Глава 11. Человек и другие люди - Что такое психология Ч.2 - Годфруа

- Оглавление -


Введение

С самых первых строк этой книги, в каждой ее главе звучит следующая мысль поведение человека не может или почти не может развиваться, проявляться и быть понятым в отрыве от других членов группы, к которой он принадлежит, от всего общества или даже вида в целом

По всей видимости, ничто во Вселенной не может существовать, так или иначе не принадлежа к какой-нибудь организованной системе Атом, образуемый связанными между собой частицами,-это всего лишь один из элементов, из которых построена молекула, а молекула в свою очередь, взаимодействуя с другими молекулами, участвует в органи­зации клетки Специфические клетки образуют ткани и органы, которые, координируя свою деятельность, позволяют живому организму занять свое место в растительной или животной системе, все время стремя­щейся достичь равновесия Сосуществование этих систем в свою очередь обеспечивает равновесие планеты в Солнечной системе, движущейся наряду с сотнями миллиардов других звезд в нашей Галактике, а сама эта Галактика - всего лишь один из элементов, из которых организована Вселенная (см документ 111)

Общества

 

 

 

Группы

 

 

Организмы

Органы

"Gill Согласно общей теории систем, жизнь организована в системы, со­стоящие из взаимосвязанных элементов Любая система от атома до общества всегда представляет собой нечто большее, нежели простая сумма составляющих ее подсистем

Человек представляет собой звено этого континуума, и выживание его возможно только в группе, принадлежащей к человеческому об­ществу, которое в свою очередь существует в системе сообществ других животных. Безусловно, человек отличается от животных более высоким уровнем сознания, позволяющим ему воспринимать себя во времени и пространстве; вместе с тем эта способность человека - хочет он того или нет-налагает на него ответственность за свое собственное будущее и за будущее вида, к которому он принадлежит и в рамках которого он эволюционировал, непрерывно взаимодействуя с другими видами.

Задача социальной психологии состоит в том, чтобы исследовать и объяснять, как устанавливаются и функционируют связи между ин­дивидуумами в группе и между группами в обществе.

Жизнь в обществе

У большинства животных существуют «жизненные правила» и сиг­нальные системы, которые позволяют им создавать оптимальные усло­вия для размножения и для воспитания потомства, сохраняя за собой индивидуальный участок территории.

Территория и индивидуальный участок

Внутри того жизненного пространства, которое особь разделяет с другими представителями вида и которое обеспечивает ей безопас­ность и пропитание, она, как правило, выделяет себе территорию с четко очерченными границами. Находящиеся в глубине этой территории укрытие, нора, гнездо или логово составляют индивидуальный участок, ожесточенно защищаемый животным от всякого вторжения (не исклю­чая порой и вторжения самца, если спаривание уже произошло) (рис. 11.2).

О том, какие территории или индивидуальные участки необходимы отдельным людям, известно немного. Размеры территории и степень ее защиты у разных людей неодинаковы и зависят от возраста, социаль­ного положения и т. д. Индивидуальный же участок представляет собой невидимое пространство, в котором нуждается каждый человек и внутри которого он с трудом переносит присутствие других людей1. Меж-

1 В комнату ребенка входят иначе, нежели в комнату подростка или в комнату родителей. В некоторых случаях границы территории обозначены очень четко (обнесенные оградой «частные владения», территории охотничьих и рыболовных клубов и т. п.). В других случаях границы более размыты; таковы, например, границы территорий городских «шаек» или участков в кафетерии, в котором группы студентов, как правило, занимают одни столики, а препода­ватели, обслуживающий персонал и представители администрации-другие. Ве­личина занимаемого человеком пространства зависит от его социального поло­жения; обычно кабинет генерального директора будет гораздо более внуши­тельным, чем кабинеты преподавателей, не говоря уже о комнатушках, выде­ленных для личных вещей студентов.

73

Рис. 11.2. Жизненное пространство представляет собой нейтральную зону, ко­торую в отличие от расположенной в ее пределах «территории» животные не защищают активно. Территория в отличие от жизненного прост­ранства имеет четкие границы, которые маркируются животным с помощью пахучих веществ (секреты желез, моча, фекалии) или зрительных и слуховых сигналов. Помимо расположенного в центре главного убежища на территории имеются дополнительные убежища, а также места для кормежки, дефекации и т.п.

личностная дистанция устанавливается неписаными правилами и раз­лична в разных культурах. Например, жители Северной Европы нуж­даются в большем обособлении, чем представители африканских, араб­ских или южноамериканских сообществ.

Для западных сообществ Холл (Hall, 1966) идентифицировал четыре основные зоны, размеры которых зависят от степени близости отно­шений между людьми. Они соответствовали:

1) интимной дистанции, варьирующей от прямого физического кон­такта до 20 см от тела партнера;

2) личной дистанции в пределах от 45 см до 1,2 м, позволяющей -тодям находиться друг от друга на расстоянии вытянутой руки;

3) социальной дистанции, варьирующей от 1,2 до 3,5 м, при которой возможность физического соприкосновения заменяется голосовым кон-тактом;

4) «публичной» дистанции более 3,5 м, которая устанавливается на Яубличных собраниях, в суде, аудиториях и т. п.

Факторы окружающей среды

В многочисленных исследованиях делались попытки выяснить эф­фекты перенаселенности в крупных городах (рис 11.3). В большинсгве случаев было показано, что очень высокая плотность населения по­рождает у людей чувство одиночества и собственной безликости, вызы­вает уход в себя, апатию и очень часто склонность к враждебным действиям (см. документ 11.2). Похоже, однако, что в таких странах, как Япония, Китай или Индия, где существуют культурные традиции, регулирующие социальное поведение, подобные проблемы пережива­ются людьми реже.

Значительные нарушения психического равновесия у людей может вызвать и шум. Дети, у которых дома было шумно, обнаруживали в школе более низкую успеваемость (см. документ 11.3). Кроме того, отмечается, что люди, подвергающиеся воздействию значительного шума, менее склонны оказывать помощь другим и быстрее приходят в ярость (Page, 1977; Donnerstein, Wilson, 1976).

Загрязнение среды, вызываемое автомобилями, промышленностью или курением, тоже сильно сказывается на восприятии и способности человека к обучению, усиливая его психическое напряжение и раз­дражительность (Zilman et al., 1981).

Социальное положение и роль в группе

В сообществах большинства животных существует иерархия, позво­ляющая каждому члену группы знать свой социальный ранг.

У кур ранг особи определяется числом сородичей, которых она может клевать. Если доминантная курица может клевать всех остальных кур, то особь, находящаяся в самом низу этого иерархического ряда 1, которой клевать некого, напротив, получает клевки от всех остальных птиц, имеет право есть лишь в самую последнюю очередь и испытывает

' Англоязычные авторы назвали эту социальную организацию «порядком клевания» (pecking order)

 

 

 

Рис 11 4 Сексуальные роли слишком рано начи­нают внушаться мальчикам и девочкам лишь на основании тех физических признаков, которые ро­дители обнаруживают у них при рождении Иден­тификация ребенка с родителем одного с ним пола еще больше усиливает эту тенденцию

значительные трудности в спаривании (Schjelderup-Ebbe, 1913).

Представители низших млекопитающих узнают социальный ранг благодаря зрительным сигналам. Например, корова, сменившая стадо, похоже, сразу же определяет, выше или ниже она рангом, чем ее соседка (Beilharz, Mylzea, 1963). У большинства млекопитающих доминирует самое старое или самое сильное животное или же особь, имеющая наиболее многочисленное потомство. Так обстоит дело, например, в сообществах многих обезьян. Похоже, однако, что у горилл и шим­панзе такой тип социальных отношений далеко не является общим правилом. Как показала Джейн Гудолл, у шимпанзе борьба за до­минирование ведется больше между группами, чем между отдельными особями.

Люди, как правило, входят в состав разных социальных групп. Человек, скажем, одновременно может заниматься определенной ра­ботой, состоять членом спортивного клуба, выполнять общественные функции, участвовать в политической жизни и еще выполнять при этом обязанности матери или отца семейства. В каждой из групп, куда входит человек, он занимает определенное социа чьное положение, соответствую­щее той роли, которой, по расчетам других членов группы, он будет придерживаться и которая позволяет им ожидать от него определенного поведения. Такие ожидания будут различными в зависимости от того, идет ли речь о враче, студентке, футболисте, руководительнице пред­приятия или правительственном чиновнике.

Человек редко берет на себя ту или иную роль добровольно. Обычно она возлагается на него в результате стечения обстоятельств, в связи с социальными потребностями или характером образования. В тонком процессе социализации ребенок приобретает качества, нужные для ро-^и, предполагающих власть или, наоборот, требующих подчинения. сказанное в равной, а может быть, и в еще большей степени относится ^половым ролям, которые девочкам и мальчикам лишь на основании их Физических различий приписываются при рождении. По сути дела,

только на эти различия и опирается впоследствии выбор интересов, личных и профессиональных целей и социальных ролей для каждого ребенка (рис. 11.4).

Власть и подчинение

Френч и Рейвен (French, Raven, 1959) выделили пять типов социаль­ной власти, которые с самого раннего возраста испытывает на себе каждый ребенок. Власть вознаграждения заключается в возможности вознаграждать за всякое поведение, соответствующее ожидаемому; этой властью пользуются родители и преподаватели, а позднее и начальство там, где человек работает. Власть принуждения основывается на прак­тике угроз и телесных наказаний-от порки до тюрьмы и пыток; однако. чтобы удержать человека в подчинении этой форме власти, необходим постоянный контроль даже за самыми незначительными его действиями Вшсть эксперта основывается на знаниях в какой-либо области или на обладании информацией, необходимой для успешного ведения какого-либо дела, такой властью располагают ученые, профессионалы, а также политики. Власть авторитета покоится на уважении или преклонении перед человеком, знаменитостью или важным общественным деятелем поступки которого служат образцом для других людей (рис 115). Что касается власти закона, то она имеется в распоряжении каждого чело­века, представляющего установленный социальный порядок, и ее чаще-всего поддерживают, используя другие формы власти (см. документ 11 4).

Во многих исследованиях делались безуспешные попытки выявить

 

Рис. 115. Во многих странах требова­ния меньшинств часто жестоко подав­ляются во имя «поддержания поряд­ка»

 

качества личности, свойственные лидеру. По-видимому, установление между человеком и группой людей тех или иных отношений власти зависит от внешних обстоятельств, а иногда и просто от случая. Очень часто такие отношения связаны со способностью человека, имеющего доступ к определенным ресурсам или обладающего определенными качествами, обратить на себя внимание в тот момент, когда группе потребуется руководство ее деятельностью (см. документ 11.5).

Конформизм

Власть удерживать легче, если сама группа оказывает на своих членов постоянное давление, направленное на то, чтобы их действия, мысли и ценности совпадали с поступками, мыслями и ценностями других (см. документ 11.6) В условиях изменчивой и неоднозначной социальной действительности самое простое решение этой проблемы состоит для человека в том, чтобы придерживаться коллективных истин, позволяющих всякому понять тот мир, в котором он живет. В том, кто отклоняется от нормы, начинают видеть источник социальной угрозы, и поэтому большинство будет оказывать на него давление, чтобы он

ис 1] б Когда давление группы сказывается на всем народе в целом, кон­формизм достигает столь высокой степени, что люди начинают терять соб-

венное лицо и придерживаться поведения «толпы», соответственно меняя свой Раз мыслей и действий Именно это происходило с немецким народом при "«'иистском режиме

вернулся на путь истинный и вновь стал «как ^ все». Эю давление конформности может проявляться в виде насмешек, социального осуж­дения или даже прямого отторжения «отклоняющегося» лица. Давление это сказывается на человеке особенно сильно, если тот нуждается в одобрении и поддержке или испытывает тревогу и недостаточно верит в себя (рис. 11.6). С другой стороны, как показал Кратчфилд (Crutchfield, 1955), нонконформист способен успешнее сопротивляться давлению группы, если обладает достаточным умом и творческими способностя­ми, проявляет терпимость и чувство долга и, кроме того, верит в себя и устойчив к стрессу. Чаще всего именно благодаря таким людям осуществляются нововведения и действуют силы общественного пре­образования.

Влияние меньшинства

Московичи (Moscovici, 1979) решил выяснить, как на самом деле происходят социальные перемены в группе или обществе, в которых конформизм является «насущной потребностью социальной системы». В исследованиях Московичи и работах его сотрудников было показано, что активное меньшинство может влиять на большинство даже без ведома этого последнего с того самого момента, как только мень­шинство приходит к согласию о необходимости перемен. Однако, чтобы оказать такое влияние, меньшинство должно категорично заявить о принятом решении, продемонстрировать отказ изменить свою точку зрения и проявить волю к действию, но так, чтобы его поведение не могло быть истолковано как проявление упрямства или негибкости.

Таким образом, можно думать, что в еще большей степени, нежели компетенция меньшинства, точку зрения большинства способен изме­нить стиль поведения меньшинства. И его влияние будет тем значи­тельнее, чем больше предлагаемые им идеи будут соответствовать «духу времени», чем самобытнее они будут, и в особенности - чем активнее меньшинство будет стараться любой ценой избежать раскола своего единства (см. документ 11.7).

Альтруизм и апатия

В последние годы много исследований было посвящено выяснению роли альтруистического поведения в современном обществе; такое поведение выражается в добровольной помощи другому человеку, не­смотря на риск или жертвы, с которыми эта помощь сопряжена. Альтруистическое поведение обнаруживают и многие животные. Этологи наблюдали его у воронов, однако сильнее всего оно выражено у дельфинов и обезьян (рис. 11.7).

История человечества изобилует примерами альтруизма, когда люди рисковали собственной жизнью во имя спасения других. В недавних исследованиях, однако, описаны многочисленные критические ситуации,

 

 

 

Рис. 11.7. Альтруистическое поведение наблюдалось у многих животных. В качестве примера можно привести дельфинов, которые приходят на помощь члену группы, оказавшемуся в трудном положении.

 

в которые отказывались вмешаться десятки наблюдавших их свиде­телей. Мы говорили уже о тех неблагоприятных эффектах, которые может оказывать современный образ жизни на жителей шумных и пе­ренаселенных городов. Многих ученых беспокоит тот факт, что такой образ жизни может привести к превращению социального конформизма в простую пассивность и что апатия у многих людей в скором времени низведет их до роли недееспособных наблюдателей драматических ситуаций (см. документ 11.8).

Латанэ и Дарли (Latane, Darley, 1970) предложили ряд объяснений этой «апатии свидетеля», которую социальные психологи называют эффектом зрителя. Одно из объяснений основывается на «рассеянии» ответственности, когда присутствие достаточно большого числа сви­детелей ослабляет личную инициативу каждого. Согласно другому объяснению, присутствие большого числа невмешивающихся людей уменьшает остроту ситуации. Третье объяснение предполагает, что люди в присутствии посторонних просто боятся принимать решение.

Большинство исследователей, однако, сходятся на том, что апатию свидетелей нельзя смешивать с безразличием. Нерешительность, ко­торую проявляют эти люди, чаще всего обусловлена встающей перед ними дилеммой: следует ли оставить жертву на произвол судьбы или же прийти ей на помощь, не зная, как это сделать?

Взаимодействие и коммуникация

Социальная психология задается еще одним важным вопросом:

каким образом люди вступают между собой во взаимодействие?

Межличностное влечение

Влечение, которое один человек испытывает к другому, зависит от многих факторов. Однако, как полагает Аронсон (Aronson, 1969), вза­имное влечение двух людей больше определяется внешними признаками человека, нежели его внутренними качествами (см. документ 11.9).

Физическая близость

Чем чаще происходят социальные контакты между двумя людьми, тем больше вероятность, что между ними установятся дружеские или любовные отношения. Таким образом, вопреки обычному мнению

романтичной молодежи, девушка или юноша скорее создаст семью с кем-то из своего ближайшего окружения, нежели с каким-нибудь идеализируемым человеком, живущим в другой стране.

 

'. Такая тенденция

Физическая привлекательность        ,

Коль скоро знакомство состоялось, физически привлекательный человек чаще всего начинает восприниматься как личность, превосхо­дящая других по честности, уму и одухотворенности '. Такая тенденция приписывать завидные личностные качества «красивому» человеку при­суща даже детям дошкольного возраста; они, например, обнаруживают склонность считать маленьких мальчиков с непривлекательной внеш­ностью агрессивными и недружелюбными.

Было, однако, замечено, что люди, чьи успехи в отрочестве объяс­нялись их внешностью, в зрелом возрасте испытывали больше труд­ностей в социальной адаптации, чем люди, которые были вынуждены больше полагаться на свои внутренние качества.

 

Рис 11 8 Очень часто единственным критерием, на основании которого мы делаем свой выбор, бывает физический облик человека или сходство его при­вычек с нашими собственными

 

' Хесс (Hess, 1965) установил, что одним из факторов привлекательности служит такая деталь, как величина зрачка Мужчины находили изображенную на фотографии женщину более привлекательной и нежной, если ее глаза были но 1ретушированы так, чтобы зрачки казались больше

Сходство и комплементарность

Как правило, человек испытывает большее влечение к тем людям, которые сходны с ним самим по физическим особенностям, социаль­ному происхождению, интересам и взглядам. Люди, взаимное влечение которых основано на противоположных свойствах, встречаются реже. Тем не менее комплементарность потребностей оказывается важным фактором стабильности связей между людьми, которые первоначально выбрали друг друга по взаимному сходству. Таким образом, если сходство имеет важное значение для установления отношений, то для их продолжения, похоже, необходима комплементарность.

Компетентность

Люди, талантливые или компетентные в какой-либо области, близ­кой к нашим потребностям или интересам, в наших глазах всегда привлекательнее людей со средними способностями или лиц, компе­тенция которых далека от наших интересов.

Взаимное вознаграждение

Связь между людьми редко бывает бескорыстной. Необходимо, чтобы она на протяжении более или менее длительного времени при­носила пользу обеим сторонам (см. документ 11.10).

Коммуникация

Как уже говорилось в главе 8, одна из главных особенностей человека-это наша способность передавать друг другу посредством речи информацию о событиях, подчас очень далеких во времени и пространстве. Кроме того, с помощью речи мы можем сообщать окружающим нас людям о своих душевных состояниях или чувствах.

Коммуникация, однако, может происходить и без участия нашего сознания - посредством всего нашего невербального поведения, вклю­чающего взгляды, выражение лица, позы, межличностную дистанцию, интонацию голоса. Как отмечалось (Watzlawick et al., 1977), «исключить коммуникацию невозможно», ибо «всякое поведение в присутствии Другого человека уже есть коммуникация».

Невербальный язык

Выражение лица сильнее всего подчеркивают уголки губ, нахму-Ривание или поднимание бровей и сморщивание лба. Эти элементы "химики позволяют выразить всю гамму эмоций и чувств - от приятного Удивления до разочарования (рис. 11.9).

Взгляд- ключевой элемент невербальной коммуникации. Как пра­вило, именно взглядом собеседник выражает интерес к разговору

 

 

 

Рис 11.9 Зрительный контакт и поза часто играют в коммуникации более важную роль, чем слово.

 

Бегающий взгляд чаще всего говорит о скуке или о желании в свою очередь взять слово (если только он не выражает страх или чувство вины). Пристальный взгляд, устремленный прямо в глаза собеседника, часто воспринимается как признак агрессивности.

Функции взгляда, однако, зависят от типа культуры. Так, в аф­риканских странах и на Востоке опускание глаз слушателем перед говорящим служит знаком уважения к последнему.

Большое значение придается и жестам. Так, например, палец, ука­зывающий на другого человека, воспринимается как более агрессивный жест, чем раскрытые и обращенные к нему ладони. Покачивание головой, наклон ее к плечу или в сторону собеседника всегда считаются явными признаками интереса. Помещенные же на бедра руки чаще всего выражают чувство власти или доминирования.

Свои чувства мы выражаем и телодвижениями. Например, человек проявляет по отношению к другому большую открытость, если стоит к нему лицом, а не боком. Неприязнь у сидящего человека проявляется в напряжении тела; наоборот, расслабление тела и наклон вперед выражают симпатию.

Прикосновение у представителей разных культур имеет разное зна­чение. Оно является неотъемлемым элементом коммуникации в Африке, на Среднем Востоке и в большинстве стран с латинской культурой. Один наблюдатель подсчитал, что пара, сидящая за столиком ресторана в Париже, за один час совершает в среднем 110 взаимных прикосно­вений, в Лондоне-ни одного, а в Джексонвилле (США)-около восьми. Похоже, что в США прикосновение имеет особое значение: одна женщи­на, выпрашивавшая у прохожих монетки в 25 центов, набрала их гораздо больше, когда дотрагивалась при этом до их руки, нежели в том случае, когда выражала свою просьбу только словами (Kleinke, 1977).

Голос тоже выражает чувства. Так, спокойный и солидный голос снимает напряжение и пробуждает интерес, а «взвинченный» - воспри­нимается как признак агрессивности.

Метакоммуникация

«Коммуникация - это единое целое». Как отмечает Бёрдуистелл (Birdwhistell), «люди, по сути дела, между собой не общаются. Они лишь

 

 

Рис. 11.10 С самого раннего возраста ребенок учится расшифровывать двоякий смысл того, что ему говорят, заключенный, с одной стороны, в самих словах, а с другой в том, как эти слова будут сказаны. Как полагает Бейтсон, ребенок-шизофреник этого делать не может.

участвуют в коммуникации», в которой язык вербальный неотделим от языка невербального. Последний служит дополнением к первому и уси­ливает его. По оценке Мерабяна (Mehrabian 1972), только 7% содер­жания сообщений передается смыслом слов, в то время как 38% информации определяется тем, как эти слова произносятся, и 55%-выражением лица. В любой момент времени стиль коммуникации уже сам по себе составляет сообщение, указывая на то, как следует понимать сообщаемое. Речь в этом случае идет о метакоммуникации, т. е. о «ком­муникации над коммуникацией»

Нередко бывает так, что разные аспекты сообщения противоречат друг Другу. Дети, однако, очень быстро постигают «правила, позво­ляющие изменять правила». Так, ребенок будет смеяться, выслушивая ласковые слова, произносимые грубым голосом. Точно так же он глубже Почувствует сделанное ему порицание, если оно будет сопровождаться Широкой улыбкой, а не нахмуриванием бровей.

Бейтсон 1 (Bateson, 1972) показал, что мы можем оказаться в ситуа­ции «двойного принуждения», когда у нас нет никакого приемлемого выбора (см. документ 11.11). Так обстоит дело с ребенком, к которому на людях мать выказывает пылкую любовь, а на самом деле испытывает к нему враждебность. Таким образом, мать ставит ребенка в ситуацию двойного принуждения, когда он должен выбирать, вести ли себя с ней как с любящей матерью, зная, что всякий знак нежности с его стороны встретит лишь безразличие, или же вообще не реагировать на любве­обильное поведение матери на людях, рискуя тем самым прослыть бесчувственным (рис. 11.10). «Таким образом, ребенок несет наказание и за то, что он истолковывает поведение своей матери правильно, и за то, что он истолковывает его неверно»2. По мнению Бейтсона, пове­дение шизофреника, по-видимому, обусловлено его неспособностью различать при коммуникации два аспекта сообщения, что исключает для него общение на метакоммуникационном уровне. Мы вернемся к этому вопросу в следующей главе.

Социальное восприятие

Взаимодействие и коммуникация с другими людьми затруднены еще и потому, что мы редко воспринимаем людей объективно. Чаще всего наше восприятие других людей основывается лишь на впечатлениях, а также на истолковании и оценке мотивов их поведения в зависимости от того, какие качества мы в них предполагаем и в какой ситуации они находятся.

Впечатления

Обычно наше восприятие другого человека базируется на поиске впечатлений, отражающих основные характеристики его личности. Раз проявившись, эти характеристики позволяют нам объяснять разные поступки человека и приводить их в соответствие с впечатлением о нем. В эксперименте, проведенном Эшем (Asch, 1946), человек, объективно охарактеризованный как «толковый, умелый, трудолюбивый, решитель­ный, практичный и благоразумный», был представлен одним испытуе­мым как слишком холодный, а другим-как слишком пылкий. Испытуе­мым предлагалось изложить свои впечатления об этом человеке, и они рисовали два совершенно разных портрета, один из которых включал

' Бёрдуистелл, Бейтсон и Уоцлзвик принадлежат к направлению так назы­ваемой «новой коммуникации», рассматривающему коммуникацию скорее как оркестр, в котором каждый человек «играет всем своим телом», нежели как телеграф, служащий для простой передачи вербального сообщения одним чело­веком другому. (См. La nouvelle communication, Paris, Ed. du Seuil, 1981.)

2 Этот пример, однако, не следует путать с ситуацией «матери-палача» и «ребенка-жертвы». Поведение матери можно понять лишь в том случае, если учесть, что она сама оказывается в ситуации «двойного принуждения».

все особенности холодного человека, а второй, наоборот,-человека пылкого. Здесь мы имеем дело с так называемым эффектом ореола.

Очень часто наше первое впечатление оказывается и самым прочным. В этом случае речь идет об эффекте первичности. У школьников, получавших в начале года отличные отметки, а затем переставших работать, больше шансов оставить у преподавателя благоприятное впечатление, чем у учеников, посредственные результаты которых в на­чале года сменились неуклонным прогрессом, продолжавшимся до его конца.

Каузальная атрибуция

Пытаясь определить черты личности другого человека на основании своих первых впечатлений, мы часто ищем причину его поведения либо во внутренних склонностях этого человека, либо, наоборот, в элементах той ситуации, в которой он оказался.

Например, успех студентки на экзамене мы можем приписать либо ее умственным способностям и упорной работе, либо тому факту, что экзамен был легким или что во время экзамена она сидела рядом с сердобольной подругой. Супружескую ссору можно объяснить либо дурным характером одного или обоих супругов, либо денежными затруднениями, которые они испытывают. Совершенное преступление можно приписать либо «злобной» или «агрессивной» личности преступ­ника, либо той ситуации, что вынудила его нажать на курок пистолета. Как отмечалось в главе 9, сторонники генетической теории склонны объяснять условия жизни обездоленных классов скорее нехваткой у их представителей «таланта» или духа предпринимательства, чем социаль­ной средой и неравными шансами на успех. Точно так же более высокую школьную успеваемость белых детей они приписали бы скорее их интеллекту, нежели особенностям экзаменов и системы школьного обучения.

Таким образом, поведение человека всегда можно объяснить либо внутренними, либо внешними причинами. В связи с этим Джонс и его сотрудники (Jones et al., 1971) говорят о «ситуационной» атрибуции.

Критерии атрибуции

Если нет доводов, позволяющих говорить о внутренних причинах, поведение обычно связывают с ситуацией. В других случаях, согласно Келли (Kelly, 1967), при попытках понять причину поведения другого человека мы пользуемся тремя критериями: мы стараемся определить, является ли данное поведение постоянным, отличающимся и обычным или нет'. Поведение называют постоянным, если в сходных условиях

' Келли употребляет английские термины consistency, distinctiveness и consensus.

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

Пос н

ое

 

 

п

 

 

Часто?

 

 

Обнаруживает ли этот

 

 

В пох ситуа

циях"

 

 

Обнаруживает ли этот

 

 

Часто?

 

 

п

 

 

Пос

топн ое

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

человек

 

 

 

 

 

 

 

 

человек

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ма отли ще

ло чаю еся

 

 

Е Д Е

 

 

Часто?

 

 

образ действии?

 

 

В др

случ

гих аях

 

 

образ

действии?

 

 

Редко?

 

 

Е Д Е

 

 

Отл ще

есТ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Необ

1чное

 

 

Е

 

 

Редко?

 

 

Обнаружи вают ли другие данный образ действии?

 

 

В да ситу

НОИ

ации

 

 

Обнаружи­вают ли другие данный обра^ действии?

 

 

Часто?

 

 

Е

 

 

Обь

чное

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

"Дисп

ози

ционная'

 

 

 

 

 

 

 

 

"Ситуаци

он

ная"

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

внешняя а

|ри

буция

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Если в сходных ситуация очень специфической вне

человек редко обнаруживает ней причиной

данный образ действии его поведение можно объяснить

Схема 111. Критерии внутренней и внешней атрибуции поведения (по Kelly, 1967).

оно всегда однотипно; оно будет отличающимся, если в других случаях проявляется иначе; и, наконец, поведение считается обычным, если в сходных обстоятельствах оно свойственно большинству людей.

Как видно из схемы 11.1, если в похожих обстоятельствах человек ведет себя всегда одинаково (постоянное поведение), если он ведет себя так же и в других ситуациях (мало отличающееся поведение) и если в сходных ситуациях так же ведут себя лишь немногие люди (необычное поведение), то мы склонны приписывать поведение внутренним причи­нам. Напротив, если в похожих ситуациях человек ведет себя одинаково (постоянное поведение), если в других случаях он ведет себя иначе (отличающееся поведение) и если в сходных ситуациях такое же пове­дение свойственно большинству людей (обычное поведение), мы объяс­няем его действия внешними причинами.

По мнению Келли, именно так мы поступаем при расшифровке агрессивного, дружеского, любовного и других типов поведения всех тех людей, кого изо дня в день видим рядом (см. документ 11.12).

Стереотипы

Наше восприятие других людей зависит и от того, как мы их «классифицируем»,-подростки, женщины, преподаватели, негры, гомо­сексуалисты, безработные, политические деятели и т.д. Подобно тому как восприятие отдельных предметов или событий со сходными особен­ностями позволяет нам образовывать понятия (см. гл. 8), так и люди

обычно классифицируются нами по их принадлежности к той или иной группе, социально-экономическому классу или по их физическим харак­теристикам (пол, возраст, цвет кожи и т. п.). Эти два типа категоризации, однако, существенно различаются, поскольку в последнем случае речь идет о социальной реальности и о бесконечном разнообразии типов людей, составляющих общество.

Создающиеся таким образом стереотипы часто порождают у нас слишком условное и упрощенное представление о других людях; если мы затем устанавливаем с этими людьми контакт, заранее зная, чего от них можно ожидать, такое представление нередко лишает нас выгод, связанных с познанием отдельной личности.

Образование стереотипов

Стереотипы редко бывают плодом нашего личного опыта. Чаще всего мы приобретаем их от той группы, к которой принадлежим, особенно от людей с уже сложившимися стереотипами (родителей, учителей, приятелей), а также от средств массовой информации, обычно дающих нам упрощенное представление о тех группах людей, о которых мы не располагаем больше никакими сведениями.

Понятно, что сегрегация между группами может только способство­вать закреплению стереотипов, в то время как просвещение, взаимные контакты и особенно сближение групп часто ведут к изменению стерео­типов, а иногда и к их полному исчезновению. Удалось, например, показать, что если две группы представителей разных рас живут в одном здании на разных этажах, то их стереотипы сохраняются и даже укрепляются. И наоборот, стереотипы быстро стираются, когда пред­ставители разных групп занимают один и тот же этаж, сталкиваются

рис- 1111. Взаимоотношения между группами людей часто ухудшаются из-за "ереотипов, усиливающих неблагоприятное представление этих групп друг 0 Друге и потому ускоряющих развитие конфликтов

с одними и теми же бытовыми трудностями и, добиваясь удовлетворе­ния общих требований, вынуждены действовать сообща (рис. 11.11).

Однако главную проблему здесь составляет не столько сам стерео­тип, сколько связанная с ним установка, заставляющая нас придер­живаться того или иного поведения. Как мы увидим, в этом случае стереотип превращается в предубеждение.

Установки

Наши истолкования и оценки внешнего мира основываются на установках, создающихся у нас на протяжении всей жизни. Установки -это те ориентиры, которые позволяют нам в любой момент предстать перед тем или иным человеком, событием или сообщением в «полной готовности».

Составляющие установок

Установки имеют три измерения: когнитивное, аффективное и пове­денческое. Когнитивное измерение включает мнения и убеждения, ко-•торых мы придерживаемся относительно тех или иных предметов и людей и которые позволяют нам судить, что, на наш взгляд, является истинным, правдоподобным или возможным. Аффективное измерение составляют положительные или отрицательные эмоции, связанные с этими убеждениями, они придают установке эмоциональную окраску и ориентируют действие, которое мы собираемся совершить. Это дей­ствие и есть поведенческое измерение установки, которое предполагает реакцию человека, соответствующую его убеждениям и переживаниям.

Так, например, если преподаватель кажется мне слишком строгим (когнитивная составляющая установки), а я не люблю, когда меня заставляют что-либо делать (аффективная составляющая), то очень вероятно, что я редко буду посещать его занятия, где меня может ждать принуждение (поведенческая составляющая).

Точно так же, если девушка кажется мне образованной (когнитивная составляющая), а мне нравится обсуждать те темы, в которых она, похоже, разбирается (аффективная составляющая), я, наверное, буду искать ее общества (поведенческая составляющая). Моя установка,

 

Рис 11.12 Можно держать пари, что жизненные установки этих двух людей во многом противо­положны. А каково было бы ваше мнение, если бы вы встретились с этими людьми, ничего о них не зная9

очевидно, была бы совсем иной, если бы я принадлежал к числу тех, кого стово «образованность» обращает в бегство.

Можно было бы бесконечно долю иллюстрировать различия мнений и убеждений людей относительно, например, нужды в атомных стан­циях, генетических манипуляций, веры в астрологию и т. п.

Выработка установок

Все свои мнения, оценки и убеждения мы приобретаем через кон­такты в семье, социальной группе, школе, со знакомыми супружескими парами и т. д. Таким образом, формирующиеся в результате этих контактов установки-это тоже в основном продукт влияний, которым мы подвергаемся с самого раннего детства, нашего личного опыта и взаимодействий с другими людьми.

В детстве очень многие установки развиваются в соответствии с родительской моделью. Свою окончательную форму они, однако, приобретают между 12 и 30 годами жизни. Структурировавшись в от­рочестве, установки между 20 и 30 годами «кристаллизуются». После этого установки меняются с большим трудом.

Следует, однако, различать центральные установки, которые обра­зуют ядро системы убеждений, используемой нами при «расшифровке» общества, и установки периферические, основанные на мнениях и убежде­ниях, играющих меньшую роль в нашей социальной адаптации. По­скольку периферические установки значат для нас меньше, они меняются легче, чем центральные. Например, легче сменить марку зубной пасты, чем свои политические убеждения или установки, заложенные воспи­танием.

Изменение установок

Мы постоянно подвергаемся влиянию телевидения, радио, газет, семьи, преподавателей, друзей и подруг, сознательно или бессозна­тельно пытающихся изменить наши установки. Речь здесь идет об убеждающей коммуникации, связанной с действием целого ряда фак­торов. Но, осознавая свои собственные установки, мы точно так же пытаемся повлиять на других или изменить свое собственное восприятие фактов, с тем чтобы сохранить соответствие между ними и нашим поведением.

Убеж, 1ающая коммуникация

Удастся ли путем убеждения изменить наши установки, зависит от Многих факторов, связанных с качествами человека, передающего нам информацию (коммуникатора), с особенностями этой информации и, наконец, с типом реципиента (т. е. с нашей собственной личностью)

Коммуникатор. Чем больше доверия внушает коммуникатор, тем Легче ему убедить другого человека и вызвать изменение его установок.

I.ALCOOLAU VOLANT /

QU'OM SE If DISE

[aegicde

11 aacurance automobile -

I du Quebec      Я.'

Рис. 11.13. «Пьяный за рулем-преступник. Помните об этом!» Некоторые рек­ламные кампании имеют своей целью изменить поведение людей с помощью простых и логичных призывов. Но достаточно ли этого?

Именно так обстоит дело в случае признанных экспертов или людей, пользующихся определенным авторитетом. Врач может скорее убедить человека курить меньше, чем школьный приятель. По этой же причине реклама, стремящаяся увеличить спрос на кукурузные хлопья или моющие средства, часто прибегает к услугам знаменитых спортсменов или кинозвезд 1.

При этом, 'по-видимому, важно, чтобы коммуникатор не говорил слишком быстро, а его словарь (если коммуникатор-эксперт) был доступным для собеседника (Miller et al., 1976; Carbone, 1973). Известно также, что чем привлекательнее и дружелюбнее человек, передающий информацию, и чем больше он похож на нас, тем большее влияние он может оказать на наши установки.

Радио- и телесообщения. Чем убедительнее сообщение, тем быстрее может измениться установка. Сообщение, однако, не должно слишком сильно отличаться по своему содержанию от мнения реципиента. С дру­гой стороны, сообщение окажет более сильное воздействие, если удастся показать реципиенту, какие драматические события могут произойти, если он не изменит своей установки. Очень действенным в этом плане часто оказывается страх, к которому иногда прибегает реклама,-при условии, однако, что предрекаемые последствия носят правдоподобный характер и что одновременно предлагаются новые реалистичные реше­ния проблемы. Недостаточностью первого или второго из этих двух элементов можно объяснить, например, сравнительно низкую эффек-

1 Следует тем не менее отметить, что эксперт (ученый или профессионал) всегда оказывает на людей более сильное и длительное влияние, чем образ «звезды», доверие к которой целиком зависит от ее популярности среди публики.

тивность кампаний против курения или за пользование ремнями безо­пасности в автомобиле.

Как бы то ни было, эффективнее всего, по-видимому, сообщение действует в том случае, если (помимо прочего) оно часто повторяется по радио или телевидению.

Реципиент. Мы более восприимчивы к тому сообщению, которое близко нас касается-с учетом сложившейся ситуации, насущных потреб­ностей и преследуемых нами целей. Например, кампания против загряз­нения среды легче вызовет изменение установок у тех людей, плантации которых страдают от кислотных дождей, или у тех, кто вынужден пить воду, ставшую мало пригодной для питья, а также у представителей экологических движений.

Специальные исследования, однако, показали, что реципиент всегда охотнее укрепляет собственные установки, нежели меняет их. По-види­мому, мы склонны учитывать только ту информацию, которая согла­суется с нашими установками, и игнорировать то, что им не соответ­ствует. Таким образом, этот механизм избирательного восприятия позволяет человеку сохранять стабильность и непротиворечивость своих установок, но в то же время редко делает его объективным.

Поддержание внутренней согласованности

Иногда, столкнувшись с определенными обстоятельствами, мы вы­нуждены, несмотря ни на что, изменить свое поведение. Что происходит с человеком, желающим бросить курить? Каковы будут реакции моло­дого человека, чьи нравственные устои пошатнулись при сообщении о гомосексуальных склонностях его младшего брата? Что будет пере­живать молодая женщина, борющаяся за свободу абортов, если она полюбит мужчину, религиозные убеждения которого идут вразрез с этим правом?

Когда мы испытываем затруднение в связи с необходимостью радикально изменить свои установки из-за какой-то новой информации или новых обстоятельств, это чаще всего заставляет нас искать разные

 

Рис. 11.14. Согласно Фестингеру, человек, бросаю­щий курить, сделает все возможное, чтобы ослабить когнитивный диссонанс, созданный таким решени­ем.

способы освободиться от беспокойства и несоответствия между нашими установками и требующимся поведением. Чтобы показать, как в таком случае люди будут стараться сохранить определенную гармонию в си­стеме своих убеждений, были предложены различные теории. Мы остановимся на двух из них-на теории когнитивного диссонанса и тео­рии когнитивного равновесия.

Когнитивный диссонанс. Речь идет о теории, предложенной Фестин-гером (Festinger, 1957). Согласно этой теории, когда нам нужно сделать выбор между двумя вещами, которые для нас одинаково привлека­тельны (продолжать курить или бросить) или находятся в противоречии (любить кого-либо, чьи убеждения или поведение отличаются от наших собственных), мы сделаем все возможное, чтобы ослабить возникающий диссонанс, и отыщем тысячу доводов, чтобы убедить себя в том, что выбор, который мы собираемся сделать,-наилучший.

Если человек решает продолжать курить, он выдвинет, например, такие аргументы: «Бросить курить - значит растолстеть»; или «Когда я не курю, я становлюсь таким раздражительным, что для других будет лучше, если я курить не брошу»; или «Стоит ли ради каких-нибудь двух или трех лишних лет жизни все остальные годы лишать себя этого удовольствия?». Наоборот, если человек решил бросить курить, он все больше будет интересоваться статистикой рака легких, участвовать в кампаниях против курения, гордиться своей «непрокуренностью» и т.д.

Точно так же молодой человек убедит себя в том, что он принимает «порок» своего брата, потому что по-настоящему его любит, а молодая женщина - в том, что мужчина, которого любит она, обладает столь многими другими достоинствами, что она может и не обращать вни­мания на такое «пустячное» разногласие. В противоположном случае молодой человек может найти, что у его брата нет силы воли, и он сам, похоже, не хочет, чтобы ему помогли, а потому лучше держаться от него подальше; а молодая женщина, выступающая за свободу абортов, решит, что дело, за которое она борется, имеет слишком большое значение, чтобы она могла оставить его ради сомнительной любовной связи.

Во всех случаях диссонанс между установками человека и его поведением ослабевает, что позволяет ему снова чувствовать себя в «полной гармонии».

Когнитивное равновесие. Хайдер (Heider, 1958) предложил теорию, основанную на склонности человека отыскивать такие установки, ко­торые могли бы поддержать на высоком уровне гармоничные отно­шения и «равновесие» между ним и другими людьми, и, наоборот, избегать таких установок, которые могли бы привести к нарушению этой гармонии. Таким образом, гармоничность в системе убеждений человека будет тем выше, чем больше общих взглядов он разделяет с другим человеком, к которому он испытывает привязанность.

В тех случаях, когда аффективная связь нарушается из-за расхожде­ний во взглядах, мы стараемся преуменьшать или даже вообще отрицать

это расхождение, а иногда и убедить себя, что вопреки очевидным (Ьактам установки другого человека в основе своей согласуются с на­шими собственными.

Молодой человек, имеющий брата-гомосексуалиста, будет поддер­живать с ним такие же взаимоотношения, какие сложились прежде, систематически избегая, например, обсуждения с ним больного вопроса или же говоря себе, что его брат, должно быть, ужасно страдает от того, что с ним приключилось, и что он, безусловно, сделает все возможное, чтобы изменить свою ориентацию. А молодая женщина, возможно, сочтет, что дело, за которое она борется, для нее не столь важно, как любовь к партнеру, и скажет себе, что последний, безусловно, относился бы к ее борьбе благосклоннее, если бы не его религиозные убеждения.

Предубеждения

Одна из серьезных трудностей, возникающих при необходимости изменить свою установку, связана с тем, что многие из наших установок обусловлены нашими предубеждениями относительно тех или иных явлений или людей, рационально обсуждать которые нам слишком трудно.

Как уже отмечалось, предубеждение отличается от стереотипа. Если стереотип представляет собой обобщение, которого придерживаются члены одной группы относительно другой, то предубеждение предпо­лагает еще и суждение в терминах «хороший» или «плохой», которое мы выносим о других людях, даже не зная ни их самих, ни мотивов их поступков.

Формирование предубеждений чаще всего бывает связано с нашей потребностью определить свое положение по отношению к другим людям (особенно в плане превосходства) и в результате успокоиться насчет ценности собственной персоны. Именно предубеждениями объяс­няется отношение некоторых белых к неграм, жителей крупных горо­дов-к провинциалам, представителей доминирующей культуры-к представителям культуры меньшинства, молодых-к старикам, муж­чин-к женщинам и наоборот1. Следует заметить, что из всей инфор­мации об интересующей нас группе людей мы склонны принимать к сведению лишь ту, которая согласуется с нашими ожиданиями. Благодаря этому мы можем укрепляться в своих заблуждениях на основании лишь отдельных эпизодов, что так способствует формиро-ВДнию предубеждения. Например, если на 10 водителей, допускающих небрежное управление автомобилем, приходится хотя бы одна женщина, ТО это автоматически «подтверждает» предубеждение, что женщины не

Иногда предубеждения распространяются столь широко и укореняются оль прочно, что их жертвы часто сами начинают разделять и поддерживать их такой степени, что порой теряют реальное представление о своей собственной Ичности; поэтому очень трудно изменить установки как у носителей пред-УОеждений, так и у их жертв.

 

 

 

Рис. 11.15. Бытующие в повседневной жизни стереотипы включают негативные компоненты, составляющие основу многих предубеждений.

умеют водить. Точно так же достаточно лишь одному безработному однажды отказаться от предложенной работы, как сразу же усиливается распространенное мнение, что все безработные лентяи. Сказанное от­носится и к «неграм» в США или «арабам» во Франции, всякое правонарушение со стороны которых сразу же приписывается их расо­вой принадлежности, даже если относительное число преступлений в этих группах такое же, что и в группах национального большинства, живущих в сходных условиях.

Предубеждение позволяет людям направлять свою агрессивность на «группу-мишень». Например, во время кризисов ксенофобия и расизм позволяют усмотреть причину экономических трудностей в националь­ных меньшинствах, которые, таким образом, оказываются «козлами отпущения». Самый известный и наиболее драматичный из подобных случаев - судьба евреев; их преследование в нацистской Германии в 30-е годы, жертвами которого стали миллионы людей и которое доходило до настоящего массового истребления, велось с молчаливого одобрения фанатизированного немецкого большинства. В других случаях геноцид чаще всего «оправдывали» торможением прогресса из-за присутствия в стране строптивых «дикарей». Благодаря подобным предубеждениям были разорены или просто уничтожены все аборигенные культуры обеих Америк.

Как было показано, наиболее подвержены предубеждениям люди с авторитарным типом личности, сформированным средой и воспита­нием. Такая личность характеризуется известной склонностью к жесто­кости, с трудом налаживает контакты с другими людьми, склонна до крайности упрощать ситуации и обычно нерушимо верит в превосход­ство своей социальной группы и своей культуры. Подобные люди обнаруживают сильное стремление каталогизировать всех, кто отли­чается от них самих и не разделяет их образа мыслей.

Так создается понятие нормы, которое даже в науке очень часто определяют исходя из субъективных критериев. Практика «приклеива­ния ярлыков», характерная, например, для традиционной психиатрии.

тоже нередко основывается на предубеждениях; предубеждения мешают разглядеть за одинаковым ярлыком, приклеенным разным людям, всю сложность внутренней динамики индивидуума и те пути, которыми он пытается включиться в окружающий мир. Этот вопрос будет рас­смотрен в последней главе книги.

Документ 11.1. «Внутренняя галактика»

Лорен Эйз^1и-антрополог и писатель; он возглавляет отделение антропологии Пенсильванского университета. Приведем фрагмент одно­го из его рассказов, объединенных под общим заглавием «Неожиданная Вселенная» в книгу, в которой автор пытается отыскать «лик безгра­ничной любви в планетарном масштабе» (Eiseley L., L'univers inattendu, Paris, Editions EP/Denoel, p. 163-164).

«Много лет назад в одном небольшом городке в Калифорнии произошел любопытный случай. Сам по себе этот случай не представлял ничего особенного. Но сопровождавший его психологический эпизод был настолько необычным, что я решил о нем рассказать.

Я долгое время работал над книгой, которую мне не терпелось закончить. Дело было днем, я шел один, погруженный в свои мысли, и случайно попал ногой в маленькую подвернувшуюся по пути канавку. Я грохнулся с необычайной силой, и в моих ушах раздался при этом страшный треск. Открыв глаза, я обнаружил, что растянулся на дороге, уткнувшись лицом в землю и разбив свернувшийся набок нос. По лицу из раны на лбу текла кровь.

Усилием воли я заставил себя продолжать самообследование, осторожно проведя языком по внутренней поверхности рта и зубам. Тоненький ручеек крови под головой все расширялся. Вот так, среди бела дня, все это и случилось. Смущенный, мучимый болью, равнодушный к двигавшимся вокруг меня ногам и к тревожным возгласам, поднял я мокрую от крови руку и жалобно про­бормотал: «Нет, не покидайте меня. Я так сожалею о том, что всем вам причинил!».

Слова эти относились не к окружавшей меня толпе. Они были адресованы внутрь, к тому, из чего я был сделан. Я находился в здравом уме, в ясном и трезвом рассудке, и обращался я к своим клеткам, крови, фагоцитам-ко всему тому, что жило во мне своей собственной жизнью и что теперь, по моей небрежности, умирало подобно выброшенной на камни рыбе. Сознание мое охватила волна раскаяния и даже какого-то обожания, что-то вроде любви в космическом масштабе, ибо случившаяся катастрофа по-своему была столь же 01'ромна, как и кагастрофа, жертвой которой становится галактика, теряющая часть своих солнечных систем.

Ведь я был сделан из многих миллионов этих крошечных существ. Своим ^рудом и самопожертвованием исправляли они повреждение огромного сущест­ва над созданием которого бессознательно, но с любовью трудились долгие оды. А я за всю свою грешную жизнь впервые поглядел на них не через

кроскоп, как на какие-то чужеродные образования. Отзвук той силы, что Риводила их в движение, дошел до моего сознания из самых глубин моего Щества и охватил мой потрясенный мозг. Я и был ими-их галактикой, их Рением. Впервые в жизни я полюбил их сознательно - в то время, когда меня

Рис. 11.16. Лишь благодаря активности миллиардов живых организмов-наших клеток, неутомимо выполняющих свои функции, удается всей «машине» нашего тела сохранять равновесие, позволяющее ей работать на уровне ее собственной целостной организации.

пытались поднять протянутые руки помощи. Тогда мне казалось (и с тех пор я не могу освободиться от этого чувства), что в своей Вселенной я вызвал столько же смертей, сколько может повлечь за собой взрыв туманности в космосе.

Спустя несколько недель я снова пришел на место происшествия. То место, где я лежал, все еще слегка отличалось по цвету от остального тротуара. Я наклонился к пятну, испытывая смутное беспокойство. Они исчезли, полностью разрушились - все эти крошечные создания, но то целое, частью которого они были, продолжало существовать. Я покачал головой, осознав смысл тайны, заключавшейся в словах Данте о «любви, что движет солнцем и звездами».

Подобно Лорену Эйзли, мы можем лишь изумляться тому спек­таклю, который предстает перед нами при замедленном просмотре фильма, запечатлевшего деятельность белых кровяных телец, неутоми­мо поглощающих бактерий в крови, работу клеточных колоний в желуд­ке или фантастическое путешествие сперматозоидов, стремящихся отыс­кать яйцеклетку... Слишком часто мы забываем, что без организованной жизнедеятельности подобных систем, действующих автономно без нашего ведома, не было бы тех созданий, которыми мы так гор­димся,-нас самих; или, во всяком случае, эти создания мало на что годились бы.

 

Рис. 11.17. Степень солидарности между людьми, по-видимому, находится в об­ратном отношении с числом людей в данном месте.

Документ 11.2. Чем многолюднее, тем безответственнее

По-видимому, чем больше людей сосредоточено в данном месте, тем слабее у них развиты чувства ответственности и сотрудничества.

Бикмэн и его сотрудники (Bickman et al., 1973) изучили этот вопрос в студенческих городках двух американских колледжей. В одном городке здания были двух типов: 22-этажные башни, вмещавшие по 500 человек, и небольшие 4-5-этажные строения на 165 студентов. Студенческий городок второго колледжа состоял из 2-4-этажных общежитии, вме­щавших в среднем по 58 студентов.

Исследователи хотели определить уровень взаимопомощи в жили­щах разного типа. Они воспользовались для этого остроумной методи­кой, разбросав по людным местам общежитии запечатанные конверты с обычным благодарственным письмом, на которых была марка и адрес получателя, но не было имени отправителя. Нужно было определить, какая доля «утерянных» конвертов будет отправлена по почте нашед­шими их студентами разных общежитии.

Можно было бы ожидать, что чем больше людей будет проходить мимо письма, тем выше вероятность, что его заметят и опустят в почтовый ящик. На самом деле все оказалось наоборот. Ученые обнаружили, что только 63% писем, оставленных в общежитиях с вы­сокой плотностью проживания, было отправлено по почте; в общежи-тиях со средней плотностью доля таких писем составляла 87%, а в об-Щежитиях с низкой плотностью-100%. Такой же опыт, проведенный в Другом университете, дал очень сходные результат^.!.

Для того чтобы выяснить, чем обусловлено такое положение дел, ^УДентам, проживавшим в общежитиях разного типа, рассылались ""росники. Полученные ответы подтвердили, что у тех, кто жил в ус-J овиях «высокой плотности населения», чувство ответственности в коллективе гораздо слабее. Это, в частности, могло объясняться более сильным чувством одиночества и «анонимности», которое испытывало большинство из них. Что же говорить тогда о самих учебных заве­дениях, где иногда между двумя дворами циркулируют тысячи учащих­ся, переходя из одного переполненного класса в другой? Быть может наблюдаемые сдвиги в поведении молодежи отчасти связаны именно с такими условиями существования...

Документ 11.3. Шум и успеваемость в школе

Как уже говорилось (см. гл. 5, а также приложение А), ретикулярная формация выполняет функцию непрерывного блокирования входных сигналов, не требующих активации головного мозга. Речь идет о меха­низме привыкания (габитуации), кратковременные эффекты которого позволяют избежать информационной перегрузки мозговой коры. Меж­ду тем было показано, что длительное воздействие некоторых стимулов (например, шума) оказывает долговременное отрицательное влияние на успеваемость подвергающихся им детей в школе.

В связи с этим Коэн, Гласе и Сингер (Cohen, Glass, Singer, 1973)

Рис. 11.18. В одном из этих здании в центре Нью-Йорка Коэн, Гласе и Сингер изучали зависимость между уровнем шума и школьной успеваемостью детей. живущих на разных этажах.

гтовели исследование в своего рода естественной лаборатории, пред­ставлявшей собой 32-этажное здание, расположенное у самого начала скоростной автомагистрали в центре Нью-Йорка. Ученые тщательно измерили уровень шума на разных этажах здания, обнаружив, что на 8-м этаже он был в 10 раз больше, чем на 32-м. Затем дети, жившие в этом доме не менее 4 лет, подвергались тесту на слуховую дискриминацию, в котором требовалось различать сходные по звучанию слова (напри­мер, пар/бар, кол/гол, ложка/лодка и т. п.). Оказалось, что чем ниже жили дети, тем хуже были их результаты в тесте. А ведь известно, насколько тесно слуховая дискриминация связана с умением читать. Результаты теста на чтение убедительно показали, что чем выше был уровень шума, которому подвергались дети, тем ниже были их пока­затели.

Документ 11.4. Доминирование, власть и лидерство

В сообществах большинства животных устанавливается иерархия, вершину которой занимают одна или несколько особей. У приматов, однако, социальная структура зависит от того, ведут ли обезьяны древесный или наземный образ жизни.

У древесных обезьян (например, у наших «двоюродных братьев»-шимпанзе и горилл) социальная структура носит поразительно эгали­тарный характер, а наземным видам (например, африканским павианам и азиатским макакам), постоянно сталкивающимся на открытой местности с опасностями, свойственна социальная организация, во главе которой стоит один в высшей степени доминантный самец вместе с несколькими взрослыми самцами, чей социальный ранг чуть ниже'.

Что в связи с этим можно сказать о человеке, который генетически так близок к крупным высшим обезьянам, но предки которого вели в саваннах жизнь, весьма напоминающую жизнь наземных обезьян? Сохранились ли еще следы того далекого прошлого в его образе жизни в обществе? Одержала ли верх его культура над его животной при­родой?.

Чтобы яснее представить себе картину, вначале нужно определить характеристики доминантной личности тех людей, которые пользуются реальной властью.

У павианов доминирующий самец устанавливает монополию на несколь-чх самок, в то время как прочие взрослые самцы имеют лишь по одной самке. Во эремя перемещения стада в поисках пищи впереди идут молодые взрослые самцы, d оолее сильные самцы находятся в середине, обеспечивая помощь матерям Детенышам и защищая их. Внешней угрозе противостоят только взрослые ^•Щы, располагаясь полукругом, а более молодые самцы и самки-матери УРбгают.

Доминантное поведение

У приматов с иерархической организацией сообщества доминиро­вание тесно связано с размерами тела и превосходством в силе над другими членами группы. Коль скоро животное добилось доминиро­вания, оно будет стремиться сохранить его, демонстрируя свое пре­восходство заносчивым и самоуверенным видом и важной походкой. Такое поведение появляется всякий раз, как только подчиненные живот­ные начинают нервничать и волноваться. Только доминирующая особь может целиком посвятить себя своим занятиям; остальные животные значительную часть времени проводят, наблюдая за вожаком, а когда тот перемещается, они спешат изменить и свое местоположение.

Такой портрет вожака не так уж сильно отличается от того, как люди обычно представляют себе сильную личность, будь то мужчина или женщина '. У людей, однако, высокий рост и физическая сила далеко не всегда обеспечивают путь наверх в социальной иерархии, хотя иногда и помогают навязать свою волю другим. У людей бесспорное значение имеет взгляд: спокойный взгляд говорит о самообладании; упорный взгляд означает решительность; взгляд пронизывающий и остановив­шийся на человеке, пытающемся выделиться, может означать оценку или предупреждение, что лучше оставаться на своем месте.

Прямая посадка слегка откинутой назад головы, поднятый подбо­родок и опущенные уголки губ, выражающие презрение или погружен­ность в свои мысли, обыкновенно воспринимаются как притязание на доминирование.

Жесты и телодвижения свидетельствуют о степени внутренней на­пряженности. Несколько скованная или негнущаяся походка и поры-

 

Рис. 11.19. Социальная организация некоторых приматов (например, павиа­нов) може! дать человеку полезную информацию о механизмах социально­го поведения его собственного вида.

 

' Достаточно восстановить в памяти образ и установки таких людей, как .V Голль, Индира Ганди, Муссолини, Маргарет Тэтчер, Сталин или Пиночет.

вистые или излишние жесты чаще всего связываются с подчиненностью. тогда как расслабленность тела со свободно висящими руками и сво­бодные движения бедер, придающие походке упругость, расцениваются как признаки доминирования '.

Как правило, именно доминирующая личность берет в свои руки инициативу в ситуациях, в которых участвуют и другие люди. Часто она чувствует, что вынуждена взять на себя ответственность в полной уверенности, что если не вмешаться, то ничего не получится. Сильная личность задает тон и в собраниях, приспосабливаясь к общему сию­минутному настроению, что позволяет ей играть ту роль, которая ей подобает. Такая личность редко руководствуется заранее спланирован­ным сценарием: она любит импровизировать. Она может позволить себе поздравлять друшх, ободрять их или хвалить в полной уверенности, что ее комплименты будут оценены. Наконец, она умеет проявлять внима­ние к слабым.

Хотя, бесспорно, подобные качества (если они не наиграны) дсйсгви-тельно присущи многим людям, пользующимся властью, само по себе их наличия еще не достаточно для того, чтобы их обладатель мог автоматически получить власть. Необходимо также, чтобы у него был вкус и склонность к власти, и особенно чтобы достижению власти помогали обстоятельства. Можно даже предполагать, что в челове­ческом обществе приход человека к власти в большей степени зависит от внешних факторов, чем от качеств личности. В самом деле, можно привести немало примеров вожаков разных групп, которым ни отры­вистая жестикуляция, ни низкий рост, ни даже ничем не примечательное поведение не мешали возноситься и удерживаться на вершине иерархии. Многие исследователи пытались выяснить, какие качества свойственны людям, обладающим одновременно и властолюбием, и способностью управлять другими людьми (Christie, 1970; Stagdill, 1974; Kaplowitz, 1976).

Власть и законность

Чаще всего жажда власти сопровождается сильным желанием брать на себя ответственность и выполнять какие-либо задачи. Человеку, стремящемуся к власш, в значительной мере присущи такие качества, как равнодушие в межличностных отношениях, вкус к тор1у и большое Удовлетворение от возможности манипулировать другими людьми (Christie, Gies, 1970). Претендующий на командование другими людьми умеет сопротивляться социальному давлению; кроме того, он проявляет известную смелость и оригинальность в решении проблем, а также Рвение и настойчивое ь в преследовании целей (Stagdill, 1974).

Эта манера особенно подчеркивалась в «вестернах», в которых полная Суверенности походка вразвалку у «положи юльных» или «резко отрица-- ьных» героев (даже итущих на верную смсргь) неизменно поражает вообра­жение толпы

Эта способность влиять на других людей проявляется однако, лищь в том случае, если члены группы или общества готовы допустить, что кто-то из них получит власть и будет удерживать ее в своих руках. Такая способность вырабатывается в результате длительного процесса со­циализации, который, подвергая ребенка, подростка, а затем и молодого взрослого человека влиянию семьи, школы, религии и трудового кол­лектива, узакониваег право некоторых людей управлять другими во имя общего блага.

Однако в масштабе общества и нации власть, основана ли она на законе или на силе, будет оправдана лишь с точки зрения сохранения системы, защищающей интересы определенной части населения, которая считает себя элитой, призванной стоять на страже всеобщего благо­состояния. Поэтому маловероятно, чтобы в таких условиях коридоры власти легко смогли занять представители других слоев населения1. Чаще всего их занимает политический класс, сформированный данной системой и более или менее сознательно стремящийся удержаться у власти как можно дольше.

Чтобы понять, на чем основано лидерство, полезно рассмотреть, каким образом оно устанавливается и функционирует в ограниченных группах, все члены которых преследуют общие цели, но одни оказывают влияние на других, а другие готовы находиться под этим влиянием.

Социопсихологи выделили ряд факторов, от которых зависит то, что у одного человека больше шансов быть выбранным в лидеры группы и оказаться при этом эффективным лидером, чем у другого. Группа ждет от своего вожака, что он сумеет скоординировать ее активность, обеспечит безопасность ее членов и даст им веру в будущее. Поэтому можно думать, что лидером группы в большинстве случаев окажется человек, обладающий качествами, нужными для данной должности, умеющий управлять другими и прежде всего способный удовлетворять потребности группы. Отметим также, что всегда, по-видимому, легче направлять группу в русло четко определенной активности, когда лидерство покоится на законной основе, а цели ясно обозначены.

Различают два типа лидеров. Первый-это тип функционального, компетентного лидера, сосредоточенного на поставленной задаче; именно такой лидер неустанно борется за достижение группой поставленных целей. Второй-тип аффективного, всеми любимого лидера, сконцент­рированного на взаимоотношениях между членами группы. Как пока­зали исследования, «функциональный» лидер все1да легче добивается лидирующего положения в очень благоприятных или очень неблаго­приятных ситуациях, в то время как «аффективный» лидер легче до­стигает этого в промежуточных случаях. Кроме того, было установлено,

' Достаточно вспомнить, какое незначительное место занимают в полити­ческом руководстве демократических государств женщины, рабочие, негры (в США), иммигранты и т. д.

что, если в группе примерно равное соотношение полов, функциональ­ным лидером чаще всего становится мужчина, а аффективным - жен­щина '.

Документ 11.5. Приказы и жизнь других людей

В экспериментах Милгрэма. изучавшего повиновение авторитету (см. документ 2.14), более 65% «порядочных граждан», служивших испы­туемыми, оказались способными наносить мнимые электрические удары такой силы, что, будь они подлинными, они могли бы привести к смерти тех людей, которых эти испытуемые должны были «воспитывать».

В адрес Милгрэма был высказан ряд критических замечаний. Прежде всего ему возражали, что обыватель, привыкший подчинягься власти авторитета, естественно, будет также легко повиноваться и приказам ученого, который должен знать, что делает. Однако, когда затем в опыте в качестве испытуемых были использованы студенты Йельского уни­верситета, предположительно настроенные более критично и потому менее склонные поддаваться «манипуляциям», процент «покорных» испытуемых оказался тем же самым. Такую же степень покорности обнаружили и женщины, от которых можно было ожидать меньшей агрессивности.

Чтобы выяснить, в какой степени испытуемые принимали во вни­мание и другие - помимо престижа экспериментатора - факторы, опыт повторили в деловом учреждении одного из городов штата Коннекти­кут. На этот раз исследование проводил экспериментатор, который ничем не мог бы внушить к себе особого уважения. Было выявлено 48% «покорных» испытуемых, что хотя и меньше цифры, полученной ранее, но очень близко к ней.

Опыт был повторен на Среднем Востоке учеными из Форданского университета, изучавшими испытуемых-детей от 6 до 16 лет и студентов. Оказалось, что независимо от культурных особенностей испытуемых доля «покорных» людей составляет здесь, как и в Йеле, 65%. Таким образом, следует признать: видимо, из каждых троих почти двое, непосредственно столкнувшись с авторитетом, готовы слепо ему по­виноваться.

Что, однако, происходит в том случае, если приказ передается испытуемому не прямо, а с помощью, например, переговорного устрой­ства или же опыт происходит в отсутствие экспериментатора? Оказы­вается, в таких условиях доля «покорных» испытуемых падает и со­ставляет чуть больше 20%. Таким образом, можно думать, что условия

Это, по-видимому, подтверждают и наблюдения над террористическими РУппами в западных странах. Идеологическую и объединяющую функцию идерд в дц^ обычно выполняют женщины, в то время как задача организации действии чаще всего лежит на мужчинах, которые благодаря этому получают возможность реализовать свою склонность к насилию.

Рис 11 20 В учреждениях с жесткими принципами управления подчинение авторитету сильно подавляет свободу воли в ситуациях, когда речь идет о жизни и смерти других людей

 

подчинения изменяются, когда человек получает возможность проявить собственную волю.

Как в этом плане обстоит дело с людьми, работающими в учрежде­ниях с жесткими принципами управления и вынужденными подчиняться почти абсолютной власти меньшинства «экспертов»? Исследователи (Hoffing et al., 1966)' попытались ответить на этот вопрос, изучив поведение медицинских сестер, каждая из которых работала в одном из 22 отделений двух больниц-одной частной и одной государственной. Дежурной сестре звонил по телефону врач, имя которого она знала, но с которым никогда прежде не имела личного контакта. Врач говорил сестре: «Звонит доктор Дюбуа из психиатрического отделения. Сегодня утром я должен обследовать одного из ваших пациентов, господина Дюфура. Мне бы хотелось, чтобы он принял лекарства, которые к моему приходу должны начать действовать. Не могли бы вы проверить, есть ли в шкафу «Астротен»? (Врач произносит по буквам (а, эс, тэ, эр...). Сестра направлялась к шкафу и действительно находила там коробку, на которой было написано:

Астроген

Капсулы по 5 мг

Обычная лоза. 5 мг

Максимальная cyiочная доза' 10 мг

После того как сестра подтверждала наличие лекарства, врач про­должал. «Хорошо, мне бы хотелось, чтобы вы дали господину ДюфурУ 20 мг «Астро1ена» Я приду минут через 10 и тогда письменно оформлю распоряжение.»

Распоряжение доктора Дюбуа нарушало многие служебные правила.

' Цит. по Hilgard Е. R., Atkinson R L„ Atkinson R.C., Introduction to Psycho­logy (7th ed.), New York, Harcourt - Brace Jovanovitch, 1979.

некоторые из них-грубо. Прежде всего оно исходило от лица, с кото-оым медицинская сестра лично не была знакома. Кроме того, лекарство не входило в список разрешенных препаратов, а главное-назначенная врачом доза значительно превосходила допустимую Между тем из 22 медицинских сестер, которым по телефону было передано такое распоряжение, 21 подчинилась ему, даже не выказав какого-либо сомне­ния (большинство из них, однако, были уверены, что врач придет вовремя). Опыт прекращался в тот момент, когда сестра доставала из коробки четыре капсулы препарата, а штатный психиатр сообщал ей о сути эксперимента, в котором она, сама о том не ведая, только что участвовала. Во время последующего разговора многие из сестер приз­навались, что выполняли подобные распоряжения и в прошлом, боясь своим отказом рассердить врача.

Милгрэм показал, что если испытуемые знают, что они исполняют всего лишь роль посредников и, следовательно, никакой прямой от­ветственности за свои действия не несут, то доля «покорных» возрастает до 90%. Какой из этого можно сделать вывод? Следует ли отчаиваться перед лицом фактов, говорящих о том, что подчинение авторитету прямо коренится в природе человека? Безусловно, нет. Как показали недавние исследования, если испытуемые находятся в присутствии дру­гих людей, отказывающихся повиноваться, то 90% из них в свою очередь тоже не выполняют распоряжений.

Таким образом, обнадеживают и будут обнадеживать люди и группы людей, неустанная деятельность которых по разоблачению правонару­шений и несправедливости служит своего рода противовесом апатии и покорности, свойственной большинству. Сказанное относится и к раз­личным движениям солидарности в мире и таким организациям, как, например, «Международная амнистия», которые олицетворяют собой совесть современного общества, напоминая всем и каждому, что своим молчанием они причастны к страданиям и гибели тысяч своих собрать­ев.

Документ 11.6. Конформизм и

преобразование действительности

Эш (Asch, 1951) в своем классическом исследовании впервые показал, каким образом социальное давление порождает конформизм. Он по­местил в одну комнату восемь испытуемых, которым предлагалось участвовать в опыте по зрительному восприятию. Испытуемые должны

ыли сравнить отрезок, изображенный на одном куске картона, с тремя °трезками, изображенными на другом листе, и определить, какой из них Равен первому по длине (рис. 11.21). Испытуемые по очереди сообщали номер отрезка, который, по их мнению, имеет ту же длину, что и одиночный отрезок.

«Неосведомленным» был лишь один, седьмой по очереди, испы-

Уемыи; семь остальных членов группы находились в сговоре с экспе­риментатором и давали то правильные, то неправильные ответы. Ко-

Рис 11 21 А В опыте Эша испытуемым предлагалось сравнить длину одиночно­го отрезка с длиной трех других отрезков Б «Неосведомленный» испытуемый № 7 переживал настоящий внутренний конфликт, так как его восприятие не соответствовало единодушному суждению остальных участников опыта, которые находились в сговоре с экспериментатором В такой ситуации каждый третий испытуемый предпочитал присоединяться к мнению других

нечной целью эксперимента, таким образом, было выяснить, как будет вести себя испытуемый, не осведомленный о сути эксперимента, когда шесть человек до него и один после него единодушно удостоверят факт, противоречащий его собственному восприятию действительности.

Эш установил, что в описанных условиях 77% испытуемых по меньшей мере однажды соглашались с утверждениями других и что из каждых трех испытуемых один систематически давал ответ, совпадаю­щий с ответами остальных членов группы, даже если ответ этот шел вразрез с его собственным восприятием

Более поздние исследования (Wilder, 1977) показали, что давление конформности увеличивается с численностью группы. Если в опыте помимо «неосведомленного» испытуемого участвует только один чело­век, ответы первого не будут «конформными», но с увеличением чис­ленности группы вероятность конформности возрастает, достигая мак­симума в присутствии 5-8 человек

Оказалось, однако, что столь выраженное давление конформности проявляется главным образом в тех случаях, когда у испытуемого нет никакой социальной поддержки Достаточно ввести в группу одного единственного человека, ознакомленного с сутью опыта и система­тически разделяющего мнение испытуемого, как тот сразу же приоб­ретает уверенность и начинает высказывать собственную точку зрения

Согласно данным Костанцо (Costanzo, 1970), сильнее всего давление конформности сказывается, видимо, в небольших группах подростков. В возрасте 12-13 лет этому давлению подвержен каждый второй человек, а затем его влияние медленно ослабевает, распространяясь в возрасте 19-20 лет только на каждого третьего, и остается на этом уровне у взрослых людей

Учитывая эти данные, полученные в «безобидных» лабораторных условиях, уместно обеспокоиться и задуматься над тем, как ведут себя люди в масштабах целой страны

Документ 11.7. Влияние меньшинств и социальные сдвиги

Давление конформности поддерживает равновесие социальной си­стемы и сплоченность группы путем «нормализации» установок ее отдельных членов. Как замечает Пешеле (Paicheler, 1979), речь идет о фундаменте демократического идеала, соответствующего социальному порядку, основанному на единообразии Понятно, что власть постоянно стремится сохранить существующее равновесие и упрочить его основы она видоизменяет или реформирует систему до известных пределов, но никогда не преобразует ее радикально. Социальные сдвиги, сопро­вождающиеся иногда глубокой трансформацией умонастроений и уста­новок, может обеспечить только оппозиция к существующей власти

70-е годы были ознаменованы появлением многочисленных групп меньшинств-пацифистов, гомосексуалистов, фенимисток и т.д , призна­вавших свои отличия, но протестовавших против того, чтоб их считали «девиантными».

Влияние активных меньшинств и факторы, способствующие его проявлению, впервые были тщательно изучены в эксперименте по восприятию цветов, получившем название «сине-зеленого» эксперимента (Moscovici, Lage, Naffrechoux, 1969). Испытуемому в присутствии еще пяти человек предлагали вслух определять цвет и интенсивность окраски проецируемых на экран диапозитивов. Во время предварительного теста, проводившегося коллективно, испытуемый убеждался, что все члены группы воспринимают цвета нормально, как и он сам. Испытуе­мый, однако, не знал, что все 36 диапозитивов, которые должны проецироваться на экран, окрашены в синий цвет и что двое из членов труппы—«подставные лица», которые в течение всего опыта должны называть этот цвет зеленым

Ничто не заставляло каждого из четырех «неосведомленных» испы­туемых давать ответ, противоречивший его собственному восприятию, поскольку так или иначе большинство группы чаще всего реагировало на цвет так же, как и он сам, кроме того, он знал, что речь не шла 0 Достижении в группе консенсуса. Тем не менее, как подсчитали

исследователи, 8,42% всех ответов «зеленый» были даны «неосведомлен­ными» испытуемыми (32% таких испытуемых называли диапозитивы зелеными по меньшей мере четыре раза).

Более того, во время теста, проведенного после опыта, в котором оценивался порог различения зеленого цвета в непрерывном спектре, исследовали установили, что испытуемые воспринимали предъявляв­шийся им цвет как зеленый чаще, чем люди, не контактировавшие с «подставными лицами»; и, главное, они идентифицировали зеленый цвет тем чаще, чем сильнее сопротивлялись влиянию меньшинства во время самого эксперимента.

Таким образом, нет сомнений в том, что меньшинство, состоявшее во всех экспериментальных группах из двух «подставных лиц», ока­зывало влияние на представителей большинства не только в плане их внешнего поведения, но и на уровне внутренних убеждений, которые, как считалось прежде, поддаются лишь влиянию большинства.

А это, по мнению Московичи (Moscovici, 1984), указывает на то, что меньшинство способно изменять восприятие и суждения людей, причем изменение это может в группе не проявляться, а сами люди могут его не осознавать.

Таким образом, если в общественном плане более эффективным оказывается давление большинства, то, по-видимому, дело обстоит иначе в плане личном, где сплоченное и открыто демонстрирующее свою независимость от авторитета меньшинство способно подчинить своему влиянию большинство.

Источники: Moscovici S., Influence et changement d'attitudes, dans S. Moscovici. Psychologie sociale, Paris, PUF, 1984; Paicheler G., Psychologie des influences sociales, Paris, Dclacheux et Niestle, 1979.

Документ 11.8. Безмолвные свидетели

и снисходительные жертвы

Похоже, что все больше и больше людей предпочитают держаться в стороне от тех инцидентов, свидетелями которых они оказались, из-за боязни быть втянутыми в историю.

1964 год. 3 часа утра. Китти Дженовезе, молодая жительница Нью-Йорка, возвращается с ночной работы домой, когда у самого дома ее жестоко атакует мужчина, вооруженный ножом. Будучи ранена, она с криком отбивается, пытается убежать, но ее снова ловят. Она кричит, зовет на помощь и в течение почти получаса продолжает борьбу, прежде чем уступить натиску агрессора. Десятки свидетелей (38 человек) в это время стояли у своих окон, йо ни один из них не пришел девушке на помощь и даже не подумал позвонить в полицию.

В 1985 году в маленьком тупике, расположенном совсем близко от большого парижского бульвара, среди бела дня трое мужчин напали на молодую женщину и изнасиловали ее на виду у десятков прохожих. молча продолжавших идти своей дорогой...

Подобные случаи то и дело происходят на улицах или в метро

крупных городов, а свидетели никогда или почти никогда даже не пытаются вмешаться. Уместно спросить, не превращаются ли наши современные города в укрепленные лагеря, где каждый живет только для самого себя и никто не встает на защиту своего ближнего?

Но если уж мы столь мало склонны защищать права других, то быть может, больше уважения мы проявляем к собственным правам? Ежедневно мы подвергаемся мелким обидам, ущемлению нашего человеческого достоинства и, как правило, не реагируем на это. Даже если наша безопасность не подвергается угрозе, мы часто предпочитаем пассивную позицию, говоря себе, что в конце концов все это пустяки.

Мориарти решил узнать, насколько распространена среди людей подобная снисходительность к нарушению основных прав личности. Для этого он провел ряд экспериментов в своей лаборатории в Нью-Йорк-ском университете, а также в некоторых общественных местах.

Первый опыт состоял в том, что двум испытуемым, находившимся в одной комнате, предлагалось выполнить тест, чего за отведенные им 20 минут сделать было невозможно. Один из студентов был «под­ставным лицом» и получал инструкцию с максимальной громкостью проигрывать на своем портативном магнитофоне рок-музыку и умень­шать громкость только после третьей просьбы «неосведомленного» испытуемого. Из 20 испытуемых только один сразу же потребовал от другого выключить музыку в столь категоричной форме, что тот немедленно повиновался. Трое других, потребовавших тишины один раз, не возобновляли свою просьбу после того, как «поклонник рока» отвечал им, что выключит музыку, как только кончится песня (это обещание он не выполнял). Ни один из остальных 80% испытуемых не произносил ни слова; хотя некоторые из них выказывали определенные признаки недовольства, они продолжали терпеть беспокойство, не буду­чи в состоянии сосредоточиться на задании.

Когда испытуемых спрашивали, почему, по их мнению, они так плохо выполнили тест, лишь немногие из них ссылались на музыку, а если и делали это, то оговаривались, что совсем не уверены, что именно она была помехой. Лишь после настоятельных просьб иссле­дователя рассказать об истинных переживаниях студенты признавались в том, что не могли сосредоточиться из-за музыки и даже злились на любителя рока; им хотелось вмешаться, но они так и не решились на это, успокаивая себя, что тест не настолько важен, чтобы предпринимать такой демарш. Однако, как показали дальнейшие исследования, при выполнении более «важных» тестов число терпеливых жертв не умень­шалось.

Мориарти и его сотрудники провели другой эксперимент, в котором подставные участники громко разговаривали в библиотеке колледжа или в кинозале, тем самым явно мешая своим ближайшим соседям. Лишь немногим более четверти последних реагировало на это, пере­саживаясь на другое место. Остальные терпели...

В Другом исследовании экспериментаторы создавали прямое столк­новение жертвы со «злоумышленником». Последний выжидал момент.

когда какой-то человек собирался выходить из телефонной будки, и спрашивал его, не видел ли тот кольцо, которое он, кажется, забыл на коробке автомата. Получив, понятно, отрицательный ответ, «агрессор» продолжал настаивать: «А вы уверены? Некоторые берут чужие вещи сами того не замечая. Если вам не трудно, не могли бы вы вытряхнуть свои карманы?» В ответ на такую агрессию разозлился только один человек, трое других вежливо отказались, а остальные 80% вывернули карманы...

По мнению Мориарти, подобная пассивность-признак серьезной социальной проблемы. Она показывает, что из-за стрессов современной жизни и порождаемого ими чувства одиночества и безликости люди, похоже, пришли к мысли, что немногое в этой жизни заслуживает защиты, в особенности от незнакомых людей. И Мориарти заключает:

«Законы, которые не выполняются, перестают быть законами, а права, которые никто не защищает, очень быстро могут отмереть».

Источник: Moriarty Т., A nation of willing victims. Psychology today, avril 1975 p. 43-50.

Документ 11.9. Межличностное влечение зависит и от обоняния

Устанавливая контакт с другими людьми, мы пользуемся не только зрением или слухом; по-видимому, определенную роль в том влечении или отвращении, которое мы испытываем к другим людям, играет и обоняние.

Этологи уже показали, что многие животные используют для комму­никации с представителями своего вида секреты некоторых желез, маркируя ими границы своей территории или привлекая партнера для спаривания. Эти секреты получили поэтому название «социальных гормонов» или феромонов.

О роли обоняния в жизни человека известно пока очень немногое;

однако такие выражения, как, например, «нос забит» (парадоксальным образом означающее, что человек ничего носом не чувствует), наводят на мысль, что этот орган чувств, безусловно, имеет более важное значение, чем мы обычно думаем.

Известно, что у женщин обоняние бывает особенно острым в период между наступлением половой зрелости и менопаузой, а до и после этого периода оно такое же, как у мужчин. По-видимому, острота обоняния у женщин колеблется и на протяжении менструального цикла, достигая максимума в момент овуляции. Чувствительность к запахам изменяется у них даже в течение суток; утром она выше, чем вечером.

Какую роль может играть обоняние в жизни человека?

Прежде всего каждый из нас, видимо, обладает своим индивидуаль­ным запахом, который позволяет другим людям более или менее бессознательно идентифицировать нас «носом». Этот запах может быть

различным в зависимости от цвета кожи или цвета волос, а также от пола: мужчины и женщины издают разный запах вследствие того, что вырабатывают разные секреты. Особенно важную роль в возникновении между людьми влечения играют три группы веществ: секреты, выра­батываемые женскими половыми органами, вещества, содержащиеся в моче мужчин, и компоненты пота.

Английские ученые обнаружили у самок макака-резуса после вве­дения им эстрогенов пахучие секреты влагалища, вызывающие сильное половое возбуждение самцов. Оказалось, что эти вещества, которые авторы назвали «копулинами», представляют собой жирные кислоты и присутствуют также во влагалищных секретах женщин.

Моча взрослых мужчин содержит высокую концентрацию мускусно­го вещества, называемого экзальтолидом, чувствительность к которому у женщин намного выше, чем у мужчин или детей (Le Magnen, 1957).

Пот секретируется главным образом в подмышечных впадинах, где удерживается подмышечными волосами. Свежий пот имеет легкий запах, который, к сожалению, довольна быстро портится в результате ферментации, которой способствует ношение одежды.

Как сообщает этнолог Эйбл-Эйбесфельдт, представители некоторых племен Новой Гвинеи выражают свое дружеское расположение к ухо­дящему, проводя у него рукой под мышкой, нюхая руку и затем втирая его запах в свою кожу. На Филиппинах любовники, которым предстоит долгая разлука, традиционно обмениваются ношенной одеждой, чтобы как можно дольше чувствовать запах любимого человека.

Крафф-Эбинг (Kraff-Ebing, 1840-1906), немецкий психиатр, просла­вившийся своей знаменитой книгой "Psychopathia sexualis", сообщает о признании одного молодого крестьянина, который приписывал свои многочисленные победы над женщинами тому, что во время танца он сначала «проводил носовым платком у себя под мышками, а потом вытирал им лицо партнерши».

Был проведен ряд экспериментов с альфа-андростенолом - феромо-ном, выделенным из мужского пота. Как показал Дёрден-Смит (Dur-den-Smith, 1980), присутствие этого вещества в воздухе приводило к тому, что испытуемые начинали находить изображенных на фото­графиях мужчин и женщин более привлекательными и дольше, чем обычно, задерживались в телефонных будках с таким воздухом. Кроме того, женщины в зале ожидания или в театре чаще садились на те места, которые были пропитаны этим запахом2.

Принятые в нашем обществе представления о гигиене породили Целый ряд обычаев - от регулярного приема ванны или душа до употреб­ления всевозможных дезодорантов,-которые снизили до минимума

' В романе А. Хейли «Корни» африканский вождь учит своего сына издалека '•знавать белых по издаваемому ими запаху «мокрой курицы».

2 Цит. по Rathus, „Psychologie generale", Montreal, Ed..HRW, 1985, p. 124.

роль естественных запахов в нашей жизни. Переоценка сексуальных ценностей, быть может, вернет этим «телесным флюидам» утраченные ими права.

Источник: Elliot M.-F., Les odeurs de 1'amour, Psychologie, Mars 1977, n° 86, p. 31-34.

Документ 11.10. Похвала и критика

Все мы - и мужчины и женщины - нуждаемся в похвалах тому, что мы сделали и что, на наш взгляд, стоило нам труда. А вот как мы принимаем критику? Как мы ведем себя по отношению к тем, кто «ради нашего же блага» обращает больше внимания на наши промахи? Предпочитаем ли мы таких людей тем, кто льстит нашему «Я»?

Аронсон и Линдер (Aronson, Linder, 1965) попытались ответить на этот вопрос, поставив следующий опыт. На протяжении семи экспери­ментальных сеансов «подставные» участники опыта высказывали похвальные или, наоборот, критические замечания по поводу выполне­ния заданий испытуемыми. В зависимости от инструкций, полученных «подставными лицами», создавались ситуации четырех типов. От одних людей испытуемые получали на протяжении всех семи сеансов только похвалу; от других - только критику; от третьих - на протяжении первых трех с половиной сеансов только критику, а в течение остального времени только одобрение; от четвертых-наоборот, одобрение в первых трех с половиной сеансах и систематическую критику в трех с половиной последующих.

Затем испытуемых попросили, не упоминая о сделанных в их адрес замечаниях, выразить свое отношение к различным участникам экспе­римента, оценивавшим их деятельность.

Результаты изумили экспериментаторов. Прежде всего оказалось, что те «подставные лица», которые высказывали только критику, «нра­вились» испытуемым очень мало, но те, кто после одних только похвал принимался их критиковать, нравились еще меньше. Люди, все время выражавшие только одобрение, очень нравились испытуемым, но са­мого большого уважения удостоились те, кто сначала критиковал испытуемых, а потом стал хвалить их (рис. 11.22).

Как объяснить эти результаты? Возможно, что отрицательные от­зывы вызывают у человека напряжение, а следующие за ними похвалы доставляют облегчение и потому особенно высоко оцениваются. А мо­жет быть, мы просто склонны придавать большее значение суждениям человека, умеющего критиковать, но, главное, способного также оценить по достоинству наши качества.

Таким образом, можно, по-видимому, прослыть умным и проница­тельным человеком, если «сначала швырнуть в другого горшок, а уж потом бросить ему цветок». Поступая наоборот, можно прослыть человеком, который не знает, чего он хочет и что говорит. Чтобы завоевать расположение других, нужно так мало...

Похвала, затем критика

Постоянная похвала

Рис. 11.22. Как показали Аронсон и Линдер, мы склонны особенно уважать тех людей, которые, покритиковав нас. способны затем оценить наши достоинства. Мы мало уважаем тех, с чьей стороны в наш адрес раздается только критика, но еще меньше тех, кто, похвалив нас, переходит вдруг на систематическую критику.

Документ 11.11. Парадоксальная коммуникация,

двойное принуждение и шизофрения

Парадоксальная коммуникация, лежащая в основе двойного при­нуждения, чаще всего принимает форму приказа, который «нужно выполнить, но выполнение которого состоит в гом, чтобы проявить неповиновение». Таким образом, парадоксальная коммуникация ставит участвующего в ней человека в «невыносимое положение».

По мнению Уотслэвика, парадоксальные приказания встречаются в повседневной жизни чаще, чем обычно думают; поэтому их осознание весьма важно для «психического здоровья партнеров, идет ли речь об отдельных людях, семьях, обществах или нациях». Вот несколько примеров, взятых из разных работ этого автора.

Первый пример-рецепт парадоксальной материнской коммуника­ции, который предлагает Гринсберг. Подарите своему сыну две спор­тивные рубашки. Как только он в первый раз наденет одну из них. печально на него посмотрите и произнесите проникновенным голосом:

«А другая,-она тебе не нравится?»

Другой пример показывает, что двойное принуждение можно понять в рамках системы, в которой не только «любая модель вызывает Реакцию», но где «сама эта реакция упрочивает общую схему».

«Представим себе, что отец-алкоголик начинает вдруг запутывать своих детей, требуя от них, чтобы они относились к нему как к любящему и нежному отцу, а не как к злому и жестокому пьянице, каковым он на самом деле и является. Теперь дети не должны обнаруживать страх, когда отец возвращается домой пьяным и угрожает им, так что им ничего не остается делать, как скрывать свое истинное отношение к нему и соглашаться на притворство. Но предположим, что после того, как они в этом преуспели, отец вдруг обвиняет их в том, что они, скрывая свой страх, обманывают его, т.е. обвиняет именно в том поведении, которое сам навязал им своим террором. Если дети теперь обнаружат страх, они будут наказаны, так как своим поведением напомнят отцу, что он опасный алкоголик; если же они скроют страх, их накажут за «неискренность»; а если они попытаются протестовать и установить метакоммуникацию (например, говоря отцу: «Посмотри, что ты с нами делаешь!..»), они рискуют подвергнуться наказанию за «дерзость». Положение действительно невыносимое. Если вдруг кто-ни­будь из детей решит выйти из него, притворившись, что видел дома «громадную черную гориллу, извергающую огонь», отец вполне может заподозрить ребенка в галлюцинациях. Любопытно, однако, что в дан­ном контексте такое поведение, пожалуй, единственно возможное. В со­общении ребенка не содержится ни прямого указания на отца, ни отрицания причастности отца к ситуации; другими словами, ребенок указывает теперь причину своего страха, но делает это, как бы подразу­мевая, что причина страха совсем иная. Поскольку никаких черных горилл поблизости нет, ребенок по сути дела говорит: «Ты кажешься мне опасным зверем, от которого пахнет алкоголем»; но в то же самое время он отрицает это утверждение, прибегая к невинной метафоре. Один парадокс противоречит другому, и отец оказывается загнанным в угол. Он не может больше принуждать ребенка скрывать страх, поскольку тот боится не его, а какого-то воображаемого существа. Не может он и изобличить ребенка в фантазировании, ибо тогда он должен будет признать, что он похож на опасного зверя, а вернее, что он сам и есть этот зверь».

Приведем, наконец, последний пример, показывающий, как попа­дают в ловушку после расшифровки сообщений, сделанных партнерами, что «уменьшает число возможных последующих ударов».

«Мать звонит психиатру по поводу своей дочери, страдающей шизофренией; она жалуется, что у девушки начался рецидив заболева­ния. Девять шансов из десяти за то, что эти слова матери просто означают: дочь выказала матери свою независимость и кое-что ей «ответила». Например, дочь недавно переехала на новую квартиру, чтобы жить отдельно, что не совсем согласовывалось с планами матери. Врач попросил мать привести пример «аномального» поведения дочери. Мать ответила: «Ну вот, сегодня я хотела, чтобы она пришла ко мне обедать, и у нас было крупное объяснение, так как она сказала, что не хочет». Когда врач спросил, чем кончилось это объяснение, мать с некоторым раздражением ответила: «Ну, конечно же, я убедила ее прийти, потому что знаю, что на самом деле она хотела прийти, и у нее никогда не хватает духу отказать мне». Отказ дочери означает для

матери, что на самом деле та хочет прийти, так как мать лучше ее знает, что происходит у той в «больном сознании»; согласие же дочери означает для матери лишь то, что у той никогда не хватает духу отказать. Таким образом, мать и дочь оказались жертвами парадок­сального наклеивания ярлыков на сообщения».

Столкнувшись с невыносимой абсурдностью ситуации, человек, не способный к метакоммуникации, может обнаружить одну из следующих реакций:

1. У него может сложиться впечатление, что какие-то существенные элементы ситуации от него ускользают, не позволяя ему уловить ее скрытый смысл, который другие, похоже, находят логичным и связным. В результате его охватывает потребность выявить эти элементы, и он кончает тем, что начинает принимать за них самые безобидные факты, не имеющие к ситуации существенного отношения.

2. Человек может реагировать на озадачивающую его логику си­туации, подчинившись всем ее требованиям и принимая их буквально, не делая различий между главным и второстепенным, правдоподобным и нереальным...

3. Наконец, он может полностью выйти из игры, отрезав все пути коммуникации и демонстрируя скрытность и неприступность.

В следующей главе будет показано, что каждая из этих трех схем поведения вызывает одну из трех форм шизофрении: параноидную, гебефренную или кататоническую. Действительно, как отмечают Бейт-сон и его сотрудники (Bateson et al., 1956), когда человек «не в состоянии без основательной посторонней помощи расшифровывать и комменти­ровать сообщения других людей», он «похож на саморегулирующуюся систему, лищившуюся своего регуляторного устройства; он обречен двигаться по спирали, совершая постоянные и всегда систематические искажения»; Уотслэвик добавляет к этому, что коммуникация шизо­френика, уже сама по себе имеющая парадоксальный характер, на­кладывает печать парадоксальности и на его партнеров, так что созда­ется порочный круг.

Источник: Watzlawich P., Melnick-Beavin J., Jackson D. (1967), Une logique de la communication, Paris, Seuil, 1972, p. 211, 218-220.

Ouvrage collectif, La nouvelle communication, Paris, Seuil, 1981, p. 249.

Документ 11.12. Любовь и истолкование улыбки

Жан тайно влюблен в Изабеллу, но не уверен, вызывает ли он у той ответное чувство. Ему хотелось бы знать, чем обусловлены ее улыбки при встречах-составляют ли они особенность ее манеры общения (внутренняя причина) или же они адресованы специально ему (внешняя причина) и, таким образом, имеют для него особое значение.

Жану известно, что большинство людей, испытывая чувство к дру­гому человеку, выражают ею главным образом улыбками (обычное поведение). Он замечает, что Изабелла всегда улыбается ему при встрече (постоянное поведение) и, с другой стороны, что она улыбается далеко

не всем (отличающееся поведение). Таким образом, в соответствии со шкалой Келли Жан, по-видимому, мог бы объяснить поведение Изабел­лы ситуацией (в данном случае-своим присутствием), а не просто складом личности девушки.

Прежде чем сделать окончательный вывод о том, что поведение Изабеллы свидетельствует о ее любви, он должен убедиться в двух вещах. Во-первых, в том, что поведение Изабеллы постоянно - что она улыбается не только тогда, когда хочет получить от него записи лекций (менее обычное поведение, обусловленное специфической внешней при­чиной) (см. примечание к схеме 11.1). Во-вторых, необходимо правильно расшифровать значение постоянного поведения Изабеллы. Как отмечает Эбби (Abbey, 1982), мужчины часто ошибаются в интерпретации, при­нимая улыбку или интерес со стороны женщины за попытку обольщения или поиск интимного контакта. Поэтому не исключено, что Изабелла хочет всего-навсего наладить с Жаном прочные дружеские отношения.

Наверное, Жану проще всего было бы выяснить ситуацию, прямо спросив об эгом девушку, пока улыбка не перестала быть избира­тельной.

Резюме

1. На самых разных уровнях - от атома до Вселенной - элементы объединяются в системы, которые в свою очередь образуют структуры со все более сложной организацией. Человек представляет собой лишь одно из звеньев этого континуума, а его равновесие и выживание возможно лишь в группе - составной части человеческого общества.

2. Размеры и защита территории зависят у человека от культуры, возраста, социального положения и т. п. Межличностная дистанция определяется степенью интимности отношения между людьми.

3. Окружающая среда и такие факторы, как перенаселенность, шум и загрязнение, иногда оказывают на людей пагубное влияние.

4. В каждой из групп, к которым принадлежит гот или иной человек. он занимает определенное социальное положение, с которым связана роль, позволяющая другим членам группы ожидать от него опреде­ленного поведения.

5. Существуют разные формы власти. Лидерство, по-видимому, зависит в основном от способности человека выдвинуться в тот момент. когда в группе ощущается в том потребность.

6. Конформизм развивается главным образом под влиянием со­циального давления; хотя в современном обществе альтруистическое поведение все еще продолжает играть важную роль, конформизм может стать причиной настоящей апатии у свидетелей драматических событий.

7. Влечение одного человека к другому определяется множеством факторов. В первую очередь это такие внешние факторы, как физическая близость, компетентность и взаимное вознаграждение.

8. Важную роль в коммуникации у людей играет невербальный язык. включающий выражение лица, телодвижения, прикосновения и голос.

В любой момент сам характер общения между людьми составляет некую метакоммуникацию, указывающую на то, как следует понимать передаваемую во время общения информацию. Метакоммуникация лежит в основе «двойного принуждения».

9. Наше восприятие других людей чаще всего основано на том впечатлении, которое они на нас произвели, а также на объяснении причин их поведения их внутренними склонностями или той ситуацией, в которой они оказались.

10. Стереотипы состоят из зачастую слишком привычных упро­щенных представлений о других группах людей, о которых мы распо­лагаем скудной информацией.

11. Установки имеют три измерения: когнитивное, аффективное и поведенческое. Они формируются с детства и «кристаллизуются» в возрасте от 20 до 30 лет.

12. Центральные установки изменяются всегда с большим трудом, чем периферические. Изменение установок зависит от множества фак­торов, связанных с качествами коммуникатора, характером информации и особенностями реципиента.

13. Когда наши убеждения приходят в противоречие с фактами,'мы оказываемся в ситуации когнитивного диссонанса, 'выйти из которой можно, либо изменив установки, либо отвергнув факты или преумень­шив их значение, либо, наконец, найдя веские основания для сохранения прежних установок.

14. О предубеждении говорят в тех случаях, когда мы выносим свое суждение о других людях, даже не познакомившись с ними. Пред­убеждение позволяет человеку успокоиться насчет ценности собственной персоны, а также направить свою агрессивность на «группу-мишень» во время кризиса.

Материал для самопроверки

Заполнить пробелы

1. Животное маркирует..   вокруг гнезда или норы внутри своего жизнен­ного ..... .

2. Дистанция, позволяющая людям находиться друг от друга на расстоянии вытянутой руки, называется ..... ; дистанция, которая устанавливается между людьми на собраниях и в аудиториях, называется ......

3. К внешним факторам, способным вызвать серьезные нарушения психического равновесия человека, относятся ........... и ..... ......

4. Социальное положение человека связано с его ...... на которую рассчиты­вают другие члены группы и которая позволяет им ..... определенного поведения.

5. Власть ..... обеспечивается доскональным знанием той или иной области человеческой деятельности, что, например, характерно для ..... и вообще ..... .

6. Конформизм особенно сильно развивается в тех случаях, когда велико .....

конформности, а человек испытывает большую потребность в ..... .

7 Хотя человеческая история и изобилует примерами ...... недавние наблюдения выявили многочисленные случаи     со стороны свидетелей ситуаций

8 Влечение, которое мы испытываем к другим людям, чаще всего связано с такими     особенностями как          ,     с нами.      ,     , а также

9 Как полагасг Мерабян, смыст слов передает     % содержания сообщения, а выражение лица      %

10 Невербальный язык включает     ,     ,     ,     ,     ,

11 Метакоммуникация представляет собой «коммуникацию над     », т е над тем что буквально означает смысл

12           представляет собой ситуацию, в кс '"орой никакой     невозможен

13 Наше восприятие других людей основано на впечатлениях, на которые часто влияет эффект     , когда доминирует какая-то одна черта личности, или эффект     , выражающийся в том, что наши первые впечатления наибо­лее

14 Каузальная атрибуция состоит в том, что поведение других людей объясняют либо свойственными им     , либо     , в которых эти тюди оказались

15 Из-за стереотипов мы часто имеем о других людях     , сравнитель­но     представление

16 Установка имеет три измерения           и

17 Многие из наших установок формируются в результате контакта с     , свою     форму они, однако, приобретают в возрасте от     до

18 Установка легче изменяется в том случае, есчи коммуникатор внушает     , если он говорит не слишком     , если он     ,     и похож на нас самих

19 Содержание передаваемого сообщения не должно слишком сильно     от мнения реципиента и должно показать ему, какие его могут ожидать     , если он не     свою установку

20 Наша    к сообщению тем больше, чем больше оно нас    , с учетом сложившейся для нас    , наших    и нашей

21 Механизм избирав жного     позволяет человеку сохранять     и своих установок, но и ю же самое время редко делает его более

22 Согласно Фестингеру стремление сохранить     своих установок заставляет нас делать все возможное, лишь бы     возникающий     , и искать до­воды, чтобы     себя, что сделанный нами выбор-наилучший

23 Чтобы поддерживать высокий уровень    с другими людьми, мы скчон ны    или даже    расхождение между нашими и их установками

24 О предубеждении говорят в том случае, когда мы     о человеке или о ipynne людей, даже не     с ними и не зная причин их

25 Предубеждение, в частности, позволяет направлять     на «группу-ми шень», которой, таким образом, отводится роль

Верно или неверно?

1 Величина межличностной дистанции зависит от культурных традиций

2 Во всех перенаселенных странах жители крупных городов испытывают серьезные проблемы связанные с чувством одиночества, уходом в себя и апатией

3 В большинстве случаев человек выбирает свою социальную роль добровольно

4 Достижение человеком власти чаще всего зависит от обстоятельств или даже от случая, а не от его внутренних качеств

5 Влияние, которое может оказать какое-то меньшинство на остальных людей, очень мало зависит от стиля поведения этого меньшинства

6 Взаимное в течение двух людей определяется главным образом внутренними качествами каждого из них

7 Коммуникация основывается на всем поведении человека в целом

8 В отличие от стран с латинской культурой в странах с англо-саксонской культурой прикосновение играет большую роль в коммуникации

9 Метакоммуникация это такая форма коммуникации, которая уже сама по себе является сообщением, указывающим на то, как следует понимать передаваемую информацию

10 Эффект ореола состоит в том, что, усмотрев в человеке какое-то главное (по нашему мнению) качество, мы склонны видеть у него и другие свойства, гармонирующие с этим качеством

11 Мы склонны чаще объяснять поведение другого человека внешними причи­нами, нежели внутренними

12 Стереотип это сравнительно объективное представление о группе людей, с которой у нас были ограниченные контакты

13 Установки «выкристаллизовываются» в период от 12 до 20 тет и впостед-ствии изменить их очень трудно

14 Если коммуникатор внушает доверие, для изменения установок совсем не требуется, чтобы терминология, которой он пользуется, бьпа доступна реципиенту

15 В сообщении, преследующем цель изменить установку, часто можно с успе­хом использовать информацию, апеллирующую к страху

16 Сообщение может изменить установку реципиента благодаря механизму избирательного восприятия

17 В случае когнитивного диссонанса мы всячески стараемся обосновать сделан­ный нами выбор

18 Попытки достичь когнитивного равновесия часто приводят к изменению наших аффективных отношений с другими людьми

19 Предубеждение всегда означает, что суждение о другом человеке или группе людей выносится a priori

20 Авторитарная личность менее подвержена предрассудкам, чем прочие люди

Выбрать правильный ответ

1 Свою территорию животные

а) разделяют с другими сородичами,

б) ожесточенно защищают от всякого вторжения,

в) защищают от сородичей,

г) ограничивают только тем местом, где расположено гнездо или нора

2 Чрезмерная птотность населения чаще всего усиливает у людей

а) чувство одиночества,

б) чувство «анонимности»,

в) уход в себя

г) Все ответы верны

3 Чрезмерный уровень шума может вызвать у людей

а) уменьшение агрессивности,

б) усиление взаимопомощи,

в) ухудшение успеваемости в школе

г) Все ответы верны

4 Социальные роли связаны

а) с социальным положением,

б) с поведением, которого ждут от человека другие члены группы,

в) с фактическим поведением человека.

г) Все ответы верны. . Власть человека, представляющего существующий порядок, называется

а) законной;

б) властью вознаграждения;

в) принудительной;

г) властью эксперта. . Конформизму особенно сильно подвержены

а) очень дисциплинированные люди;

б) сравнительно умные люди;

в) люди, неустойчивые к стрессу,

г) Ни один из ответов не верен.

Апатию свидетелей в критических ситуациях можно объяснить

а) «распылением» ответственности;

б) уменьшением остроты ситуации;

в) боязнью принять решение в присутствии других.

г) Все ответы верны.

Вероятность увлечься другим человеком возражает, если он

а) часто находится поблизости;

б) обладает качествами, противоположными нашим собственным;

в) компетентен в тех областях, в которых мы сами плохо разбираемся.

г) Все ответы верны.

Интерес к другому человеку можно невербально выразить

а) помещенными на бедра руками:

б) пронзительным голосом;

в) пристальным взглядом, устремленным на собеседника.

г) Ни один из ответов не верен. Двойное принуждение

а) мешает людям общаться на уровне метакоммуникации;

б) связано с невозможностью выбора;

в) позволяет избежать шизофренического поведения.

г) Ни один из ответов не верен.

Склонность объяснять все поведение человека на основе тех качеств, которые,

на наш взгляд, являются у него главными, называется эффектом

а) первичности;

б) ореола;

в) плацебо;

г) Пигмалиона.

Согласно Келли, мы объясняем поведение человека внутренними причинами,

если это поведение является

а) постоянным, мало отличающимся и необычным

б) постоянным, отличающимся и обычным:

в) непостоянным, мало отличающимся и необычным.

г) Ни один из ответов не верен. Стереотипы

а) представляют собой результат нашего лично! о опыта;

б) укрепляются при тесном общении с другой группой людей;

в) всегда являются предубеждениями.

г) Ни один из ответов не верен. Установки

а) определяются только нашими мнениями и убеждениями;

б) являются результатом тех влияний, которым мы подвергаемся с детства:

Человек и другие люди                         121

в) с большим трудом изменяются после 20-го года жизни.

г) Все ответы верны. 15 Коммуникатору легче воздействовать на наши установки, если он

а) внушает доверие;

б) любезен;

в) похож на нас самих.

г) Все ответы верны.

16. Для того чтобы сообщение звучало убедительно, оно должно

а) не слишком сильно отличаться от мнения реципиента;

б) часто видоизменяться;

в) взывать главным образом к страху.

г) Ни один из ответов не верен.

17. Реципиент сообщения склонен

а) легко менять свои установки;

б) объективно расшифровывать сообщение;

в) проявлять избирательность восприятия.

г) Все ответы верны.

18. Если мы стараемся убедить себя. что сделанный нами выбор-наилучший, мы тем самым пытаемся

а) усилить когнитивный диссонанс;

б) создать когнитивное равновесие между своими чувствами и поведением;

в) увеличить когнитивное расхождение.

г) Ни один ответ не верен.

19. Согласно теории когнитивного равновесия, мы склонны

а) убеждать себя, что другие согласны с нашим мнением;

б) преуменьшать расхождение между собственным мнением и мнением других;

в) избегать установок, нарушающих наши взаимоотношения с другими людьми.

г) Все ответы верны.

20. Предубеждения

а) чаще всего создаются у авторитарной личности;

б) основаны на потребности человека удостовериться в ценности собственной персоны;

в) позволяют направить агрессивность людей на «группу-мишень».

г) Все ответы верны.

Ответы

Заполнить пробелы

1 -территорию, пространства: 2-личной, публичной; 3 - перенаселенность, шум, загрязнение среды; 4-ролью, ожидать; 5 эксперта, ученого, профессионала:

6-давление, одобрении; 7-альтруизма, апатии, критических; 8 - внешними, фи­зическая привлекательность, сходство, комплементарность, компетентность, взаимное вознаграждение; 9-7, 55; 10-выражение лица, взгляд, телодвижения, прикосновения, голос; 11 коммуникацией, сообщения; 12-«Двойное принужде­ние», выбор; 13 ореола, первичности, стойки; 14 поведение, склонностями, ситуация; 15-расхожее, упрощенное: 16-когнитивное, аффективное, поведенчес­кое; 17 родителями, окончательную. 20, 30 лет; 18 доверие, быстро, привлека­телен, любезен: 19 отличаться, последствия, изменит: 20-восприимчивость, касается, ситуации, нужд. цели; 21 восприятия, стабильность, согласованность. объективным; 22-непротиворечивость, ослабить, диссонанс, убедить; 23 -согла­сия, преуменьшить, отрицать; 24—судим, познакомившись, поведения; 25-агрес­сивность. «козла отпущения».

Верно или неверно?

I В, 2 Н, 3 Н, 4 В, 5 Н, 6 Н, 7 В, 8 Н, 9 В, 10 В, 11 В, 12 Н, 13 Н, 14 Н, 15 В 16 Н 17 В, 18-Н, 19 В, 20 Н

Выбрать правильный ответ

1 в, 2 г, 3 в, 4 г, 5 а, 6 в, 7 г, 8 а, 9 в, 10 б, 11 б, 12 г, 13 г, 14 б, 15 г, 16 а 17 в 18 г 19-6, 20-г

Литература

Aronson E binder D E (1965) "Gain and loss of esteem as determinants of interper­sonal attractiveness", Journal of Experimental Social Psychology, n 1,p 156 171 Afch S E 1951 "Effects of group pressure on the modification and distortion of

Judgments", in H Geutskow (Ed), Groups, leadership and men, Pittsburgh (Pa),

Carnegie Bateson G (1972) Vers une ecologie de 1'espnt, tomes 1 et IT, Pans, Ed du Seuil 1977 et

1980 Beilharz R G Mylrea P J (1963) "Social position and movement orders of dairy

heifers". Animal behavior, n 11, p -''^ Bickman L   Teger A   Gabriele T  Mclaiiulilin С   Berqer M   Sunday E (1973)

"Dormitory density and helping behavior". Environment and behavior, n° 5

p 465 490 Carbone T (1975) "Stylistic variables as related to source of credibility A content

analysis approach", Speech Monographs, n° 42, p 99 106 Cohen S Glass D D Singer J E (1973) "Apartment noise, auditory discrimination,

and reading ability in children", Journal of Experimental Social Psychology, n 9

p 407 422 Constanzo P R (1970) "Conformity and development as function of self-blame ,

Journal of Personality and Social Psychology, n 14, 366 374 Crutihfield R S (1955) "Conformity and Character" American Psychologist, n 10

p 191 198 Donnerste in E Wilvon D W (1976) ' Effects of noise and perceived control on ongoing

and subsequent aggressive behavior', Journal of Personality and Social Psychology,

n 34 (5), p 774 781 Durden-Smith J 1980 "How to win the mating game by a nose". Next, nov-dec,

p 85 89

Festmqer L 1957 A theoly of cognitive dissonance Stanford, Cat Stanford Uni­versity Press French J R P Jr Raien В 1959 "The basis of social power, in D Cartwnght (Ed )

Studies in social power, Ann Harbor Mich Institute of Social Research, p 150 167 Hall E T 1966 The hidden dimension, New York, Doubleday Heider F 1958 The psychology of interpersonal relations, New York, Wiley Hess EH (1965) 'The role of pupil size in communication'. Scientific American,

n°223 (5), p 110 119

Hoflmg С К Botzman E Dairy mple S Grace's N Pierce С М (1966) "An expe­rimental study in nurse-physician relationships", Journal of Nervous and Mental

Disease, n 143, p 171 180 Jones E E Kanduse D E  Kcl! H H Nisbett R E Vahens S Wemer W 1971

Attribution Perceiving the cause of behavior. New York, General Learning Press

Kelley Н Н 1967 "Attribution theory in social psychology", in D Levine (Ed)

Nebraska symposium on motivation, Lincoln, Neb University of Nebraska Press Kleinke С L (1977) 'Compliance to requests made by gazing and touching expe­rimenters in field settings', Journal of Experimental Social Psychology n° 13

p 218 223 Latane В Dailn J M 1970 The unresponsive bystander Why doesn't he help9, New

York Appleton-Century-Crofts Le Magnen J   1952 "Phenomenes olfacto-sexuels chez 1'homme", Archives de

Psychologie

Ley en's J P 1979 Psychologie sociale, Bruxelles, P Mardaga ed Mehrahian A 1972 Nonverbal communication Chicago Aldine Atherton Miller N Maruvama G Beaber R J Valone К (1976) "Speed of speech and persua­sion", Journal of Personality and Social Psychology, n 34, P 615 624 Montmolhn G de, 1977 L'mfluence sociale Phenomenes, facteurs et theories, Pans

PUF

Most. oiici S 1979 Psychologie des minonles actives, Pans, PUF Page R A (1977) 'Noise and helping behavior", Environment and Behavior, n° 9,

p 311 334 Sch/elderup-Ehhe Г (1913) "Social behavior in Birds" Handbook of Social Psychology,

С Murchmson (Ed), Worcester, Mass, dark University Press, 1935, p 947 972 Watzlannk P Веаып J H Jackson D D (1967) Une logique de la communication,

Pans, Ed du Seuil, 1972 Wilder D (1977) Perception of groups, size of opposition and social influence", Journal

of Experimental Social Psychology, n° 13, p 253 268 Zilman D Baron R A Tambonm R (1981) "Social costs of smoking Effects of tobacco

smoke in hostile behavior". Journal of Applied Social Psychology, n 11 (6)

p 548 561

Просмотров: 9633
Категория: Библиотека » Психология


Другие новости по теме:

  • ЧЕЛОВЕК. Л.Б.Шульц  (КГСХА). В  ПОИСКАХ  НОВЫХ  АВТОРИТЕТОВ, ИЛИ  ХРОМАЯ  МЕТОДОЛОГИЯ - Отражения. Труды по гуманологическим проблемам - А. Авербух - Синергетика
  • К  ВОПРОСУ  О  СТАНОВЛЕНИИ  ПОНЯТИЯ "КУЛЬТУРА" У  Э. ФРОММА. А.А. Максименко (КГТУ) - Отражения. Труды по гуманологическим проблемам - А. Авербух - Синергетика
  • Глава XI. Русла и джокеры. Новый подход к прогнозу поведения сложных систем и катастрофических явлений - Управление риском. Риск. Устойчивое развитие. Синергетика - Неизвестен - Синергетика
  • Н. Д. Кондратьев. ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ      СТАТИКИ И ДИНАМИКИ. (Предварительный эскиз) - СОЦИО-ЛОГОС - Неизвестен - Философия как наука
  • §6. Состояние и опыт организации и автоматизации управления в условиях ЧС - Управление риском. Риск. Устойчивое развитие. Синергетика - Неизвестен - Синергетика
  • §5. Когда сложная динамика может быть предсказуема? Русла и джокеры - Управление риском. Риск. Устойчивое развитие. Синергетика - Неизвестен - Синергетика
  • §3. Россия в области управления риском и обеспечения безопасности. Не позади, а впереди мирового сообщества - Управление риском. Риск. Устойчивое развитие. Синергетика - Неизвестен - Синергетика
  • §6. Быстрые и медленные бедствия и чрезвычайные ситуации. Необходимость изменения подхода к ним: хирургия и терапия - Управление риском. Риск. Устойчивое развитие. Синергетика - Неизвестен - Синергетика
  • 4.2. Особенности уравнения Хатчинсона с двумя запаздываниями и с малой миграцией - Управление риском. Риск. Устойчивое развитие. Синергетика - Неизвестен - Синергетика
  • 1.4. "Человек дела" и "человек настроения" как относительные характеристики - Управление риском. Риск. Устойчивое развитие. Синергетика - Неизвестен - Синергетика
  • 3.1. Технология планирования работ по предупреждению и ликвидации ЧС - Управление риском. Риск. Устойчивое развитие. Синергетика - Неизвестен - Синергетика
  •  БЫТИЕ. ТЕЗИСЫ  К ТЕМЕ "КРУГЛОГО СТОЛА": УЧЕНИЕ СВЯЩЕННЫХ ПИСАНИЙ И ПРОБЛЕМЫ  СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА. Р.И.Албаков - Отражения. Труды по гуманологическим проблемам - А. Авербух - Синергетика
  • 1.     ИНТЕРЕС К ПОВСЕДНЕВНОМУ - СОЦИО-ЛОГОС - Неизвестен - Философия как наука
  • 3.     ПОВСЕДНЕВНОЕ ПОД ПРЕССОМ УНИВЕРСАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ - СОЦИО-ЛОГОС - Неизвестен - Философия как наука
  • Глава XI. Системы управления в чрезвычайных ситуациях - Управление риском. Риск. Устойчивое развитие. Синергетика - Неизвестен - Синергетика
  • 2.     ОБРАТНАЯ СТОРОНА HE-ПОВСЕДНЕВНОГО - СОЦИО-ЛОГОС - Неизвестен - Философия как наука
  • 6.     ПОВСЕДНЕВНОСТЬ КАК ВОПЛОЩЕННАЯ И ПРОСАЧИВАЮЩАЯСЯ РАЦИОНАЛЬНОСТЬ - СОЦИО-ЛОГОС - Неизвестен - Философия как наука
  • 4.     ПОВСЕДНЕВНОЕ ПОД ПРЕССОМ ЭКСПЕРТНЫХ ОЦЕНОК - СОЦИО-ЛОГОС - Неизвестен - Философия как наука
  • 5.     РЕАБИЛИТАЦИЯ ПОВСЕДНЕВНОГО - СОЦИО-ЛОГОС - Неизвестен - Философия как наука
  • §1. Особенности создания и функционирования систем управления в условиях ЧС - Управление риском. Риск. Устойчивое развитие. Синергетика - Неизвестен - Синергетика
  • В.А.Зайцев (КГТУ). К ДИАЛОГУ  КУЛЬТУР  (РОССИЯ  —  УКРАИНА) - Отражения. Труды по гуманологическим проблемам - А. Авербух - Синергетика
  • §2. Структура и функции системы управления - Управление риском. Риск. Устойчивое развитие. Синергетика - Неизвестен - Синергетика
  • 2. Типы редукций и заблуждений      - Проблема Абсолюта и духовной индивидуальности в философском диалоге Лосского, Вышеславцева и Франка - С. В. Дворянов - Философы и их философия
  • Глава IX. Циклические риски и системы с запаздыванием - Управление риском. Риск. Устойчивое развитие. Синергетика - Неизвестен - Синергетика
  • 3.4. Комплекс мер по совершенствованию системы предупреждения и ликвидации ЧС - Управление риском. Риск. Устойчивое развитие. Синергетика - Неизвестен - Синергетика
  • КОММЕНТАРИЙ К "ТАЙНЕ ЗОЛОТОГО ЦВЕТКА" - О психологии восточных религий и философий - Карл-Густав Юнг
  • §3. Планирование работ по предупреждению и ликвидации ЧС - Управление риском. Риск. Устойчивое развитие. Синергетика - Неизвестен - Синергетика
  • §7. О создании государственной спасательной службы МЧС России - Управление риском. Риск. Устойчивое развитие. Синергетика - Неизвестен - Синергетика
  • §6. Катастрофические процессы в задачах со стоками энергии - Управление риском. Риск. Устойчивое развитие. Синергетика - Неизвестен - Синергетика
  • §1. Статистика катастроф и бедствий. Распределения с тяжелыми хвостами - Управление риском. Риск. Устойчивое развитие. Синергетика - Неизвестен - Синергетика



  • ---
    Разместите, пожалуйста, ссылку на эту страницу на своём веб-сайте:

    Код для вставки на сайт или в блог:       
    Код для вставки в форум (BBCode):       
    Прямая ссылка на эту публикацию:       





    Данный материал НЕ НАРУШАЕТ авторские права никаких физических или юридических лиц.
    Если это не так - свяжитесь с администрацией сайта.
    Материал будет немедленно удален.
    Электронная версия этой публикации предоставляется только в ознакомительных целях.
    Для дальнейшего её использования Вам необходимо будет
    приобрести бумажный (электронный, аудио) вариант у правообладателей.

    На сайте «Глубинная психология: учения и методики» представлены статьи, направления, методики по психологии, психоанализу, психотерапии, психодиагностике, судьбоанализу, психологическому консультированию; игры и упражнения для тренингов; биографии великих людей; притчи и сказки; пословицы и поговорки; а также словари и энциклопедии по психологии, медицине, философии, социологии, религии, педагогике. Все книги (аудиокниги), находящиеся на нашем сайте, Вы можете скачать бесплатно без всяких платных смс и даже без регистрации. Все словарные статьи и труды великих авторов можно читать онлайн.







    Locations of visitors to this page



          <НА ГЛАВНУЮ>      Обратная связь