодила, сверху – рога. Пять рук спереди и пять – сзади (на рисунке это короткие отростки, немного напоминающие щупальца). Сзади – четыре крыла (более длинные отростки, два из которых расположены над «руками», еще два – под ними)». Вместе с тем, ни общий абрис животного, ни отдельные детали (рога, руки) не соответствуют традиционному изображению животного. Опознать их можно только благодаря описанию. Они ни в коей мере не отвечают и названию животного. Имеющиеся в рисунке угловатость и прямоугольность форм тоже типичны для людей с низким уровнем социализации и с трудностями общения.

Большой размер рисунка позволяет предположить импульсивность у мальчика. Другое возможное объяснение увеличенного размера – повышенный уровень тревоги – в данном случае маловероятно, поскольку отсутствуют какие-либо еще признаки, характерные для состояния тревоги.

Ярослав дал следующее описание образа жизни своего животного: «Он живет на Луне. Прилетает на Землю, ест людей. Живет сто миллионов лет. У него такая толстая кожа, что ее даже пуля не может прошибить. У него такие руки, что он может поднять дом. А его шаг – на сто километров».

На вопрос, есть ли у этого животного друзья, мальчик однозначно ответил «нет», а на вопрос о том, есть ли враги, сообщил: «Есть. Люди. Потому что они его убивают, а он их ест». По его утверждению, придуманное им животное ничего не боится. Три его желания: «Чтобы люди не сопротивлялись и чтобы он мог их есть просто так, чтобы они за ним не охотились». «Добавить размера, чтобы он был очень большой». «Силы еще надо, чтобы если люди сопротивляются, пускают в него ракету, чтобы он мог поймать ее и направить к ним обратно».

В рассказе Ярослава звучат темы, типичные при нарушениях общения: животное живет на Луне, не имеет друзей. Однако есть и темы, которые заставляют заподозрить не только асоциальность, но и наличие антисоциальных тенденций (негативной установки по отношению к социальным нормам). Это темы вражды с людьми и поедания людей. Их значимость повышается тем, что вокруг них сосредоточены все приписываемые животному желания. Существенно и то, что кроме людей не названы никакие другие виды пищи.

Как уже отмечалось, при трудностях социализации вместо животного часто изображаются механические конструкции. Очень богатый материал для анализа дают рисунок и рассказ тринадцатилетнего Андрея Р. (рис. 86). Андрей изобразил марсианина, частично использовав схему человека (двуногое вертикально стоящее существо), однако преобладающими являются технические детали. Изображенное существо имеет пять глаз для близкого расстояния (в центре) и два глаза (на отдельных стебельках) для далекого. У него есть основные уши, вынесенные далеко в стороны наподобие манипуляторов, и дополнительные уши (ближе к центру), которые «улавливают в воде на очень дальних расстояниях, на низких частотах». Сверху – антенна, «чтобы в галактике принимать радиосигналы», и идущий от нее вниз «контакт, который проводит сигналы в мозг и расшифровывает». Под основными ушами расположены руки, напоминающие грабли из-за отходящих от них вниз длинных шипов, представляющих собой «защиту для рук». Кривая палочка, отходящая от руки вверх, – это «автомат». Сверху марсианина прикрывает шлем с выступами, заканчивающимися чем-то вроде шестеренок; это дополнительная защита. В нижней части тела (между руками) нарисованы вены. В ногах располагаются «двигатель, который помогает летать по галактике», и дополнительный водометный двигатель «для движения по воде». Рисунок сопровождается следующим описанием образа жизни животного: «У них там город, так же как на земле. Есть хорошие люди, есть вредные люди, есть уроды, есть красивые. Вот у меня – красавец. Это полицейский первого ранга. Он ловит только преступников, которые очень опасны. У него есть жена, дети. Они могут находиться в любых средах: они не дышат, у них нет рта. Их практически нельзя убить, они практически неуязвимы. Поэтому полиция расстреливает автоматами обычно их глаза. Но такие меры предпринимаются только по отношению к зрелым преступникам, а обычно ведутся переговоры. Объясняю, что такое переговоры. Преступника ловят на расстоянии ста световых лет и начинают переговоры. А если это преступник закоренелый, то они просто летят к нему. Но процент преступности у них очень мал: половина процента от всех марсиан. В основном на их планете царит счастье, добро. И цивилизация продвигается вперед очень большими темпами. Чем дальше она идет, тем меньше процент убийц, преступности, потому что наконец все понимают, что это плохо. И они наблюдают за мирами, которые на стадии первобытного развития – например, земля. Посылают тарелки к нам. И мне кажется, что они хотят доказать нам, что они вовсе не собираются завоевывать нашу планету. И пока они воздерживаются от контактов, потому что, когда военные части видят тарелку, они начинают обстреливать ее. Но они верят, что когда-нибудь люди поймут, что не обязательно так негостеприимно встречать гостей из других миров. Но они не хотят навязывать нам свое присутствие».

Как в рисунке, так и в описании отражается установка на широкое, но очень дистанцированное (формализованное) общение, направленное на сбор информации о партнере, а не на непосредственный эмоциональный контакт. Признаком такой установки служит полная отграниченность тела и головы марсианина от окружающего пространства. Поза формально экстравертна (руки расставлены в стороны), но отсутствуют органы общения (что-либо, хотя бы отдаленно напоминающее кисти рук); далее всего в стороны вынесены уши. В рассказе тема дистантного общения ярко отражена в описании переговоров, при которых переговаривающиеся стороны находятся на расстоянии в сто световых лет друг от друга. Преобладание сбора информации над непосредственными контактами выявляется также в утверждениях, что марсиане «воздерживаются от контактов», «наблюдают », « посылают тарелки », « не хотят навязывать свое присутствие». При явном избытке органов чувств (семь глаз двух видов, два вида ушей, антенна) у них нет рта, что специально отмечено в рассказе.

Избыток органов чувств – признак повышенной тревожности.

Она же проявляется в том, что марсианин Андрея снабжен многочисленными защитными приспособлениями: шлемом с дополнительными выступами, специальной «защитой для рук». В рассказе этому соответствуют темы неуязвимости и направленной на героя агрессии землян (создающей основание для опасений).

Между тем, в формальных признаках рисунка тревожность не проявилась (отсутствуют специфичные для тревожности особенности линий, штриховка и пр.). По-видимому, это объясняется высоким уровнем самоконтроля, позволяющим успешно справляться со своими эмоциональными состояниями. О высоком самоконтроле говорит строгая симметрия рисунка и подчеркнутый особо четкий контур (двойная линия «шлема»). О том же свидетельствует предусмотрительность, проявившаяся в дублировании большинства систем (глаза, уши, два автомата) и в том, что герой «может находиться в любых средах».

Механистичность марсианина, а особенно описание «контакта, который проводит сигналы в мозг и расшифровывает», позволяют заподозрить рационализм, склонность к чрезмерному умствованию. О том же говорит стиль рассказа, ярко выраженное резонерство. В этом отношении особо выразительна фраза: «Объясняю, что такое переговоры». Подобный рационализм типичен для людей с шизоидной акцентуацией. В данном случае резонерство сочетается с недостаточным соответствием между рисунком и описанием образа жизни. В частности, непонятно, для чего нужны уши, которые прекрасно слышат в воде, и водометный двигатель. В рассказе проявился также формализм, часто встречающийся у выраженных шизоидов, например, указание на наличие у марсианина жены и детей осталось чисто формальным.

Значительное место в рассказе занимают темы полиции, преступников и преступлений. Подобные темы характерны для асоциальных людей, которым приходится часто сталкиваться с трудностями из-за недостаточного владения социальными нормами. На асоциальность указывает также имеющееся в рассказе морализирование: объяснение того, что преступность – это плохо, что «не обязательно так негостеприимно встречать гостей из других миров» и т.п. Морализирование вообще весьма типично для асоциальных личностей; так, хронические алкоголики обычно являются активнейшими проповедниками трезвого образа жизни. Низкая социализированность Андрея проявилась и в негативных оценках, даваемых людям (землянам): они находятся «на стадии первобытного развития», негостеприимны (мягко говоря).

Как уже отмечалось, изображение внутренних органов – признак невротического состояния. В данном случае нарисованы кровеносные сосуды, интерпретируемые таким же образом. В рассказе этому соответствуют эмоционально неприятные темы, как например, указание Андрея на то, что «полиция расстреливает их глаза», сочетающееся с утверждением, что «на их планете царит счастье, добро».

В совокупности приведенные данные позволяют сделать вывод, что у Андрея имеется ярко выраженная шизоидная акцентуация, которая служит причиной нарушений общения и социализации. Повышен уровень тревожности; состояние на момент обследования может быть оценено как невротическое. Высокий уровень самоконтроля дает возможность мальчику успешно функционировать и избегать острых конфликтов. По-видимому, именно этим объясняется то, что родители не предъявляли жалоб на отклонения в поведении Андрея. Их беспокоят только нарушения общения. Вместе с тем, можно опасаться появления таких отклонений в ходе дальнейшего развертывания подросткового кризиса. Поэтому мальчику была рекомендована психотерапия, направленная на повышение его социализиро-ванности и на нормализацию психологического состояния (к сожалению, мы не имеем сведений ни о том, проводилась ли она, ни о том, как шло последующее развитие Андрея).

Чрезвычайно своеобразный вариант сочетания животного с домом создал восьмилетний Аркадий С. (рис. 87). Его полулев-полулошадь,

по сообщению мальчика, имеет голову льва (в действительности нарисованную в соответствии со схемой человеческого лица), лошадиный хвост и пять лошадиных ног. Внутри него живут люди. На голове – труба, чтобы выходил дым из печки.

Рассказ об образе жизни животного: «Ест камни. То есть деревья ест. Съедает – получаются дрова, они проходят в дом, в доме – печка, и люди топят печку. А животное съедает только листья. Живет на Олимпе» . На вопрос, чем оно обычно занимается, мальчик ответил: «Сторожит дом, который внутри. Это такое животное, а внутри, в животе – дом». Затем проверяющий спросил, есть ли у этого животного друзья и враги. Мальчик задумался: «А правда, у него есть враги? Я знаю только, какие у льва есть помощники – тигры. Они льву помогают прятаться». На вопрос, от чего или от кого ему нужно прятаться, был получен ответ: «От дождя». Отвечать на вопрос о том, что это животное любит, что ему нравится, Аркадий отказался, но зато охотно сообщил, что оно не любит спать. Три его желания: «Никогда не спать». «Чтобы постоянно сторожить дом». «Чтобы тигр продолжал ему помогать, всякие дела делал».

Гибрид животного с домом – крайне необычное решение, свидетельствующее о ярко выраженной нестандартности мальчика, его неконформности. Употребление в пищу несъедобных вещей (первоначальный вариант – «ест камни») – частый признак нарушений общения. Об этом же говорит изображение пустых глаз (без радужки и зрачков). Последовательные уточнения в вопросе о питании животного, завершающиеся «нормальным» вариантом (листья), свидетельствуют о попытках

Аркадия вписаться в стандартные рамки, что удается ему с большим трудом. В ответе на вопрос о друзьях проявляется неадекватное отношение к самому понятию «друзья»: вместо друга мальчик называет помощника (судя по желанию, чтобы он «продолжал помогать, всякие дела делал», имеется в виду кто-то вроде слуги).

Необходимость прятаться – свидетельство боязни окружающего мира. Утверждение, что прятаться животному нужно «от дождя» – явно формальная отговорка. Довольно необычны желания животного. Два из них направлены на сохранение существующей ситуации (продолжать сторожить дом и пользоваться помощью тигра). Это говорит о боязни перемен, пессимистической позиции. Указание на то, что полулев-полулошадь живет на Олимпе, преследует одновременно две цели: продемонстрировать свою осведомленность и возвеличить придуманное животное. Обе эти цели говорят о высокой демонстративности. В настоящем тесте не наблюдается других проявлений демонстративности, а одного этого недостаточно для того, чтобы делать выводы, однако другие методики подтверждают, что уровень демонстративности у Аркадия весьма высок.

Таким образом, основные психологические особенности, проявившиеся в данном рисунке, – это неконформность мальчика, нестандартность его подхода к миру, низкий уровень социализированности, нарушения общения. Представления Аркадия о действительности не вполне адекватны, встречается неточное использование понятий.

В совокупности все это позволяет говорить о шизоидной акцентуации. Для мальчика характерны боязнь окружающего мира, пессимистический взгляд на жизнь. Имеются признаки высокой демонстративности, подтверждаемые другими тестами.

Родители отмечают, что у Аркадия очень плохо складываются отношения с одноклассниками. Часты конфликты. Аркадий жалуется, что мальчики его обижают, бьют, хотя, по наблюдениям родителей, это не соответствует действительности. Аркадий с большим трудом усваивает школьную программу.

Как жалобы мальчика, так и трудности в учебе могут быть объяснены недостаточной адекватностью его представлений. С Аркадием начата психокоррекционная работа, направленная на повышение уровня адекватности и на социализацию мальчика.

Выраженные нарушения социализации и адекватности наблюдаются у пятнадцатилетней Нади Б. (рис. 88). Она сопроводила нарисованное ею человекообразное животное следующим описанием: «Это животное я назвала смертью. Если внимательно посмотреть, то можно увидеть: сигареты, наркотики, выпивку, мусор и многое другое, что является смертью для человека.

Три желания: Забыть людям о существовании наркотиков, выпивки и т.п. Не иметь на руках топора, т.е. не убивать. Встретить животное, противоположное этому.

Живет оно в каждом человеке, и многие с ним дружат, а другие не имеют с ним связей. Питается оно плохими поступками и привычками человека. Таких животных нужно уничтожать. Враги: доброта, будущее, веселье, счастье».

Как в рисунке, так и в рассказе доминирует антисоциальная тематика (наркотики, алкоголь). Подобная тематика, независимо от моральных оценок, даваемых обследуемым, типична для людей с асоциальными или антисоциальными тенденциями. Неадекватность при выполнении задания проявилась, во-первых, в символизации: вместо животного, имеющего тот или иной образ жизни, представлено символическое воплощение определенной идеи (поскольку эта идея крайне банальна, говорить о творческом подходе к заданию здесь не приходится). Во-вторых, вместо желаний, которые могли бы быть у придуманного животного, сообщаются пожелания самого автора рисунка. Символизация выявляется и на уровне языка: «не иметь на руках топора».

Как неадекватность, так и символизация говорят о том, что нарушения социализации в данном случае могут быть следствием психического заболевания. Эту гипотезу поддерживают и результаты выполнения Надей других методик. В связи с этим рекомендована консультация психиатра.

АГРЕССИВНОСТЬ

НИЗКИЙ УРОВЕНЬ АГРЕССИВНОСТИ

Наиболее полную информацию об уровне агрессивности обследуемого дает сопоставление классического варианта методики «Несуществующее животное» с дополнительным вариантом «Злое животное». В частности, такое сопоставление позволяет выявить скрытые, в том числе сознательно скрываемые, агрессивные тенденции.

Показателем отсутствия таких тенденций служит отсутствие агрессивной символики (орудий нападения) в основном рисунке и незначительное повышение агрессивных аксессуаров при переходе к «Злому животному». Примером этого могут служить рисунки восемнадцатилетней Полины Ш. В качестве обычного несуществующего животного она сделала рисунок, соответствующий общепринятой схеме, лишенный признаков агрессии (рис. 89).

Агрессивность совершенно отсутствует также в описании образа жизни животного, которое Полина назвала кругляк-полосатик: «Очень доброе и милое животное, очень предан людям. Любит есть траву, питается яблоками и лесной ягодой. Очень умное создание. Обитает в основном в деревнях ближе к лесу. Сам он ярких красок, и его видно издалека. Сам он произошел в гибриде от разных самых красивых животных. Живет он в шалаше вместе со своей семьей и детьми».

В рисунке «самого злого и страшного» животного появляется очень умеренная символика вербальной агрессии: зубастый рот (рис. 90).

В рассказе о своем животном-колдуне Полина снабдила его множеством отрицательных характеристик, однако агрессия среди них отсутствует: «Это существо обитает в далеком космосе, подальше от людей. Грубый, высокомерный предатель и лгун. Очень большой притворщик – хамелеон. Ненавидит людей и стремится уничтожить землю. Питается мелкими организмами, которые обитают на его планете, где он живет один, под названием Колдумания».

Утверждение о том, что «самое злое и страшное» животное «питается мелкими организмами» – признак весьма низкого уровня агрессивности. Иногда сходные утверждения (например, о том, что животное питается овощами и фруктами) появляются у обследуемых, сознательно скрывающих свою агрессивность. Однако в данном случае такое предположение было бы крайне сомнительным, поскольку Полина добро совестно снабдила свое животное отрицательными признаками и даже сообщила, что оно «ненавидит людей и стремится уничтожить землю». Само же это сообщение не является признаком агрессивности, так как девочка ни на рисунке, ни в рассказе не дала животному никаких средств, которые позволили бы ему реализовать его античеловечные стремления.

ПОВЫШЕННАЯ АГРЕССИВНОСТЬ

Один из наиболее распространенных признаков повышенной агрессивности в рисунке несуществующего животного – это наличие острых выступов и выростов, независимо от того, что они изображают (рога, уши, щупальца, клешни). Примером такого рисунка может служить драморобот, изображенный восьмилетним Артуром С. (рис. 91). Наиболее острые выросты, направленные вверх, – это руки. Как объяснил Артур, «у него руки железные. Они ударяют. Голова может головы кому-то отрывать. У него слюня – яд. Если кто-то против него воюет, он сразу расплавляется (то есть его противники расплавляются от ядовитой слюны). Когда он отрывает голову, вытекает кровь, он питается кровью». На вопрос о том, что любит делать драморобот, мальчик ответил: «Атакует врагов. Сам-то он страшный и мощный. Атаковывает он в незаметку. С дерева может напасть». На вопрос, зачем ему нападать «в незаметку», был получен ответ: «Потому что враги тоже нападают, могут убить. Они как бы отомщают другим врагам». На вопрос, кто его враги, Артур ответил: «Не знаю. Может, киборги», а о друзьях сказал, что они «такие же как он и чуть другого вида». Он сообщил также, что драморобот живет в другой галактике и что три вещи, которые

бы он попросил у волшебника, – это: «Чтобы очень мощные были войска, чтобы атаковать врагов»; «Бесконечную жизнь, чтобы его очень трудно было убить»; «Чтобы он стал больше – видом, ростом».

Столь яркое проявление агрессивных тенденций в рассказе об образе жизни животного встречается сравнительно редко. Обычно оно тормозится в силу социального контроля.

В данном случае социальный контроль ослаблен, поскольку у Артура имеются серьезные нарушения социализации. Они комментировались при анализе сделанного им рисунка человека (см. рис. 45). Кроме того, Артуру только восемь лет, а в этом возрасте механизмы контроля еще далеко не достигают полного развития. В приведенном рассказе, кроме собственных агрессивных тенденций, проявляется также боязнь ответной агрессии со стороны окружающих. Можно полагать, что эта боязнь приобретена в результате накопления негативного опыта. Вероятно, именно она привела к тому, что в последнее время (последние год-полтора) мальчик, по словам родителей, стал драться значительно меньше, чем раньше.

Четырнадцатилетний Володя С. по стандартной инструкции (нарисовать несуществующее животное) изобразил боксера (рис. 92), написав о нем предельно короткий рассказ: «Это боксер. Он всех побеждает» (что отмечено и в надписи на самом рисунке: «ура – Победа»),

Подчеркнутая прорисовка мускулатуры, кулаки и особо широкие плечи говорят о высокой значимости маскулинных (мужских) ценностей. В сочетании с основным занятием изображенного существа (бокс – агрессивный вид спорта) это позволяет подозревать повышенный уровень агрессивности. Однако непосредственная символика агрессии представлена в рисунке довольно мало: это клыки и кулаки (боксерские перчатки), нарисованные с сильным нажимом.

Особая лаконичность рассказа служит, по-видимому, средством избежать самораскрытия. Весьма вероятно, что скрывается именно агрессивность. Дополнительным основанием для такого предположения служит то, что в рисунке Володя задал социально приемлемую форму агрессивности. О ярко выраженной тенденции к контролю за внешними формами поведения говорит резко подчеркнутое ограждение вокруг изображенной фигуры (канаты ринга).

Любые сомнения насчет истинного уровня агрессивности Володи исчезают при взгляде на изображенное им злое и страшное животное (рис. 93).

Поскольку в этом варианте теста сама инструкция дает легитимацию агрессивности, то есть делает ее дозволенной, на этот раз соответствующая символика представлена в полной мере. Имеются два острых рога на голове и один на носу, длинные шипы на плечах и на колене, когти на ногах, зазубренный кинжал или меч в одной руке и булава с большими шипами – в другой. Все эти аксессуары подчеркнуты линией с сильным нажимом, частично зачернены.

Рассказ о злом животном несколько более развернут, чем об обычном: «Этовиконгоригозавр. Он живет в горах. Он злой, всех побеждает. Живет одинокий. Питается людьми».

Интересно, что за исключением агрессивной символики виконгори-гозавр выглядит точно так же, как боксер. Зрителю как бы говорят: «Таким я стараюсь выглядеть (боксер), а такой я на самом деле (викон-горигозавр)».

СКЛОННОСТЬ К ВЕРБАЛЬНОЙ АГРЕССИИ

В рисунке несуществующего животного склонность к вербальной агрессии, как и в рисунке человека, выражается в подчеркивании зубов. Как и общая агрессивность, она может скрываться при изображении просто несуществующего животного, проявляясь лишь в рисунке злого и страшного животного. Так, семнадцатилетняя Лена Ф. по стандартной инструкции изобразила животное под названием весельчак (рис. 94).

О своем животном она написала следующее: «Веселое, доброе, симпатичное животное. Об этом говорит его имя. Живет в стране смеха. В этой стране нельзя грустить, плакать. Весельчак помогает всем веселиться, придумывает разные смешные игры, занятия, истории».

В рисунке проявилась тревожность (штриховка, особо большие уши); возможны страхи (большие зачерненные глаза). В рассказе, как можно полагать, выражена установка самой девочки на то, чтобы не позволять себе грустить («в этой стране нельзя грустить»). Видимо, она, подобно своему персонажу, обычно старается отвлечь себя от свойственных ей отрицательных переживаний. Ни в рисунке, ни в рассказе не присутствует агрессивная тематика.

В изображении злого и страшного животного символика физической агрессии представлена очень умеренно: это когти, нарисованные с сильным нажимом (рис. 95). Однако в нем ярко выражена символика вербальной агрессии: огромный рот с подчеркнутыми (заштрихованными) зубами.

Рассказ звучит следующим образом: «Страшила живет в стране страха. Очень вредный, очень любит врать, сторонится всех, а по ночам в полнолуние любит всех пугать, это его любимое занятие». Утверждение о том, что «страшила» любит всех пугать, так же как и общий вид рисунка, говорит о склонности к вербальной агрессии.

БОЯЗНЬ АГРЕССИИ И ЗАЩИТНАЯ АГРЕССИЯ

Помимо уровня собственной агрессивности в рисунке несуществующего животного проявляется отношение к возможной агрессии со стороны окружающих. Боязнь нападения приводит к стремлению защитить придуманное животное. В качестве защиты может быть изображен панцирь, как в рисунке Маши Р. (см. рис. 79), чешуя, броня, особо толстая кожа (ее может не быть на рисунке, но ее описывают в рассказе). Очень широко распространено изображение игл, как у дикобраза, или колючек. Примером может служить животное под названием дракон (рис. 96). У него две руки, шесть ног, на теле – колючки, «чтоб его никто не кусал», и многочисленные укусы, изображенные в виде кругов с точкой в центре.

Об образе жизни животного Гриша рассказал так: «Он живет в горах, в пещере. Только он уже умер. Это динозавр. Он любит мясо, много мяса, он любит кушать». На вопрос о том, что кушает это животное, мальчик ответил: «Других драконов и человеков, что были давным-давно». Когда его попросили описать размер животного, он сказал, что дракон «страшный, и большой, и огромный; как три дома». На вопрос о друзьях последовал однозначный ответ: «Нету. Один живет». В качестве врагов были названы динозавры. Когда проверяющий спросил, что это животное любит делать, Гриша ответил: «Кушать». По просьбе назвать еще какие-либо любимые занятия животного, мальчик сообщил: «Драться, кусаться», а на вопрос о том, чего оно не любит, сказал: «Камни кушать». Выяснилось также, что «дракон» боится, «чтоб его съели и чтоб бросали на него камни огромные». Проверяющий поинтересовался, кто может это делать, и Гриша объяснил: «Есть динозавры еще больше его».

Три желания «дракона»: «Быть большим»; «Чтоб его не кушали, чтоб на него не бросали камни»; «Чтоб у него были друзья».

По поводу первого желания проверяющий выразил некоторое удивление: «Он ведь и так очень большой». «Нет, маленький, – ответил Гриша. – Надо, чтоб был больше всех».

При анализе сделанного Гришей рисунка человека отмечается как тревожная, так и депрессивная симптоматика (см. комментарий к рис. 31). Состояние тревоги диагностируется и по изображению несуществующего животного (сильно увеличенный размер). Депрессивная симптоматика не проявилась в рисунке, но отразилась в рассказе: это тема смерти («только он уже умер»).

По рисунку и рассказу можно более конкретно определить характер тревожных опасений, свойственных Грише. Это, в первую очередь, страх агрессии: животное боится, «чтоб его съели и чтоб бросали на него камни»; его желание – «чтоб его не кушали, чтоб на него не бросали камни»; несмотря на колючки, оно все покусано. Изображение укусов, как и любых ран, – выразительный признак невротического состояния.

По-видимому, Гришина боязнь агрессии связана с его неумением общаться со сверстниками. Оно отражается в широко расставленных руках с очень большими кистями (высокая неудовлетворенная потребность в общении), пустых глазах. «Дракон» живет один в пещере, у него нет друзей, одно из желаний – чтобы были друзья. Тема поедания камней тоже типична при нарушениях общения.

Для боязни агрессии характерны описание гигантских размеров животного (у Гриши оно «огромное, как три дома») и желание стать еще больше («надо, чтоб был больше всех»). При этом сам рисунок может быть большим (как в данном случае), а может быть маленьким, так что тема гигантских размеров проходит только в рассказе.

В рассказе Гриша неоднократно пытается противопоставить внешней угрозе агрессию самого изображенного им дракона. Он «страшный», ест «других драконов и человеков», любит «драться, кусаться». В этом проявляется тенденция к защитной агрессии (стремление защититься посредством нападения). Однако, судя по отсутствию подлинно агрессивных аксессуаров в рисунке и по чрезвычайной сжатости агрессивной темы в рассказе (она звучит только в ответах на вопросы), эта тенденция не реализуется.

Более выраженная склонность к защитной агрессии проявляется у четырнадцатилетнего Ильи Р. (рис. 97). Изображенное им «трехро-гое чудовище» все сплошь покрыто колючками. Наряду с этим у него на спине имеется пять больших острых шипов, которые могли бы использоваться не только для защиты, но и для нападения. Сами шипы тоже защищены колючками.

В рассказе темы, связанные с боязнью агрессии, сочетаются с собственно агрессивной тематикой и с высказываниями, отражающими чувство одиночества: «Это трехрогое чудовище. Оно очень злое и съедает всех. Оно очень большое, приблизительно со слона. Его защищают колючки от того, чтобы никто на него не нападал. У него есть еще один рот с зубами на теле». Из ответов на вопросы выясняется, что трехрогое чудовище живет в лесу, одно. Ни друзей, ни врагов у него нет. На вопрос о том, от кого оно защищается колючками, если у него нет врагов, Илья ответил: «Например, от тигра».

Илья сообщил, что животное высказало бы следующие желания: «Чтобы к нему пришли все животные, которые ему нравятся; например, он любит кроликов съедать»; «Выглядеть не страшным, чтобы его не боялись; приходит к нему кто-нибудь – и он съедает»; «Чтобы ему сделали глаз сзади».

На вопрос о том, зачем трехрогому чудовищу глаз сзади, мальчик ответил: «Чтобы видеть добычу». Стремление к повышению чувствительности – характерный признак тревоги, опасений. Мотивировка, указанная Ильей («чтобы видеть добычу»), отражает попытки преодолеть опасения, используя один из механизмов психологической защиты – рационализацию.

Родители привели Илью на психологическую консультацию с жалобой на то, что он ни с кем не общается. Если, идя по улице, он видит кого-либо из соучеников, то старается спрятаться, чтобы с ним не встретиться, хотя, по мнению родителей, одноклассники относятся к нему неплохо. Нарушено не только общение со сверстниками, но и общение с учителями. В частности, Илья не отвечает на уроках, хотя хорошо справляется со всеми письменными работами.

Все эти жалобы могут быть объяснены сильно повышенной тревожностью и боязнью агрессии, на основе которой развилась боязнь вообще любого общения. В поведении Ильи родители не замечали склонности к защитной агрессии, проявившейся в тестовых материалах. Это может объясняться либо тем, что она подавляется опасениями, либо просто отсутствием конфликтных ситуаций, в которых она могла бы реализоваться. Отсутствие конфликтов обеспечива

ется тенденцией Ильи к исключению контактов в сочетании с неплохим отношением к нему со стороны одноклассников.

Защитная агрессия не всегда оказывается столь безобидной. Нередки случаи, когда она активно проявляется на поведенческом уровне. Несмотря на то, что сам человек воспринимает ее как защитную, в действительности она может становиться опережающей: ожидая нападения (возможно, безо всяких оснований), человек спешит заранее напасть первым.

НЕВРОТИЧЕСКАЯ АГРЕССИЯ

Невротическая агрессия, как и защитная, представляет собой ответную реакцию на неблагоприятную внешнюю ситуацию. Однако это значительно более обобщенная реакция, чем защитная агрессия: она направлена не непосредственно на источник потенциальной угрозы, а на все окружение. В таких случаях говорят, что человек из-за своих неудач зол на весь мир. Признаком невротической агрессии в тесте «Несуществующее животное» служит сочетание невротических и агрессивных проявлений. При этом очень распространен случай, когда в исходном варианте теста (просто несуществующее животное) присутствует только невротическая симптоматика, а агрессия проявляется в рисунке злого и страшного животного (рис. 98, 99).

Штриховка с сильным нажимом говорит о высокой тревожности и эмоциональной напряженности. Особая тщательность штриховки позволяет предположить, что Валера отличается также высоким уровнем ригидности. Тщательно подчеркнутый контур – свидетельство высокого уровня контроля. Показателем хорошего контроля принято считать также изображение длинной шеи. Следовательно, невротическая симптоматика не должна быть особенно заметна в поведении мальчика, так как на уровне внешних проявлений она тормозится благодаря повышенному самоконтролю.

В написанном им рассказе сообщается: «Мое несуществующее животное живет на болотах. Это летающая черепаха. Она питается червями и водорослями. Ее враги – это змеи и некоторые люди, а друзья – это рыбы и птицы. Спасаясь от опасности, она взлетает в воздух и в мгновение ока исчезает из виду».

В этом рассказе присутствует типично невротическая тематика. Это, во-первых, эмоционально неприятное место жизни – болото (так же трактуется указание на то, что животное живет в грязи, в тине). Во-вторых, это упоминание неприятной пищи – червей (аналогично трактуется питание слизняками, мусором, гадостью и т.п.). И, наконец, для невротического состояния типичны определенные виды страхов – невротические страхи. К ним относятся, в частности, страх перед мелкими животными (насекомыми, мышами и т.п.) и боязнь змей. Наличие таких страхов может проявиться при ответе на вопрос, чего животное боится, или (как в данном случае) при описании его врагов. В рассказе Валеры отражены также неконкретизированные тревожные опасения («спасаясь от опасности...»).

Самое злое и страшное животное Валера изобразил в виде морского змея с разинутой пастью (рис. 99). Дать ему название он отказался. В рисунке присутствуют признаки как защитной, так и активной агрессии. Первые представлены шипами (или гребнями) на спине животного, вторые – разинутой зубастой пастью (признак вербальной агрессии) и острыми бивнями. Сохраняются также признаки тревожности, эмоциональной напряженности, ригидности и высокого контроля, отмеченные в первом рисунке.

В рассказе есть агрессивная тематика, но в довольно умеренном выражении: «Мое животное живет в глубинах океана. Оно питается акулами и прочими крупными рыбами. В длину достигает 20 метров. Иногда нападает на корабли. Его друзья – такие же, как и он, а врагов у него нет (еще не нашлось такое животное, которое преодолело бы его)».

Создается впечатление, что Валера склонен скорее не к реальной агрессии, а к демонстрации агрессивной позиции с целью отпугнуть возможного противника. Эта его позиция связана с невротическим состоянием, создающим общее ощущение дискомфорта и неопределенной угрозы, исходящей от окружающего мира.

Сходная картина, но с менее выраженной невротизацией, наблюдается у пятнадцатилетней Людмилы К. Она изобразила симпатичное животное под названием «глазастик» (рис. 100). О своем животном она написала следующий рассказ: «Его зовут глазастик. Так как у него очень длинные ноги, а на их концах есть присоски, он ими присасывается к карнизам крыш домов и там спит (кверх ногами). На спине у него имеется третий глаз, который помогает ему во время сна при какой-либо опасности (во время сна он всегда открыт). Так как он живет в городе, он очень любит сладкую пищу (шоколад, печенье). Его друзьями являются только его собратья. Вместе они летают за город (на выходной), вместе ходят в баню. Его враги – это лесные звери».

Как рисунок, так и рассказ производят благоприятное впечатление. В рисунке проявляется очень умеренная агрессивность (острый клюв). Имеются столь же умеренные признаки тревоги, возможно – страхов (увеличенный размер рисунка, глаза с зачерненной радужкой, третий глаз на спине на случай «какой-либо опасности»). Многочисленные круги на теле, чешуйки на ногах и на ушах – свидетельство некоторой ригидности. Все эти особенности, судя по невысокой степени их выраженности, отнюдь не выходят за пределы психологической нормы.

Существенно другое впечатление производит сделанный Людмилой рисунок «злого и страшного» животного, названия которому она не придумала (рис. 101).

Об этом животном она написала: «Питанием это чудовища (так в тексте – А.В.) являются земельные животные. Своими длинными руками он достает их из-под земли. Также представляет опасность для животных. Оно высасывает из них кровь своими острыми жалами».

На этот раз явственно проявились как невротизация, так и агрессия. Весь рисунок закрашен ровным серым тоном, отдельные части рисунка стерты и переделаны. Это признаки высокой тревоги. Наблюдается стремление защититься от возможной угрозы (шипы на теле и на хвосте).

Грубое искажение формы глаз (в данном случае – превращение их в агрессивные острия) – один из показателей невротизации. Невро-тизация проявилась также в резком изменении стиля описания. Если описание просто несуществующего животного сделано вполне литературно, развернутыми фразами, то при описании злого и страшного животного используются рубленые, предельно упрощенные фразы; нарушается согласование, появляются грубые ошибки внимания («питанием это чудовища являются...»).

Описание такого способа питания, как высасывание крови жертв, часто встречается у людей, склонных к невротической агрессии. Агрессивная символика представлена также острыми жалами, заостренными глазами, раздвоенными клешнями на концах рук. Острием заканчивается также хвост. Как уже отмечалось, массивный задранный вверх хвост является сексуальным символом. Поэтому можно предположить, что в восприятии Людмилы сексуальность тесно связана с агрессией. В рисунке просто несуществующего животного хвост, хотя и имеется, но отнюдь не столь массивен, как у злого и страшного животного. Проявления агрессивности в Лю-дином рисунке злого и страшного животного существенно превосходят уровень, типичный для девочек ее возраста. Они сочетаются с признаками невротизации, что позволяет квалифицировать агрессивность как невротическую. Подобные проявления отсутствуют в рисунке, сделанном по стандартной инструкции. Это говорит о том, что невротическая агрессия у Люды не постоянна, а возникает в ответ на эмоциональную нагрузку.

РЕАКЦИЯ НА ЭМОЦИОНАЛЬНУЮ НАГРУЗКУ

Стандартная инструкция («нарисуй несуществующее животное») эмоционально нейтральна. В дополнительных заданиях появляются темы, которые потенциально могут быть эмоционально нагрузочны. Предложение придумать «самое злое и страшное животное» актуализирует страхи и опасения, связанные с внешней угрозой. Задание нарисовать «самое несчастное животное» адресуется к негативным переживаниям, связанным с собственным внутренним состоянием. Поэтому сопоставление результатов выполнения этих трех вариантов задания позволяет выявить реакцию обследуемого на разные виды эмоциональной нагрузки.

Татьяна Н. по стандартной инструкции изобразила животное под названием «блин» (рис. 102). О своем животном она рассказала следующее: «Оно типа плоской живой материи. Передвигается с помощью небольших ножек. Нет никаких органов чувств. Надо рассказать, как размножается? Никак. Как их выпускает Господь Бог... – а своей активности нет. Не принимают в этом участия. Очень пассивное и не... смысла никакого нет в его существовании». На вопрос о том, чем это животное питается, Татьяна ответила: «Водой. Он в лесу живет. Вода капает – ив ней хватает питательных веществ, которые ему нужны».

В рисунке проявляется высокая тревожность (штриховка, множественные линии). Основная тема рассказа – пассивность животного. Наряду с крайне низкой детализацией рисунка это позволяет предположить астеническое состояние. Отмечается также отсутствие смысла жизни. По-видимому, у Татьяны остро не удовлетворена потребность в смысле жизни, что говорит о некоторой инфантильности (эта проблематика характерна для раннего юношеского возраста). В рассказе представлен развернутый многословный уход от темы размножения. Хотя проверяющий не задавал никаких вопросов на эту тему, девушка как бы переспрашивает: «Надо рассказать, как размножается?», – после чего почти половина рассказа посвящена объяснению того, что это животное вообще не размножается. Это говорит о неблагополучии в сексуальной сфере, приводящем к попыткам ее избежать.

По рисунку злого и страшного животного (рис. 103) можно предположить, что для Татьяны характерна невротическая реакция на эмоциональную нагрузку. Она проявляется в усилении признаков тревоги (особо выраженная множественность линий), в распаде формы и попытке уйти от задания. Описывая свой рисунок, Татьяна сказала: «Это типа... не совсем животное. Мне сначала представился дым. Я стала рисовать дым, а потом из него получились такие нити». Появление в рисунке неоформленных объектов, таких как дым, лужи, облака и т.п. – признак высокого уровня тревоги, типичного для невротического состояния.

Про придуманное животное Татьяна рассказала: «Оно не причиняет физического... а обволакивает другого человека и парализует волю, то есть заставляет делать так, как этот человек не хочет. Размножается – когда какая-то нить окутала сильно человека, она отрывается и... типа почкования: разветвляется; одна нитка расходится на многие». На вопрос о том, для чего это животное «парализует волю» человека, Татьяна ответила: «Это его функция, у него другой нету. Он живет ради этого. Наверное, можно получать удовольствие от того, что люди перестают делать так, как им самим хочется, что они теряют свободу – и это доставляет ему удовольствие». Нарушения связности речи, отсутствовавшие в рассказе о просто несуществующем животном, – дополнительный признак невротической реакции на эмоциональную нагрузку. Как и в первом задании, наблюдается стремление уйти от сексуальной проблематики: почти половина рассказа посвящена описанию бесполой формы размножения – почкованию. Тема пассивности, прозвучавшая в первом рассказе, тут раскрывается гораздо подробнее, связываясь с темами несвободы, безволия, повышенной зависимости от окружающих. Интересна оговорка «обволакивает другого человека»: следовательно, само «злое животное» тоже символизирует человека, возможно, конкретного – того, кто по ощущению Татьяны «парализует ее волю».

Рисунок самого несчастного животного (рис. 104) похож на тот, который был сделан по стандартной инструкции, что отметила и сама девушка. Его главное графическое отличие – это особо четко подчеркнутый контур, свидетельствующий об актуализации самоконтроля.

Таким образом, реакция на внутреннюю эмоциональную нагрузку (ощущение своей несчастности) существенно иная, чем на внешнюю нагрузку. Если при угрозе извне наблюдается невротическая реакция, приводящая к нарушениям деятельности (распад формы рисунка, нарушения связности речи), то внутренняя нагрузка вызывает мобилизацию самоконтроля и повышение организованности. По-видимому, Татьяна не способна противостоять внешней нагрузке, однако она научилась эффективно контролировать свои внутренние состояния.

Вместе с тем, внутренняя нагрузка приводит к актуализации депрессивных тенденций, о чем свидетельствует тема смерти, появляющаяся в рассказе о несчастном животном: «Оно похоже на первое животное, но есть одно отличие: у того нет направления, куда оно движется, оно пассивно. А у этого есть головной конец, но оно все время движется не туда, куда нужно, а найти нужное направление не может». На вопрос, куда же ему нужно, Татьяна ответила: «Никто не знает. Его крест – что все время куда-то идет и все время приходит не туда, не может найти, что ему нужно. Ему кажется, что он найдет, но с течением времени эта вера исчезает – и он умирает».

Актуализация интеллектуального контроля в ответ на внутреннюю эмоциональную нагрузку представлена появлением у животного головы («головного конца»). В целом же, как и в первом рассказе, преобладает тематика, отражающая поиск жизненной цели и смысла жизни. Очень похожий рассказ см. в анализе рис. 81.

Симптоматика, схожая с Таниной (за исключением отношения к сексуальной сфере и проблемы смысла жизни), обнаруживается в рисунках Ани К., 4 лет 8 месяцев. Для своего возраста Аня очень хорошо развита. Изображенное ею несуществующее животное по уровню исполнения соответствует 6–7-летнему возрасту (рис. 105).

Аня назвала свое животное Галя и рассказала, что оно живет в зоопарке, в клетке. Чтобы клетка не упала, у нее сверху и снизу – подпорки. Аня также объяснила, что «у него там еда – сено, солома». На вопрос, что Галя обычно делает, был получен ответ: «Ест и спит. Оно еще помнит, как жило с родителями, и делает все, как они». Выяснилось, что иногда Галя выходит гулять, а потом возвращается в клетку.

В рисунке и рассказе проявляется повышенная тревожность: штриховка рисунка, стремление обеспечить животному максимальную безопасность (подпорки) и запас еды (два стога сена). Жизнь в клетке (к тому же столь тщательно вырисованной) отражает как потребность в защищенности, так и чувство своей несвободы, зависимости. В рассказе прямо указан источник этой зависимости: образцы, задаваемые родителями («делает все, как они»). Для Аниного возраста подобные темы не типичны, однако в данном случае имеется сочетание опережающего темпа психического развития с сильной гиперопекой. Аня – единственный ребенок в семье, включающей кроме ее родителей еще бабушку и дедушку; все четверо взрослых активно участвуют в ее воспитании.

В рисунке злого и страшного животного проявились острая тревога, невротическая реакция на эмоциональную нагрузку. Об этом свидетельствует полный распад формы (рис. 106).

Рисуя вертикальные штрихи, Аня приговаривает: «Вот такие зубы!». О нарисованном животном она рассказывает: «Живет в море и всех ест. Нет, сильных рыб не ест. Акулу не ест. И дельфинов не ест». На вопрос, кого же это животное ест, девочка отвечает: «Маленьких», – и показывает руками размер приблизительно в 10 см. В стремлении уйти от неприятного, пугающего образа всепожирающего существа проявляется действие механизмов психологической защиты.

Невротическая реакция на эмоциональную нагрузку ярко проявляется и в рисунке самого несчастного животного. По этой инструкции Аня нарисовала «рыбку», которая «живет в аквариуме» (рис. 107).

В ответ на вопрос, почему эта рыбка несчастна, девочка объяснила: «Для себя она счастливая, а для нас – несчастная, потому что она плавает в газе. Если плавать в газе, то можно умереть, а она этого не знает».

В отличие от рисунка злого и страшного животного, на этот раз явственно проявилась депрессивная симптоматика: уменьшение размеров рисунка, тема смерти в рассказе. Очень высока эмоциональная напряженность, о которой свидетельствуют беспорядочные линии и штрихи на рисунке, зачернение некоторых его участков (узор на теле рыбки, необъясненное пятно рядом с ней).

Полученные данные позволяют сделать вывод о том, что у Ани очень низка устойчивость к стрессу. В зависимости от характера стрессовых воздействий можно ожидать невротических реакций разного рода: появления либо острой тревоги, либо депрессии. Весьма велика также вероятность их сочетания – возникновения тревожной депрессии.

Стремление изолировать своих животных от окружающего мира (клетка, аквариум) и невротическая реакция на агрессивную тематику служат косвенными указаниями на боязнь агрессии. Такое предположение подтверждается жалобой родителей на то, что Аня совершенно не общается с другими детьми. Встретившись со сверстником, она начинает на него рычать (утверждая, что она тигренок), а если он все же пытается вступить в контакт, то убегает. Вообще говоря, игровое перевоплощение в зверей абсолютно нормально и естественно для Аниного возраста. Однако в данном случае игра в тигренка явно представляет собой средство предотвратить контакт.

Родителям рекомендовано постепенно приучать Аню к самостоятельности и снижать уровень опеки. Важно также уменьшить количество предъявляемых к ней требований. Для преодоления трудностей в контактах со сверстниками предложено учить Аню общаться с одним–двумя партнерами в ходе игры, организуемой и направляемой взрослым. Объяснено, что все воспитательные мероприятия должны проводиться очень осторожно, чтобы не вызвать у девочки стрессового состояния. По той же причине недопустимы никакие резкие неподготовленные перемены в ее образе жизни. Эмоциональную подготовку к школе рекомендовано начать очень заблаговременно и, несмотря на высокий уровень развития, не отдавать Аню в школу до семи лет.

Рассмотрим еще один пример, демонстрирующий невротическую реакцию на эмоциональную нагрузку. Несуществующее животное, нарисованное пятнадцатилетней Настей Б., производит благоприятное впечатление (рис. 108). Несколько настораживают глаза с большой зачерненной радужкой, которые часто служат признаком страхов.

Написанный Настей рассказ об образе жизни «нявчика» в целом благоприятен: «Живет он на острове Няу-Няу, а назвали этот остров так потому, что нявчики, живущие на нем, издают такой ласковый и сладкий звук – няу-няу. Нявчик кушает траву, цветы, но иногда он ест рыбу, которая похожа на нашу кильку. Все на ихнем острове хорошо, все как бы успокаивает, все названия очень сладко звучат, но плохо то, что ни один человек не может попасть на этот остров, но с другой стороны это очень хорошо, ведь он не принесет туда ничего плохого, забот, ведь нявчики ни от кого не прячутся, живут так, как хотят. Я бы хотела быть одним из этих нявчиков» (рассказ приведен дословно).

Основная тема Настиного рассказа – потребность в уюте, эмоциональном тепле и защищенности. Видимо, мир воспринимается ею как потенциально враждебный: необходимым условием спокойной жизни является отсутствие людей. Недоступность и изолированность острова свидетельствуют также о чувстве одиночества. Рассказ говорит о пассивной позиции девочки. В рисунке эта тематика отражена отсутствием каких-либо органов, обеспечивающих возможность общения или хотя бы передвижения, а также замкнутостью животного, характерной для интровертов.

Результат выполнения теста «Злое животное» производит значительно менее благоприятное впечатление (рис. 109).

Единственное, что сообщила девочка об этом персонаже, это что он «питается разными животными».

В его изображении почти отсутствует символика агрессии (имеются лишь подчеркнутые зубы – признак вербальной агрессии). Признаки же страха становятся гораздо более выраженными, чем в предшествующем рисунке (огромные глаза с очень большой зачерненной радужкой). Густая штриховка (зачер-нение) зубов говорит о том, что тема агрессии, даже чисто вербальной, вызывает высокую эмоциональную напряженность.

Изображение кровеносных сосудов глаз (как и внутренних органов) – частый признак невротической реакции. Невротизация проявилась также в изображении никак не связанного с самим рисунком восклицательного знака (сверху), который затем был зачеркнут, снова нарисован (частично) и снова зачеркнут. Все это говорит о низкой устойчивости Насти к стрессу, невротической реакции на эмоциональную нагрузку.

Принципиально другой тип реакции на эмоциональную нагрузку наблюдается у тридцатисемилетнего Владимира Р. По стандартной инструкции он изобразил «кракозябра» (рис. 110).

Животное мало оригинально. Если не знать, что это кракозябр, то можно было бы принять его за лису. В рисунке проявляется некоторая астенизация: линии не доводятся до . конца, нажим ослаблен. Описание образа жизни нейтрально (живет в лесах и полях, прячется в логовах; приходит к людям посмотреть, как они живут).

Рисунок злого и страшного животного сделан гораздо более твердой и уверенной линией, с сильным нажимом. Все линии доведены до конца (рис. 111).

Увеличенный размер рисунка говорит об актуализации тревоги. Однако это не невротическая тревога, разрушающая деятельность, как в ранее рассмотренных материалах, а, напротив, стеничная мобилизующая тревога, представляющая собой адекватную, позитивную реакцию на стресс. Таким образом, у Владимира высока устойчивость к стрессу, для него характерна стеничная реакция на эмоциональную нагрузку.

Основная часть рисунка – это разинутая пасть с зубами. Зубы отмечены и в устном комментарии: «Вот такой чертик получился плотоядный. Это горлышко у него тут, а все остальное – зубы. Оно антропоморфное. Страшное такое». Судя по этим признакам, ответом Владимира на ожидаемую угрозу явится скорее всего вербальная агрессия.

Сходный с этим тип реакции на эмоциональную нагрузку, но в специфически подростковом варианте, наблюдается у четырнадцатилетнего Дани П. По стандартной инструкции он изобразил животное под названием кот-рыбак (рис. 112).

По объяснению Дани, «он специально приспособлен для ловли рыбы: хвост сделан в виде рыболовной сетки, а на лапах и усах понавешены крючки рыболовные. Он очень хорошо видит через воду и у него очень хороший нюх на любую рыбу и даже на некоторых водных млекопитающих». Как в рисунке, так и в рассказе присутствуют умеренные проявления тревоги (исправление линий; тема особо хорошего зрения и обоняния). Картина в целом благоприятная.

В тесте «Злое животное» Даня изобразил черта (рис. 113).

Это животное Даня описал следующим образом: «Вредное. Курит. Бодается. Кого увидит, того и бодает. И вилами колет». На вопрос, чем оно питается, мальчик ответил: «Чем попало. Кого поймало или чего нашел – то и съест».

В рисунке проявляется высокая стеничность (твердая уверенная линия). Имеется символика как физической, так и вербальной агрессии (рога, вилы, оскаленные зубы, агрессивная тематика в рассказе: «бодает», «колет вилами»), однако уровень агрессивности не превышает норму для Даниного пола и возраста. Специфической особенностью рисунка является негативистическая символика. К ней относятся: выбор персонажа (черт), сигарета во рту, описание беспричинной агрессии («кого увидит, того и бодает»), указание на то, что животное «вредное».

Все это дает основания полагать, что в конфликтной ситуации у Дани будут реализовываться негативистические формы поведения. В подростковом возрасте это довольно распространенное явление. В данном случае негативистические тенденции проявились только в рисунке злого и страшного животного. Это говорит о том, что при отсутствии конфликта и эмоциональной нагрузки проявление негативизма у Дани маловероятно.

ПРИЗНАКИ ВОЗМОЖНОЙ ПСИХИЧЕСКОЙ ПАТОЛОГИИ

Ниже указываются некоторые признаки, позволяющие заподозрить у обследуемого психическое заболевание. Ни один из них, взятый в отдельности, не может служить основанием для подобного предположения. Оно может быть сделано только в том случае, если имеется несколько таких признаков одновременно, причем они достаточно сильно выражены.

Животное, изображенное двенадцатилетним Сергеем Б., человекообразно (рис. 114), что вполне обычно для этого возраста. Вместе с тем, форма головы грубо искажена по сравнению со стандартной схемой. Искажение формы головы, а также отсутствие головы или, как в данном случае, отсутствие глаз при сохранении общей схемы человека или животного часто встречается при психических заболеваниях.

Животное изображено как бы в разрезе или в виде рентгеновской фотографии: по сообщению Сережи, видны «мозг, мышцы, кости, кишки, гадость всякая». Изображение внутренних органов может встречаться и при пограничном состоянии (неврозе), однако их столь подробная проработка, а особенно изображение мозга более вероятны при психическом заболевании.

В рассказе о животном Сережа сообщил, что оно «живет в лесах, там, где можно скрыться от противников». На вопрос, кто его противники, он ответил: «Люди. Или скорее он их противник». Следующим был задан вопрос о том, чем это животное обычно занимается. «Жрет всяких людей, – сказал Сережа. – Занимается охотой на крупные живые существа, на человека, например. Жестокий убийца: убивает все равно кого – и ест». Выяснилось, что думает это животное о том, «кого бы еще съесть, где засаду организовать». Отвечая на вопрос, о чем могло бы это животное попросить волшебника, Сережа сказал, что оно «сожрет волшебника», «хочет, чтобы его не убили» и «чтобы самому побольше убивать».

В рассказе наблюдается исключительно сильное «застревание» на теме убийства и пожирания жертв, прежде всего людей. Это может быть проявлением искажения влечений, характерного для некоторых психических заболеваний. С этой точки зрения особенно подозрительно расхождение между грубо агрессивной тематикой рассказа и отсутствием выраженной агрессивной символики в рисунке. Нормальная агрессия, связанная с непосредственными эмоциональными импульсами, обычно гораздо ярче проявляется в графических символах.

О возможности психического заболевания говорят также грубые нарушения логики в рассказе о животном. Жизнь «в лесах, где можно скрыться от противников» противоречит основному занятию животного – охоте на людей. Съедание волшебника делает бессмысленным обращение к нему с последующими просьбами («чтобы его не убили» и «чтобы самому побольше убивать»).

Наличие у Сережи психического заболевания подтверждено другими данными психологического обследования и последующим психиатрическим обследованием.

Животное, изображенное по стандартной инструкции пятнадцатилетним Андреем Р. и названное им «получеловек» (рис. 115), производит довольно неприятное впечатление, что является неблагоприятным признаком (хотя подобная оценка очень субъективна).

Имеется выраженная агрессивная символика: нечто вроде острых клешней вместо кистей рук. Тем не менее, рисунок не содержит явных признаков патологии.

Описание животного, сделанное мальчиком, тоже достаточно нейтрально: «Получеловек. Живет на других планетах. Питается микроорганизмами. Друзья – подобные себе существа». По просьбе пояснить отдельные детали изображения Андрей указал на большую клешню со словами: «Рука такая – способ защиты». На вопрос о том, есть ли у получеловека враги, был получен отрицательный ответ. Тогда был задан вопрос, от кого ему нужно защищаться, на что мальчик ответил: «Мало ли кто с другой планеты прилетит».

Наличие клешни, необходимой для защиты, противоречит утверждению об отсутствии у животного врагов (объяснение возможного вторжения с другой планеты дано только после специального вопроса проверяющего и звучит малоубедительно). Однако это нельзя считать особо грубым логическим противоречием, которое позволяло бы предположить наличие психического заболевания.

Эмоциональная нагрузка, вызванная заданием придумать и нарисовать самое несчастное животное, привела к существенным нарушениям деятельности. Рисунок, выполненный по этой инструкции, остался незавершенным, с незамкнутым контуром (рис. 116).

В процессе рисования наблюдались резкие эмоциональные перепады, отразившиеся в очень различном характере линий. Тело, глаза и рот нарисованы уверенной линией с сильным нажимом. Руки частично нарисованы тоже с сильным нажимом, но линия неуверенная (с многочисленными исправлениями). Голова, шея и часть руки нарисованы очень неуверенной, местами исчезающей линией с особо слабым нажимом. Количество деталей минимально, однако в противоречии с этим вырисованы костяшки пальцев (деталь, встречающаяся весьма редко).

Столь сильная реакция на эмоциональную нагрузку говорит о неблагоприятном психологическом состоянии Андрея. Неблагоприятным признаком является также почти исчезающий искаженный контур головы, особенно в сочетании с резко подчеркнутыми пустыми глазами и ртом, так что в целом лицо напоминает череп.

Андрей написал следующий рассказ о несчастном животном (текст воспроизводится с орфографическими ошибками, сделанными мальчиком): «Мутант. Человек постядерной цивилизации с диградированным мышлением. Видет почти обычный образ жизни человека, но с повадками животного. Друзья – люди. Имеет неизмеримую мышечную массу». На вопрос, в чем состоит его «несчастность», мальчик ответил: «Его вид его огорчает. Не похож на людей, изменен. Люди к нему по-другому относятся». Затем был задан вопрос, в чем проявляются «повадки животного», о которых он написал в рассказе. Андрей ответил: «Может на дерево залезть. Иногда думает об одном, а потом переключается на другое. Забывает что-то».

Темы измененности животного, странного отношения окружающих («люди по-другому относятся») и нарушений умственной деятельности (деградированное мышление, немотивированное переключение направления мыслей, забывание) часто встречаются при процессуальных психических заболеваниях. Отмеченные ранее признаки высокой эмоциональной нагрузки при изображении головы перекликаются с темой деградированного мышления. Для психического заболевания типична также неточность в использовании понятий, в данном случае проявившаяся в том, что к «повадкам животного» отнесены такие проявления, как «думает об одном и переключается на другое», «забывает».

Наличие у Андрея психического заболевания подтверждено последующим психиатрическим обследованием.

Рисунок, сделанный по стандартной инструкции шестнадцатилетним Павлом П., не завершен. Он представляет собой трехглазую птичью голову с длинным острым клювом (агрессивная символика). Голова расположена на очень длинной шее с подробно вырисованными позвонками. Контур не замкнут (рис. 117).

Рассказ, написанный Павлом, очень короток и почти не относится к изображенному животному: «У него слуховые аппараты, он ими слушает, он слепой. Все, что создает воображение, то странное, как фантастика».

Настораживающими признаками в рисунке являются его незавершенность и изображение внутренних органов (позвонков). В рассказе наблюдается фактический уход от задания: вместо того, чтобы описать образ жизни животного, Павел излагает свои взгляды на природу образов, созданных воображением. Неблагоприятным признаком является также противоречие между рисунком и рассказом (на рисунке изображено несколько глаз, а в рассказе сообщается, что животное слепо).

Более явные признаки патологии проявляются в рисунке злого и страшного животного (рис. 118).

Наиболее неблагоприятное впечатление производит отсутствие головы в изображении, которое в остальном полностью соответствует стандартной схеме животного. В рассказе об этом животном Павел написал: «Это животное из другого мира – мира монстров. Кажется, безобидное... Но... Оно способно оглушить звуковой волной любой движущийся объект. После маленькие щупальца высасывают все живые ткани и органы из организма. При виде человека оно лает, как собака, а потом... Алилуя!..».

Высасывание «живвдх тканей и органов» как способ питания – признак нарушенного психологического состояния (патологического либо пограничного). Как уже упоминалось, к подобным признакам относится и расхождение между высокой агрессивностью рассказа и отсутствием выраженной агрессивной символики в рисунке. Совершенно выпадает из общего контекста рассказа сообщение о том, что при виде человека это животное «лает, как собака».

Все эти признаки в совокупности слишком многочисленны и разнородны для того, чтобы объяснить их только пограничным (невротическим) состоянием. Одно из возможных объяснений – сочетание невротического состояния с психопатическим складом личности. Другое вероятное объяснение – наличие психического заболевания.

Ярко выраженные признаки психического заболевания (в острой фазе) наблюдаются в рисунке двенадцатилетнего Давида Г. (рис. 119).

Изображенное им животное лишено головы (голова почти полностью отсутствует и у нарисованного им человека – см. анализ рис. 67). Лапы животного в нескольких местах проткнуты стрелами. По-видимому, в этом отражается крайне тяжелое самоощущение мальчика. Во всяком случае, изображение ран и увечий – один из распространенных признаков психического заболевания. Об остроте состояния Давида свидетельствуют и графические особенности рисунка: штриховка с особо сильным нажимом, зачернение отдельных частей изображения.

В процессе рисования Давид был полностью погружен в деятельность, однако на вербальном уровне контакт с ним остался ограниченным. Он отказался рассказывать что-либо о придуманном им животном и даже не придумал ему названия.

Огромная рана составляет центр рисунка четырнадцатилетнего Вити К. (рис. 120). Написанный им комментарий также относится только к этой ране, хотя просили его написать название животного и описать образ его жизни. Текст очень краток и эмоционально крайне неприятен: «Живот распороли, а он живой, кровь из него вытекает». Таким образом, в тексте содержится указание на то, что источником раны являются чьи-то действия («живот распороли»). Не исключено, что в этом отражаются патологические представления мальчика о враждебности окружающих по отношению к нему (возможно, идеи преследования).

Рисунок не завершен. Линии «рваные», местами с сильным нажимом, а местами исчезающие. Рисунок неудачно размещен: он как бы выходит за нижний край листа. Наряду с содержательными показателями это служит признаком остроты состояния. Неблагоприятным признаком являются также глаза, расположенные вне лица.

Вите рекомендована консультация психиатра.

Пятнадцатилетний Дима Л. по стандартной инструкции нарисовал Чебурашку (рис. 121). В описании его образа жизни полностью воспроизводится ситуация известного мультфильма: «Чебурашка. Живет в квартире на соседней улице. Питается молочными продуктами и цитрусовыми фруктами. Его лучший друг крокодил Гена, а его враг противная бабка Шапокляк».

Таким образом, Дима оказался не в состоянии выполнить инструкцию, в которой прямо сказано, что животное не должно быть взято из мультфильма. Кроме того, для пятнадцатилетнего возраста выбор персонажа явно инфантилен. Из графических особенностей рисунка настораживающими признаками служат грубая асимметрия глаз и искажение формы одного из них, приведшее к его слиянию с носом. Искажение формы глаз при общем следовании стандартной схеме животного или человека довольно широко распространено при психических отклонениях.

Нарушение инструкции, как и инфантильность, может в равной мере объясняться как психическим заболеванием, так и интеллектуальным снижением. Однако второе из этих возможных объяснений полностью опровергается результатами выполнения Димой методики «Злое животное» (рис. 122).

Животное, изображенное мальчиком на этот раз, вполне оригинально. В рисунке имеется ряд признаков, характерных для психического заболевания: сочетание стандартной схемы человеческого лица с грубо противоречащей ей деталью: рукой, растущей прямо над глазом; грубая асимметрия глаз, выход одного из них за пределы лица; подробное изображение кровеносных сосудов глаза (признак, встречающийся также при невроти-зации); изображение шрама (трактуемого так же, как рана или увечье).

Можно полагать, что Дима, ощущая аномальность своего психического состояния, пытался скрыть ее от проверяющего. Выполняя задание по стандартной инструкции, он воспользовался простейшим способом уйти от демонстрации патологической продукции своего воображения: воспроизвел общеизвестный шаблон. Задание нарисовать «злое и страшное» животное привело к повышению эмоциональной нагрузки и в результате – к потере контроля 'за выдаваемой продукцией. Поэтому в рисунке ярко проявилась патологическая симптоматика.

Диме рекомендовано обращение к психиатру.

КОМПЛЕКСНЫЙ АНАЛИЗ РИСУНКОВ НЕСУЩЕСТВУЮЩИХ ЖИВОТНЫХ

Процедура комплексного анализа рисунков просто несуществующего животного, а также самого злого и страшного, самого счастливого и самого несчастного несуществующих животных разбирается на двух примерах.

На рис. 123 представлен результат выполнения двадцатилетней Ульяной В. задания по стандартной инструкции.

Ульяна сопроводила рисунок следующим рассказом о своем животном: «Это стрекозавр. Живет в пустыне и в горах. Может летать, бегать и ползать. Питается кактусами и мелкими животными. Рога – чтобы защищаться от врагов, хвост – для красоты и чтобы прятаться за ним. Очень любит парить в облаках, бросаясь с вершины горы, распустив хвост».

Павлиний хвост «для красоты», как и любые украшения, – проявление демонстративности. В данном случае он служит еще и для того, чтобы «прятаться за ним». В сочетании с рогами, которые нужны, «чтобы защищаться от врагов», это говорит о боязни агрессии. Поскольку никакие конкретные враги не названы, речь идет скорее не о конкретных опасениях, а вообще о боязни общения, конфликтов и т.п., т.е. о повышенной застенчивости. Рога заострены; кроме того, изображены небольшие когти – признаки некоторой агрессивности, не выходящей за нормальный уровень. По-видимому, она имеет защитную природу.

Животные с крыльями часто встречаются у людей с сильно развитым защитным фантазированием, склонных предаваться мечтам, «витать в облаках». В данном случае это особо подчеркнуто в описании образа жизни животного: его любимое занятие – «парить в облаках». Защитное фантазирование – это уход в мир воображения от проблем, с которыми человек сталкивается. В реальности такие люди обычно пассивны, несколько инфантильны.

Действительность представляется Ульяне трудной и неприятной, что и приводит к потребности в бегстве от реальности в фантазию. Об этом говорит неуютная, сложная для жизни местность, в которой живет стрекозавр (пустыня и горы), а также колючая и жесткая пища, которой он питается (кактусы).

В качестве злого и страшного животного Ульяна изобразила ежико-льва(рис. 124).

О его образе жизни она написала: «Ежико-лев живет в пустыне или в тундре, ест все, что попадется, любит на всех нападать и колоть, а также, если до него дотронуться, больно жалит, пьет кровь и кусается. Никого не любит и ничего не знает, вечно злой и всем недовольный. Старается быть на солнце, в лучах яркого света, чтобы всех отпугивать блестящими иглами, торчащими из его тела».

Этот рисунок подтверждает предположение о свойственной Ульяне защитной агрессии (ее типичный символ – иглы, как у ежа). Тема отпугивания окружающих тоже типична для людей с боязнью агрессии и стремлением защититься от нее агрессивными же средствами. Уровень агрессивности, как и в предыдущем рисунке, умеренный, отнюдь не выходящий за пределы нормы. Высунутый язык в сочетании с указанием на то, что животное «любит на всех нападать и колоть», позволяют ожидать негативистических реакций в конфликтных ситуациях.

Негативизм в двадцатилетнем возрасте – проявление инфантилизма, поскольку в норме он характерен для подросткового периода. Указание на то, что ежико-лев всегда «злой и всем недовольный» свидетельствует о том, что в эмоционально нагрузочной ситуации Ульяне могут быть свойственны также дисфорические проявления.

Место жизни животного – это пустыня, как и в прошлый раз, и еще более неуютная тундра.

«Самое несчастное» животное, изображенное Ульяной, – это смесь медузы с крабом (рис. 125).

Рисунок сопровождается следующим рассказом: «Самое несчастное существо – смесь медузы с крабом. Живет на дне моря или болота под корягой, питается рыбами, только за всеми наблюдает и грустит, редко выползая из своей норы. Оно очень старое».

В дополнение к дисфорической тематике, проявившейся в предыдущем задании, здесь наблюдаются чисто депрессивные темы: постоянная грусть, старость. О наличии депрессивных тенденций говорит и уменьшенный размер рисунка, а также подчеркнуто грустное выражение «лица» животного. Тема неблагоприятной окружающей среды тут, по сравнению с предшествующими

рисунками, дополнительно усилена (живет «на дне болота»).

Пассивность, о которой косвенно свидетельствовали некоторые особенности выполнения первого из заданий, теперь проявилась в прямой форме: «несчастное» животное «только за всеми наблюдает, редко выползая из своей норы». Пассивность ассоциируется у Ульяны с несчастностью. Следовательно, Ульяна страдает от ощущения своей пассивности, воспринимает ее как источник неприятных переживаний. Причина «несчастности» животного – в нем самом, а не во внешних условиях его жизни. Это свидетельствует о том, что в качестве главной трудности для девушки выступает преодоление собственных состояний и личностных особенностей, а не внешних обстоятельств.

Самое счастливое животное (рис. 126) оставлено Ульяной без названия. В рассказе о нем сообщается: «Это самое счастливое существо. Живет на суше и под водой. Питается водорослями или мухами (ловит их присосками). Любит ходить кверх ногами и по потолку».

Счастливое животное отличается отсутствием каких-либо защитных аксессуаров (внешние защитные аксессуары отсутствовали и у несчастного животного, но там эту функцию выполняла коряга, под которой оно живет). По-видимому, одним из условий счастья для Ульяны служит отсутствие необходимости защищаться. Другая особенность этого животного – его любовь к хождению «кверх ногами и по потолку» (в рисунке этому соответствует расположение ног не снизу, а сверху). Хождение вверх ногами – символ нарушения заведенного порядка, выхода за рамки обыденных стандартов. Можно полагать, что они тяготят Ульяну и поэтому их преодоление воспринимается ею как счастье. Это перекликается с отмеченным выше скрытым негативизмом, подтверждая предположение о том, что девушка еще не изжила проявления подросткового кризиса.

Приведенный пример интересен тем, что каждое из изображенных Ульяной несуществующих животных, взятое в отдельности, довольно мало информативно. Однако комплексный анализ позволяет получить вполне содержательный «психологический портрет» девушки. Мы видим, что у нее высока потребность во внимании к себе (демонстративность). Удовлетворению этой потребности препятствует боязнь враждебных действий со стороны окружающих, приводящая к замкнутости, избеганию общения. В итоге действительность представляется Ульяне неуютной, трудной для жизни. В качестве психологической защиты используется компенсаторное фантазирование, бегство в мечты. Это еще более снижает активность в отношениях с окружающими. Ульяна воспринимает собственную пассивность как один из основных источников своих проблем, но не видит путей к ее преодолению.

Девушка инфантильна, ей свойственны некоторые тенденции, типичные для подросткового возраста. Это стремление к преодолению общепринятых стандартов поведения, внешних ограничений; в конфликтных ситуациях можно ожидать появления негативистических реакций. Эмоциональная нагрузка может приводить к дисфорическим проявлениям (то есть к мрачно-раздражительному настроению), а при ее усилении – к депрессивному состоянию.

Жалобы Ульяны относятся, преимущественно, к проблемам общения. Она отмечает, что ощущает себя «белой вороной», не умеющей находить общий язык с людьми.

Приведенный психологический портрет Ульяны показывает, что для преодоления психологических трудностей можно опереться на ее склонность к фантазированию (т.е. на уже имеющийся у нее защитный механизм). На этой основе нужно развернуть подлинно творческую деятельность, которая повысит общий уровень активности и даст продуктивный выход переживаниям девушки. Эта деятельность должна осуществляться в коллективных формах, являясь тем мостиком, который позволит восстановить нарушенные межличностные контакты.

В качестве следующего примера рассмотрим выполнение заданий одиннадцатилетним Вовой Г. По стандартной инструкции он изобразил «кубическую рыбу» (рис. 127). Слева на стебельках у нее расположены «глаза, которые могут двигаться в любую сторону», два выроста справа образуют рот, остальные шесть выростов (по три сверху и снизу) – это щупальца. Тело кубической формы, потому что у нее «кубик внутри».

Вова написал о своем животном следующий рассказ: «Это животное живет под водой. Его размер только один сантиметр. Оно питается маленькими рыбками. Оно не чувствует запаха, потому что у него нет носа. Оно живет одно. Есть легенда, что оно проглотило когда-то кубик. Оно такого цвета как камень, поэтому оно может затаиться и ждать, пока рыбка подплывет, и ее засосать. Оно не теплокровное». На вопрос, есть ли у кубической рыбы враги, Вова отвечает: «Например, ее может большая рыба проглотить, когда она охотится за маленькими. А так она прячется, ее не видно». Первая из трех просьб к волшебнику состоит в том, «чтобы кубика не было внутри. Он мешает. Когда-то его не было, и ей было удобнее». Второе желание – «чтобы у нее были рот, нос и уши». И третье желание – «чтобы она умела летать, чтобы посмотреть на мир». Наиболее специфическая особенность Вовиного рисунка – это строго прямоугольное (почти квадратное) туловище животного. Подобные формы типичны для людей с низкой конформностью, с шизоидным складом личности. Эта интерпретация поддерживается и низкой детализацией рисунка. Указания на сходство животного с камнем и на то, что «оно не теплокровное», также говорят о свойственном шизоидам ощущении своей отстраненности, своего несходства с окружающими, сниженной эмоциональности. Это ощущение проявляется и в желании очеловечить животное, снабдив его ртом, носом и ушами. Подобное же ощущение своей необычности и стремление стать «таким как все» часто проявляется в приписывании придуманному животному желания «стать обычным животным» или «статьчеловеком».

Желание иметь рот противоречит тому, что таковой уже имеется (он образован двумя выростами справа). Либо, придумывая желания животного, Вова об этом забыл, либо речь идет о желании иметь рот, более похожий на человеческий. В любом случае подобное противоречие говорит об импульсивности, недостаточном контроле.

В том, что животное живет одно, проявилась характерная для шизоидов интровертность. Конечности животного (щупальца) изогнуты и переплетены таким образом, что оказывается трудно определить направление, в котором они идут. В сочетании с глазами, вынесенными далеко вперед и способными «двигаться в любую сторону», это говорит об осторожности и высокой избирательности в контактах.

Тема инородного тела, находящегося внутри (проглоченный кубик), может отражать либо неприятные физические ощущения, либо эмоциональный дискомфорт, вызванный чувством своей внутренней дисгармоничности. В данном случае более вероятно второе объяснение, поскольку как в рисунке, так и в рассказе отсутствует тематика, связанная с какими-либо физическими ощущениями, внутренними органами и т.п.

В желании «летать, посмотреть на мир» отражается любознательность, познавательная направленность. При учете высокой оригинальности животного можно говорить о наличии у Вовы хороших творческих способностей. Они проявились и в художественном подходе к построению рассказа о животном («есть легенда, что...»).

Изображенное Вовой «злое и страшное» животное представлено на рис. 128. По поводу выростов сверху Вова пояснил, что «это такие штучки, которые могут двигаться; из них огонь летит». Круг в центре тела – «такая же штучка, только она спереди». Внизу у животного две ноги. Справа и слева – по два выроста, которые «и как плавники, и как крылья; можно плавать, а можно летать». На вопрос, в чем проявляется то, что это животное злое и страшное, мальчик ответил: «Может обороняться огнем. Всюду будет огонь, и никто его не сможет тронуть». В ответ на вопрос, чем оно питается, он сказал: «Ничем».

Как рисунок, так и описание вовсе не содержат агрессивной символики. Это позволяет говорить о том, что уровень агрессивности Вовы понижен по сравнению с нормой для его пола и возраста. Реакция на эмоциональную нагрузку благоприятна (рисунок четко организован, почти полностью лишен

признаков тревоги). Изображение одинаковых органов (в данном случае – «штучек», из которых «летит огонь») в разном ракурсе – высоко оригинальный прием, подтверждающий предположение о творческих способностях мальчика. Животное лишено каких-либо органов чувств, а также рта (что соответствует утверждению о том, что оно ничем не питается). Это продолжение тематики, прозвучавшей в желании просто несуществующего животного иметь рот, нос и уши. Полное отсутствие органов чувств и общения – признак возможной аутизации.

«Плавники», они же «крылья», изображены совершенно не так, как их обычно принято рисовать. Без пояснения понять их назначение было бы невозможно. Это говорит о низкой конформности, невладении нормами (вероятно, не только изобразительными, но и прочими). Кроме того, сомнительно, что с помощью таких крыльев можно летать (они явно чересчур узки). Следовательно, Вова недостаточно контролирует свою деятельность, соотносит свои построения с реальностью.

В качестве самого несчастного животного Вова изобразил камень (рис. 129), пояснив: «Камень, который ничего не может делать». В этом рисунке шизоидность проявляется с предельной яркостью. Он представляет собой полностью замкнутую фигуру (признак интровертности), лишенную какой-либо внутренней структуры (признак аутизации). Таким образом, символом «несчастности» для Вовы служит обострение его личностных особенностей. Минимизация сходства с животным или человеком заставляет усомниться в том, что Вова хотя бы частично идентифицируется с изображенным им животным. Вероятно, он

не чувствует себя несчастным, а в образе данного персонажа передал не столько свои непосредственные ощущения, сколько рассудочные опасения. Формулировка «ничего не может делать» также отражает не актуальное состояние (в этом случае скорее было бы «ничего не делает»), а умозрительные опасения оказаться в ситуации вынужденной пассивности.

Резко уменьшенный размер рисунка говорит о том, что при высокой эмоциональной нагрузке у Вовы (как и у Ульяны) возможны депрессивные реакции.

Рисунок самого счастливого животного Вова предварил крайне нестандартным вопросом: «Оно должно быть счастливым или оно должно счастливо выглядеть?». Получив ответ, что оно должно быть счастливым, он изобразил человекообразное животное, назвав его дядя Степа (рис. 130).

Описывая его, он сообщил, что «это человек с крыльями. Дядя Степа с крыльями. Оно большое. Может летать, на все смотреть. Есть плавники – может плавать».

Человекообразность счастливого животного, особенно по контрасту с несчастным, подтверждает сделанное выше предположение о том, что Вова испытывает неприятные переживания в связи с ощущением своей непохожести на других, что он хотел бы быть «таким как все».

Крылья в данном случае служат для того, чтобы «летать и на все смотреть», а не для того, чтобы «парить в облаках», как у Ульяниного животного. Поэтому они интерпретируются иначе: не как проявление склонности к защитному фантазированию, а как показатель высокой познавательной направленности. Этот вывод уже был сделан раньше, на основе одного из желаний просто несуществующего животного, которое фактически дублируется способностью счастливого животного «летать и на все смотреть».

В вопросе о том, должно ли животное действительно быть счастливым или только выглядеть таковым, проявилась привычка к контролю за своими эмоциональными проявлениями. Особо длинная шея тоже интерпретируется как показатель тенденции к интеллектуальному контролю, однако она ничего не говорит о том, насколько успешен этот контроль. При анализе предшествующих рисунков были отмечены признаки того, что он недостаточно успешен. При выполнении этого задания тоже проявилась недостаточная эффективность контроля: в рисунке отсутствуют плавники, упоминаемые в описании животного. Если же счесть плавниками верхние конечности, то отсутствуют руки, наличие которых неявно предполагается в утверждении о том, что дядя Степа – человек (хотя и крылатый).

Вова – очень своеобразный мальчик с высоким творческим потенциалом, нестандартным подходом к миру. По всей видимости, у него имеется шизоидная акцентуация. Вероятны нарушения общения, трудности социализации. В эмоционально нагрузочных ситуациях могут проявляться депрессивные тенденции, возможны аутизация, замыкание в себе. В качестве компенсаторного механизма выступает интеллектуальный контроль, однако он у Вовы недостаточно эффективен.

Вову привели на консультацию с жалобами на поведенческие нарушения, «наглость» и «бесцеремонность» в общении со взрослыми, отсутствие контактов со сверстниками. Первоначально Вова учился в обычной массовой школе, однако вскоре администрация стала настаивать на переводе его в школу для детей с нарушениями поведения. Проблему удалось решить другим способом: по результатам тестирования мальчик был принят на обучение по программе для одаренных детей. В рамках этой программы педагоги относятся к трудностям в его поведении более терпимо.

Результаты психологического обследования позволяют объяснить негативные поведенческие проявления Вовы его недостаточной социализированностъю, плохим владением социальными нормами. Рекомендована психокор-рекционная работа, направленная на социализацию. Нужно использовать высокий общий уровень развития мальчика и имеющуюся у него склонность к интеллектуальному контролю. В качестве основного средства может быть предложено формирование у Вовы эффективных способов сознательного управления своим поведением.

Просмотров: 6534
Категория: Библиотека » Психодиагностика


Другие новости по теме:

  • 7.13.4.Суммарная электрическая активность головного мозга в качестве связующего звена между исследованиями человека и животного - Введение в системную психофизиологию - Ю.И. Александров - Философия как наука
  • Самое сексуальное животное. - Хищная любовь - Диденко Борис
  • 8.3.Изменение проекции индивидуального опыта от животного к человеку - Введение в системную психофизиологию - Ю.И. Александров - Философия как наука
  • 4. РАЦИОНАЛИЗИРУЮЩЕЕ ЖИВОТНОЕ - Эпоха пропаганды. Механизмы убеждени повседневное использование и злоупотребление - Аронсон, Пратканис
  • 7.13.Человек и животное: системная перспектива - Введение в системную психофизиологию - Ю.И. Александров - Философия как наука
  • ГЛАВА ПЯТАЯ. СПОСОБЫ ОРГАНИЗАЦИИ ЖИВОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ. РАСТЕНИЕ И ЖИВОТНОЕ - Ступени органического и человек. Введение в философскую антропологию - X. Плеснер - Философия как наука
  • Глава 4. Отражение в рисунке особенностей личности и межличностных отношений - Диагностика интеллекта методом рисуночного теста - С.С. Степанов
  • Основные психологические признаки. Этики и Логики. - Как сделать, чтобы мы не расставались. Руководство по поиску спутника жизни (соционика) - В.И. Стратиевская
  • Часть I. Социон и соционная природа человека. - Как сделать, чтобы мы не расставались. Руководство по поиску спутника жизни (соционика) - В.И. Стратиевская
  • Уровень ЭГО. - Как сделать, чтобы мы не расставались. Руководство по поиску спутника жизни (соционика) - В.И. Стратиевская
  • Уровень ИД. - Как сделать, чтобы мы не расставались. Руководство по поиску спутника жизни (соционика) - В.И. Стратиевская
  • Уровень СУПЕРИД. - Как сделать, чтобы мы не расставались. Руководство по поиску спутника жизни (соционика) - В.И. Стратиевская
  • Уровень СУПЕРЭГО. - Как сделать, чтобы мы не расставались. Руководство по поиску спутника жизни (соционика) - В.И. Стратиевская
  • § 9. 5. Количество концепций, которое может быть обсуждено в группе. - Метод фокус-групп - С. А. Белановский
  • Урок 4. Кто есть я? Это единственный вопрос, который - Путь Волшебника - Дипак Чопра
  • 14. КАК БОГАТЫЕ ЛЮДИ МОГУТ БЫТЬ БЕДНЫМИ - Если хочешь быть богатым и счастливым не ходи в школу - Р. Кийосаки
  • 10. ОБУЧАЯ ЛЮДЕЙ БЫТЬ БЕЗДУМНЫМИ ПОПУГАЯМИ - Если хочешь быть богатым и счастливым не ходи в школу - Р. Кийосаки
  • Глава 8. "БЫТЬ ТЕМ, КЕМ ТЫ ЕСТЬ НА САМОМ ДЕЛЕ". ЦЕЛИ ЧЕЛОВЕКА ГЛАЗАМИ ПСИХОТЕРАПЕВТА - О становлении личностью. Психотерапия глазами психотерапевта - К. Роджерс
  • Глава 14. Гениев не может быть слишком много - Гармоничное развитие ребёнка - Г.Доман
  • Тесты на определение типа личности. - Как сделать, чтобы мы не расставались. Руководство по поиску спутника жизни (соционика) - В.И. Стратиевская
  • Вместо предисловия... - Как сделать, чтобы мы не расставались. Руководство по поиску спутника жизни (соционика) - В.И. Стратиевская
  • 7. ДЕНЬГИ ЕСТЬ ЗЛО - Если хочешь быть богатым и счастливым не ходи в школу - Р. Кийосаки
  • Урок 2. Волшебство может вернуться только - Путь Волшебника - Дипак Чопра
  • ЧТО ЖЕ НАМ ДЕЛАТЬ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ НАШ РЕБЕНОК НЕ СТАЛ НАРКОМАНОМ? - Как спасти детей от наркотиков - Данилины
  • 8. ЧТО ЕСТЬ ФИНАНСОВАЯ ЗАЩИЩЕННОСТЬ? - Если хочешь быть богатым и счастливым не ходи в школу - Р. Кийосаки
  • Часть II. Психологические характеристики. - Как сделать, чтобы мы не расставались. Руководство по поиску спутника жизни (соционика) - В.И. Стратиевская
  • «Очень знаменитый пиарщик». - Уши машут ослом. Современное социальное программирование - Гусев Д.Г., Матвейчев О.А. и др.
  • 13. ПОЧЕМУ БОЛЬШИНСТВО ЛЮДЕЙ УМИРАЕТ БЕДНЫМИ - Если хочешь быть богатым и счастливым не ходи в школу - Р. Кийосаки
  • ГЛАВА 7. Эстетическая тема (мотив) в жизни человека - Человек и мир - Рубинштейн С. Л.
  • "Элементарная модель" типа ИМ. - Как сделать, чтобы мы не расставались. Руководство по поиску спутника жизни (соционика) - В.И. Стратиевская



  • ---
    Разместите, пожалуйста, ссылку на эту страницу на своём веб-сайте:

    Код для вставки на сайт или в блог:       
    Код для вставки в форум (BBCode):       
    Прямая ссылка на эту публикацию:       





    Данный материал НЕ НАРУШАЕТ авторские права никаких физических или юридических лиц.
    Если это не так - свяжитесь с администрацией сайта.
    Материал будет немедленно удален.
    Электронная версия этой публикации предоставляется только в ознакомительных целях.
    Для дальнейшего её использования Вам необходимо будет
    приобрести бумажный (электронный, аудио) вариант у правообладателей.

    На сайте «Глубинная психология: учения и методики» представлены статьи, направления, методики по психологии, психоанализу, психотерапии, психодиагностике, судьбоанализу, психологическому консультированию; игры и упражнения для тренингов; биографии великих людей; притчи и сказки; пословицы и поговорки; а также словари и энциклопедии по психологии, медицине, философии, социологии, религии, педагогике. Все книги (аудиокниги), находящиеся на нашем сайте, Вы можете скачать бесплатно без всяких платных смс и даже без регистрации. Все словарные статьи и труды великих авторов можно читать онлайн.







    Locations of visitors to this page



          <НА ГЛАВНУЮ>      Обратная связь